Ролевая по аниме Slayers! - Slayers: The Magic War

Объявление

Новости ролевой (04.11.20)

Лей Магнус случайно пересекается с Зеллосом на улицах Сейруна. Оба понятия не имеют о целях друг друга, но уже начинают пытаться работать сообща...

Лоэ Ла Серда с товарищами сумел поймать нарушительницу Кайланрей Сейкбриг и доставить её в сейрунскую тюрьму... Надолго ли?

Лина, Зелгадисс и маги Сейруна продолжают биться с монстрами на территории, прилегающей к владениям Гаава. В ходе битвы пострадала Амелия...

Луна Инверс, как и всегда, работает в таверне Зефааля. Из-за определенного рода семейных проблем хочет покинуть родной город...

Новости форума (04.11.20)

Починены стили в разделе сообщений - теперь область текста сообщения не будет столь узкой, что читать почти невозможно, а также фон всплывающих меню вроде смайликов теперь не будет в том разделе прозрачным.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Остров-тюрьма

Сообщений 1 страница 30 из 38

1

Сюжет:
Вскоре после падения заслона мазоку сейрунскими мореплавателями был найден корабль. Судно обветшало, а дно его покрылось моллюсками и водорослями, паруса сгнили, но руль и приборы навигации остались в порядке. Единственным, кто мог рассказать о путешествии корабля, был тронутый тленом судовой журнал капитана, в котором находился конверт с сургучной печаткой. На собрании во дворце был поведан рассказ о неутешительных событиях. Союзное островное государство Хорус вело проигрышную войну со зверолюдьми. Прошение о помощи было адресовано ещё молодому королю Ельдорану. Однако архивные знания о далёких землях Хоруса были частично утеряны. Руководствуясь безмерным человеколюбием, кронпринц Филионел отправил специальную команду для разведки.  Чтобы собрать информацию и связаться с осаждённой стороной, решено было отправить отряд во главе с самой известной чародейкой Линой Инверс. В силу невозможности отозвать пограничные военные силы, отряд решено было доукомплектовать наёмниками, каждый из которых обязан быть одобренным лидером похода.  Каждому из отправившихся на спецоперацию было обещано тройное жалование по возвращению. Задаток выдан, кости брошены и ставки сделаны. Рабочие уже грузят припасы на судно. Чеканным шагом стучат по трапу сапоги сейрунских ополченцев. Нестройной кучей толпятся на пристани зеваки и желающие принять участие наёмные войска. Комендант и капитан с интересом изучают список имён команды, подписанный рукой чародейки…
Участники:
Дюран, Лина Инверс.
Присоединение других игроков:
Вполне возможно по согласованию с текущими участниками.

+2

2

Наступил ещё один день, когда мне было даровано проснуться. Иногда заставляет задуматься: ради чего я существую? Мой легион, возможно, уничтожен без остатка. Мой дом, как это не печально осознавать, мог пасть перед Тёмной Звездой. Есть вариант осесть в особняке поэта, но действие зачастую лучше бездействия, поэтому нужно спланировать дальнейшие действия. Для раздумий я выбрал место в храме Цефеида. Величие архитектурного сооружения обладало поистине успокаивающим эффектом, а полученное благословление в начинании (хоть я и другой веры) придало сил. До прихода в этот мир я участвовал в войне против существ, чей долг уничтожить вселенную. Здесь тоже есть подобные существа, но без помощи магов я не смогу им противопоставить ничего. И всё же, это удивительный и красочный мир. Никогда не видел, чтобы в тавернах накладывали тройную порцию. Для меня стало редкостью видеть счастливые и сытые лица горожан. Казалось бы, они не нуждаются ни в чём, но в этом прекрасном и светлом мире есть чёрная язва, порок, порождённый слабостью правителей и войнами – бандиты. Ничтожные и жалкие существа, не желающие принять законы общества маргиналы с отклонениями в психике прямо сейчас где-нибудь грабят и убивают простых прохожих, сдирая с них последнюю одежду… Нет, князь Железного Леса не стал бы допускать, чтобы его подчинённый сидел сложа руки, пока бесчинствует зло. Решено: я не могу решить истоки проблемы, но в моих силах устранить её последствия. 
План прост: добыть славу и деньги, собрать отряд и патрулировать опасные дороги. Сложности начинаются уже с первым пунктом. Какой бандит в здравом уме и лянной рубахе будет нападать на закованного в доспехи пехотинца? Допустим, мир не без дураков и грабители сбиваются в стаи, подобно позорным гиенам, но вот много ли можно награбить у простых селян? Если у оборванцев и есть деньги, отобранные у честных фермеров, то их вряд ли хватит на что-то большее, чем закупку припасов на голодную зиму. Собрать отряд довольно сложно, не имея славы и, самое главное, денег. В таких раздумьях я рассекал рыночный поток, подобно айсбергу. Остановившись у начищенной до блеска витрины, передо мной стоял облачённый в броню стальной голем. Рост его заметно отличался от прочих горожан, ибо даже рослый стражник был ему по плечи. И всё его тело от носков до головы покрывала словно оплавленная рифлёная броня бронзового цвета. Золотой блеск угас, покрылся пылью твёрдый панцирь. «За такое отношение к доспеху полагается суровая кара. Слава Творцу, офицеры не видят меня сейчас», - подумалось мне, и я направился к ближайшей кузне.
К счастью, по дороге мне встретился шустрый мальчик с коробкой тряпок и щетками, который за скромную (к моему стыду, я так и не узнал расценок в стране) плату начистил доспех до блеска. На остатки денег я прикупил себе копье, чем полностью опустошил свою калитку. Время было собираться в путь, но вначале следовало выяснить направление. Я долго стоял возле доски объявлений, сияя доспехом, словно факелом, пока компания мечников в кожаных куртках не упростила мне разгадывание иероглифов фразой: «О, ещё один наемник решил решил срубить хабарку в порту». Следуя логике слов, мои стопы направились в порт. Действительно, возле порта была довольно длинная очередь в палатку, что начиналась как раз в возле пристани. Очередь была довольно долгой и народ начинал частично расходиться, но я никуда не спешил и к вечеру-таки настал мой черед.
Шатёр охранялся стражниками как внутри, так и снаружи. Прямо перед входом за столом сидел человек. Увидев как я пригибаюсь, чтобы войти, он тут же достал новый лист, мокнул перо в чернильнице и начал задавать стандартные вопросы:
Имя, фамилия, вера, навыки…?
- Дюран Дездишадо… верю в Цефеида, обучен строю и ремеслу постройки фортификаций.
Писарь закончил писать, посмотрел на меня из-под лба удивлённым взглядом, затем открыл какую-то книгу и начал листать. Через некоторое время он сообщил:
- Сер, я не вижу вашей фамилии в списках знати. Надеюсь, у вас есть бумаги, которые могут подтвердить вашу личность..?
- Прошу простить, это не фамилия, это иностранное слово, обозначающее лишённого наследства.
- Понял. – Кротко сказал писарь, воздержавшись от коментариев. После нескольких уточняющих вопросов о моём здоровье и голосе он сообщил:  – Приходите завтра в порт к утру. Если командир похода одобрит вашу кандидатуру, вы получите весомое тройное жалование обычного пехотинца…
Что поделать, рыцарская знать ценится больше в командирских качествах, получает соответствующие должности и соответствующую плату. Но мне без разницы. Я был помощником командира взвода и знаю как распорядится силами, но сейчас мой голос в бою никто не услышит. Если в бой будет вести известный человек, то пройдя кампанию под его знаменем, я смогу завоевать больше авторитета, чем обычный бандитоубийца.
Проведя ночь в недвижимом молчании, я поднял веки. Зеницы глаза напротив меня расширились и их обладатель стрелою побежал рассказывать маме об оживших статуях. Ночь возле мемориала развеялась после возвестившего о начале дня трубача. Караулы начали сменяться, а горожане покидать свои дома. Настало время прибыть в порт.

+1

3

Лина широко зевнула и потянулась, закинув руки за голову, после чего сонным взглядом осмотрела снующих вокруг людей, которые, завидев ее, спешили сделать вид, что не заметили ее. Обычно волшебница этого не любила, однако сейчас у нее не было ни сил, ни желания, ни возможности мстить наглецам. Она очень рано встала, не выспалась, а строгий наказ кронпринца Филионела о необходимости вернуть всю флотилию в целости и сохранности удерживал Бандитоубийцу от ненужных разрушений. Наверное, она бы ни за что не согласилась на эту сомнительную поездку, если бы не обещанная оптимистичным голосом отца Амелии тройная оплата, способная затмить собой несколько мелких заданий, которых пришлось бы взять Лине, дабы в конечном итоге получить эту сумму. Причина была еще в том, что портить отношения с правителем Сейруна Инверс вовсе не хотелось - что ни говори, а такого покровителя еще поискать нужно. Так что отказать Филионелу Лина попросту не смогла и покорно потащилась в самую рань на пристань к отведенному ей кораблю, и заняла место подальше от трапа, дабы не мешать команде собираться в дорогу. Час назад ей сунули под нос список предполагаемой команды и потребовали его подписать. Бандитоубийца лениво скользнула взглядом по аккуратно выведенным именам, которые ей все равно ни о чем не говорили, и послушно черканула свою подпись, предоставив все остальное капитану команды - высокому магу с темными волосами, в которых уже поблескивали нити седины. Звали его Семелл. Судя по мантии, искусно сочетающейся с дорожной одеждой, и украшенной рунами и камнями, он был не самым последним членом совета кронпринца и наверняка отвечал за боевую мощь во время морских боев - держался мужчина уверенно и строго, не тратя лишних слов и не задаваясь вопросом, почему кронпринц выбрал в качестве негласного руководителя экспедиции несуразную волшебницу, о которой в некоторых землях и вовсе ходила дурная слава. Видимо, оспаривать решения правителя было не в его стиле.
Основная часть команды состояла из десяти пехотинцев, пяти магов (вместе с руководителем) и пятерых стрелков - всех, что мог предоставить кронпринц. Было ясно, что такими силами отправляться к Повелителю Тьмы на кулички опасно для жизни, поэтому недостающих пятерых членов команды было решено выбрать из столпившихся на пристани наемников. Это нелегкое задание и было поручено Лине Инверс, которая к тому времени уже сладко посапывала, облокотившись на фальшборт. Ее со всей имеющейся вежливостью растолкали и отправили вниз, так же вежливо посоветовав поторопиться. Бандитоубийца прикрыла рот ладонью, сдерживая очередной зевок, но послушно поплелась в указанном направлении, утешая себя напоминанием о той сумме, которую ей обещали заплатить.
Едва наемники увидели волшебницу, то непроизвольно отступили на полшага назад. Лина демонстративно пожала плечами и пошла вдоль нестройных рядов, молча указывая на приглянувшихся ей мужчин. Последнего она выбирала долго, но, после того, как ее окликнули с корабля, кивнула с ног до головы закованного в броню человеку с внушительным копьем, и поспешила назад, спотыкаясь на трапе через каждую ступеньку. На входе ее буквально поймал Семелл, тем самым не позволив девушке поближе познакомиться с дощатым полом корабля, поставил на твердую поверхность и повернулся к Лине.
- Если приготовления закончены, тогда нам лучше выдвигаться. Надеюсь, вы тщательно отбирали наемников.
Волшебница торопливо закивала, дабы убедить Семелла в том, что он прав, хотя на самом деле, Лина далеко не до конца была уверена в том, что сделала все правильно. В конце концов, ее ведь тоже можно рассматривать как наемника, а значит, глупо подозревать всех, кто выбрал себе эту профессию.
"В конце концов, понаблюдаю за ними в пути..."
Семелл отдал команду, и корабль медленно и неуклюже начал разворачиваться.

+1

4

В порту было темно, сыро и немноголюдно. Лишь рыбацкие посудины готовились к отплытию в такую раннюю пору. С твердым намерением изменить мир к лучшему, я прибыл в назначенное место и увидел корабль. Матросы без особого энтузиазма драили палубу. Через некоторое время появился патруль городской стражи. Узнав о моём намерении, они с пониманием похлопали меня по нагруднику (ибо не смогли дотянуться до плеча) и пошли по своим делам. «С чего бы это?»
Вскоре прибыл знакомый интендант в сопровождении писаря и пятерых стражей. Пока они обустраивались, начали кучками собираться вооружённые люди. Их было куда меньше, чем вчера. Надо думать, здесь собрали самых стойких: тех, кто смог не проспать назначенное время. Стойкие были люди или нет, но собравшись вместе разношерстная масса образовала стадо. Как водиться со стадом, перекличка затянулась. Не смотря ни на что, я не терял бодрого настроения духа и терпеливо ждал. Балаган прекратился после прибытия людей в мантиях, сопровождаемых пятеркой стражей. Честное слово, если бы не закрытый шлем, я бы долго искал свою челюсть в порту. Моему удивлению не было предела: на корабль восходили маги! От воспоминаний о призванном огненном шторме, под доспехом пробежались мурашки. С благоговейным трепетом я взирал на людей, талант которых не давал пасть мне и моим однополчанам. Придавшись воспоминаниям, я не заметил, как все, будто по команде, сделали пол шага назад. Не удивившись пролетевшему мимо ушей приказу (поддоспешник и шлем дают весомую звукоизоляцию), я последовал примеру остальных. Щит висит на лямке через плече, руки вытянуты по швам, ноги сомкнуты в пятках. Голова поворачивается для равнения и не обнаруживает чёткой линии строя. Но глаза находят объект, который явно контрастирует с вооруженными до зубов наемниками. Нежданная особа имела длинные волосы огненного цвета и принадлежала к коварной половине человеческого рода. Она прохаживалась по рядам с прищуренным взглядом опытного рекрутера и указывала пальцем на воинов. Выбранные ею люди покидали строй, получали какой-то свёрток и поднимались на борт.
И вот девушка подошла поближе. Опустив голову, я смог увидеть два уставших прищуренных глаза с алой радужкой, осматривающих меня и остальных с ног до головы. Я решил ответить ей тем же. Она имела загорелую кожу – сразу видно человека, прошедшего не один десяток маршей. Лоб опоясывала черная лента – обычно символ скорби. Крепкие руки гимнаста прикрыты дорожным плащом. Из ножен на поясе выглядывает рукоять одноручного меча, скорее всего, кортика или эстока.
«Кто же тогда рядом со мной?» По правую руку, словно скала, возвышался детина в медвежьей шкуре. Я думал, что являюсь самым высоким в здешних местах, но данный экземпляр был просто колоссом. Каменное лицо имело буравящий взгляд, из приоткрытого рта стекала слюна. «Может грибов наелся?», - мелькнула мысль. Канаты мышц, которым позавидовал бы наш центурион, опоясывали покрытое шрамами тело, а мощные руки сжимали молот, размером с голову рекрутера.
За левым плечом в расслабленной позе стоял житель востока в тюрбане и изящном кунтуше. Кинжал на наплечном ремне, две сабли на поясе, два стилета за спиной, торчащая рукоять из халявы сапога… "Не удивлюсь, если у него зубы заточены…"
После долгих раздумий, девушка кивнула в мою сторону и удалилась. Мне тут же вручили сверток с контрактом. Имеешь доспех – имеешь успех! Мастерство убийцы и силу берсерка мне не переплюнуть, но у меня был полный комплект брони, который выгодно отличал меня от всех голодранцев, не имевших даже нагрудников из льна. К тому же, я, мать его, тяжелый пехотинец! Повысив уважение к незнакомке за мудрое решение, я зашагал на борт. Вот только несколько моментов начал тревожить мой разум. Оставшиеся наемники начали веселиться, словно радовались тому, что их не взяли. Более того, из всей толпы на борту было только пятеро людей с контрактами в руках (включая меня). Такой отбор обычно проходят бойцы специального назначения. Я определённо начинаю подозревать неладное…
Корабль отчалил от пристани. Когда их благородия маги разошлись по своим делам, десятник сейрунских пехотинцев подошёл к нам и провел первичный инструктаж, из которого я узнал следующие вещи: во-первых, место, где мы размещаемся; во-вторых, расписание принятия пищи (для солдата пища очень важна); в-третьих, мы не должны ни в коем случае злить Лину Инверс.
- Кто такая Лина Инверс? – Подал я голос, когда ни у кого больше не осталось вопросов.
- Чудак человек! Дак это ж плоскогру… - Смуглый кареглазый паренёк с короткой стрижкой чёрных волос уже начал было отвечать, но его хлопком по плечу остановил подошедший мужчина в полудоспехе.
- Пацаны гибнут на зонах, а мы из-за ваших слов, от драгуслейва. Молодой человек, вы уверенны, что хотите-таки подставить всех нас под тотальное испепеление? Нет? Тогда позвольте я сам расскажу нашему стальному другу из далеких краев о легендарной чародейке Лине Инверс.
Паренек смолк. Десятник пожал плечами и удалился. Латник с кудрявыми волосами и мастерством беллетристики продолжил:
- Лина Инверс является специалистом по чёрной магии, а в особенности заклинания, уничтожающего драконов - «Драгуслейв». Заклинание настолько мощное, что обычно уничтожает не только дракона, но и замок, в котором тот прячется. За искусное умение применять боевую магию на людях вне закона, леди заработала себе славу бандитоубийцы. Она имеет обтекаемую форму тела, если вы-таки понимаете о чём я, - лукаво подмигнул рыцарь: -  за что и получила кучу обидных прозвищ от злых языков. Смею надеяться, мои объяснения были исчерпывающими?
- Да, благодарю.
- Обращайтесь, сударь.
Спустившись в трюм, мы оставили свои шлемы, щиты, копья и остальные пожитки подле выделенных спальных мест и, не сговариваясь, вышли на палубу. Не забыв помянуть незлым тихим словом строителей столь низких дверных проемов, я предложил засесть где-нибудь вдали от караула и познакомиться. Кстати о знакомых, следует о них рассказать.
Первым, кто ответил мне, был смуглый невысокий жилистый юноша в свободных крестьянских одеждах и сером плаще. Меня заинтересовал пояс, который явно был боевой: широкие лоскуты кожи уплотнялись на спине и имели множество узелков спереди, в одном из которых торчал топорик.
Вторым был кудрявый обладатель полированного нагрудника, украшенного позолоченным орнаментом и гербом. Его греческий профиль словно отливали из мрамора. При себе молодой человек носил длинный меч. Держался он на людях как аристократ.
Следующий незнакомец был лысый, имел массивную шею и довольно спокойное лицо. Массивное тело покрывала ярко-красная накидка, под которой чернела вороненная кольчуга. Сам же здоровяк не расставался со своей булавой, которую то и дело перекатывал по ладони.
Последним наемником был голубоглазый блондин в кожаной куртке. Он был подтянут и имел красивое лицо. Не смазливое, как у напидаренных завсегдатаев бара «Голубая лагуна», а именно красивое. Сложно объяснить. Не расставаясь с тубусом, из которого торчали плечи арбалета, он умудрялся держаться в тени даже на ровной палубе.
- Давайте что ли знакомиться? Нам ведь в одной лодке плыть. Моё имя Дюран. Полк тяжелой пехоты далекого Железного Леса.
- Аса, телохранитель из «Когтей грифона». Зефилия. – Слегка снисходительно ответил кучерявый: -  Верно, стоит знать кто будет прикрывать твою спину. Да, здоровяк? Кажется, я тебя видел раньше. Не твой ли красный акетон мелькал в ополчении Ельмекии?
- Мое имя Ирвин. И нет, я из кал-маартских драгунов. – Забасил мужчина.
- Кал-маартский драгун? Да ну, а не из хутора ли Флагио родом? И где твой конь? – Спросил смуглый юноша. – Меня, кстати, Индро кличут. Я из хутора под Безельдом. Местных бандитов по лесам гонял.
О, так мы земляки! Мой двор в хуторе Фелтис поблизости. А что до коня, то это грустная история. Без горячительного её не расскажешь.
- Земеля, так мы почти родня! Я из Поддубных! Будет и спиртное, и закуска. Но меня просто распирает узнать что за подозрительная личность там в углу.
- Это я подозрительная личность? Да вы на Дюрана посмотрите: не снимает шлем даже когда говорит! Это ж каким скрытным надо быть? А меня Вильгельм зовут. Из Ральтегских лесов родом.
- Тот самый Вильгельм, который «В цель»? Таки наслышан. Не знал, что вы тренируетесь для турниров по живым мишеням. И таки да, Дюран, не стесняйтесь, поднимите забрало и расскажите нам о вашем родном Железном Лесе. Неужели на службе плохо платили?
- Я не могу показать лицо. Добрым людям нельзя на такое смотреть, тем более, что команду собирают на завтрак... Что до того, почему покинул службу, скажу лишь, что никого из живых однополчан я не видел. История стоит упоминания только в храме Цефеида… Зато красоты родины я с радостью опишу! Пойдемте, товарищи, нам есть что обсудить за столом.
Напарники оказались адекватными людьми. Аса являлся хорошим мечником из знатного рода, продолжающим семейное ремесло. Индро и Ирвин оказались далекими родственниками, и были превосходными борцами. Вильгельм «В цель» известен по всей Ральтегии как опытный стрелок, но друзьям он больше известен как превосходный лекарь-костоправ. "У чародейки просто талант выбирать людей!"
После обеда все стали добрее, особенно Вильгельм, которому была пожертвована моя порция. Я даже не врал, что соблюдаю пост, ибо забыл, когда последний раз ел вообще…
Как водится у наемничей братии (к которой теперь принадлежу и я), и что пресекается в строгих войсках, за столом начали петь. «Измученный дорогой, я выбился из сил и в доме лесника я ночлега попросил! С улыбкой добродушной старик меня впустил и жестом дружелюбным за ужин пригласил!...», - Заразил Индро присутствующих песней, и уже все хором начали подпевать: «…Хей! Будь как дома, путник, я ни в чем не откажу!..». Примечательно и забавно, что сам парень-смугляк тоже был лесником. Затем пошли байки. Ирвин так и не смог поведать о печальной участи своей лошади, за то Аса рассказал о крупном деле его дяди. Но Индро снова всех заткнул за пояс своей историей: «Приехал, я, значит, к брату на свадьбу. Весь хутор собрался. Куда ни глянь – везде столы накрыты и еды море! Веселимся, мы, значит, и тут посреди танцев залетают во двор молодцы из соседнего села. Начали докапываться за какие-то понятия. Выдрали пару досок из забора. А мой братец был из спецотряда белый лилий. Первого кинул с прогиба, второму прописал двоечку по печени. Зять выбил пару зубов какому-то детине. Ну и я приложил стулом по горбу негодяя. Да-а, весело было». Тем не менее, Ирвин не сдавался: «Мне тоже есть что рассказать. Иду я как-то с сослуживцем. Докопались мы по пьяни до одного низенького мужичка в черной рясе с целью стрясти пару монет на пинту пива. Мужичок не струхнул, что-то прошептал, затем поставил сумки и как подпрыгнет! Я только и успел увидеть как стопа впечатывается мне в лицо. Когда я открыл глаза, то уже лежал. Смотрю на товарища. Не успел он замахнуться, как упал рядом со мной. Анатоль здоровый, даже здоровее тебя, Дюран. «Не верю!», - по-медвежьи рычит Толян и поднимается. Удар в голову. Падение. «Да не может быть такого!», - доноситься голос, затем шлепок и падение. «Лежи-и, То-о-ля», - дрожащим голосом шепчу я. Тот в капюшоне нас осмотрел, взял свой багаж и ушел. С тех пор пива мы не пьем совсем.  Но это еще не все! Угадайте какой старичок - маг был прислан к нам на доукомплектование? Во-во, но закончилось всё хорошо. Он поганял нас вдоволь, а после показал пару приемов. Парочка из них даже спасла мне жизнь! Такие-вот дела…».
Не дождавшись окончания беседы, нам сообщили, что мы должны прибыть на палубу для получения дальнейших указаний и проведения инструктажа непосредственно от начальства. Само собой, после окончания трапезы, ибо командованию тоже нужно кушать. Тем не менее, следовало поторопиться.
- Перед тем, как мы покинем трюм, я выдвигаю свою кандидатуру в качестве руководителя. – Молчание мне было ответом, и я продолжил: - В каждом отряде должен быть лидер. Не всегда он явный, но он всегда есть. Нас могут расфасовать по взводам и забыть. Вы парни что надо и раз уж мы так неплохо познакомились, следует держаться вместе. Я прошёл строевую и боевую подготовку, знаю как вести себя против разных родов войск противника и обучен отвечать за жизни товарищей. Нужно только подать прошение, заучить пару знаков и команд, а после тренировок мы будем самостоятельным мобильным боевым отделением. Вопросы, возражения?
«Я за», - высказался Вильгельм. «Возражений нет, командор», - четко поставил речь Аса. Остальные пожали плечами и кивнули.
- Принято. Остальных назначим по ходу дела. Все поели? Отлично. Взвод, встать. Становить по правое плече. Кру-у-гом, походным шагом марш!

+1

5

В отличие от Дюрана, досуг Лины не отличался столь интересными разговорами. Все маги, взятые в отряд, были намного старше Бандитоубийцы, которой на днях минуло пятнадцать, и совершенно не горели желанием знакомиться, ограничившись сухими именами и табелем о рангах. Разумеется, Семелл был среди них самым главным - так сказать, лидером и руководителем. Это все, что удалось из него вытянуть, человек он оказался более чем неразговорчивым. Падкая на обиду волшебница даже подумала, что он намеренно с ней не разговаривает из-за ее сомнительной репутации и едва не воплотила самый коварный план по-простому прижать его к стене и потребовать ответов, но вовремя одумалась. Вернее, ее "одумал" ближайший к Семеллу коллега, грубо заткнув девушке рот, когда та уже собралась высказать старшему магу все, что думала.
- Прошу вас, госпожа Лина, успокойтесь. Господин Семелл - наш руководитель. Он уважает приказы кронпринца Филионела и ни за что не станет сомневаться в его решениях или оспаривать их. Он всегда такой, сколько я себя помню, а мы с ним знакомы очень давно.
Инверс слабо побултыхалась в тщетной попытке высвободиться, согласно кивнула и угукнула, всем своим видом умоляя отпустить ее. На смену гневу и обиде пришло удивление - как такой хрупкий на вид маг обладает недюжинной физической силой. Товарищ по ремеслу отпустил Лину и, словив ее полный удивления взгляд, смущенно улыбнулся.
- Да, мы все прошли усиленную подготовку. Заклинания могут отказать в самый неподходящий момент, и останется рассчитывать только на наши мечи и кулаки, как несравненная принцесса Амелия.
Упоминание подруги разбудило в душе некоторую грусть - Лине не хватало шумной Амелии с ее неиссякаемым оптимизмом, вечно ворчащего Зелгадиса и на редкость тугодумного Гаури, способного вывести своей недальновидностью даже неподвижную статую. С ними путешествия становились интереснее, а время в пути летело незаметно. Но сейчас не стоило рассчитывать на их помощь - Амелия с Зелгадисом отбыли на другое не менее важное задание, а Гаури отправился навестить семью. Именно отсутствие столь привычной компании раздражали волшебницу и заставляли ее испытывать смертную тоску.
Маг тем временем кивнул и отправился в сторону камбуза, откуда уже неслись аппетитные запахи. На удивление, девушке совершенно не хотелось есть, что случалось с ней крайне редко. Она по пальцам и в памяти перебрала всех магов, с которыми познакомилась.
Ее веселого и самого разговорчивого спутника звали Кимаром. В нем необычно сочетались юношеская беззаботность и оптимизм, делая его прямо противоположным своему начальнику Семеллу, с которым они, судя по словам Кимара, были знакомы с академической скамьи. Семелл и Кимар носили мантии светло-голубого оттенка, а третий, Малидик, облаченный в коричневую мантию, все время ходил с книгой в руке, периодически сверяясь с расчетами, которые делал там же. Пару раз Лина через плечо заглядывала к нему, но тут же отводила взгляд, признаваясь себе с некоторой долей стыда, что такого ужасного почерка за всю свою жизнь еще не видела. Было ясно, что этот - ученый до мозга костей, и увидеть его в бою будет более чем занятно. Четвертый назвал себя Фимарилом - этот был помоложе своих пожилых коллег лет на пять, носил фиолетовые одежды и зачастую практиковался с мечом в самом дальнем уголке корабля. И пятый, самый, по мнению Бандитоубийцы, подозрительный, взмахивающий длинными, багрово-алыми длинными рукавами, Нэйр, более всех неприязненно относился к Лине, при встрече с которой бурчал себе что-то под нос и, пафосно развернувшись, спешил вернуться в свою каюту. У него были все права так себя вести - Кимар поделился с Линой тем, что Нэйр из их компании самый сильный в атакующих заклинаниях, так что стоит относиться к нему подобающе. Инверс фыркнула, но ничего не ответила. Ладно, пусть себе гордится сколько хочет, ведь всем и так ясно, кто на корабле тут самый сильный маг.
Лина терпеливо дождалась, когда все обедающие вернутся на палубу, и только потом направилась туда за своей порцией, делая вид, что не замечает идущих мимо нее наемников. В камбузе она устроилась в дальнем уголке и спокойно принялась за еду. Настроя шуметь и быстро есть не было, так что со своей порцией девушка расправилась быстро, после чего, аккуратно сложив посуду, вернулась на свое место у фальшборта, откуда открывался прекрасный вид на океан. Поднявшийся ветер трепал волосы и красиво развевал складки плаща, внося в душу умиротворение и наслаждение.
"Авось, справимся. И не такое проходили."
Впрочем, Инверс уже не была уверена, что, услышь она гадкие слухи, не долбанет обидчика как минимум Bom Di Wind-ом для лучшего ускорения.

+1

6

Отделение зашагало вольным шагом. Даже оставшиеся пехотинцы удивились тому, что неотесанные наемники умудрялись попадать в ногу. Важно было подготовиться для смотров. Почти все солдаты уже заканчивают трапезу и идут на построение. Нам наконец огласят цель нашей миссии и поставят боевые задачи. Прямо-таки не терпится услышать, как будут координировать наши действия и можно ли будет рассчитывать на прикрытие магов? «Хотя какое-там прикрытие? Пехота и лучники у них укомплектованы. Пошлют нас как мясо потрепать противника, а потом залпом оставшихся накроют и никто ничего не расскажет», - возникла мрачная мысль. «Нужно хотя бы успеть отработать варианты стычек с предполагаемым противником. Я не могу подвести товарищей…». В проходе появилась миниатюрная фигура чародейки. Выглядела она мрачнее моих мыслей. Не гоже видеть девушку грустной. Решив вспомнить курсантскую молодость, я отдал команду:
- Взвод, комплимент чаровнице! – И тут же дополнил: - Вы очаровательны!
И тут началось! Следовавший за мной Аса спотыкнулся на ровном месте и впечатался мне в спину. Последний обедавший солдат поперхнулся кашей и арбалетным болтом покинул камбуз. Позади донеслись кашли и невнятное блеяние, на фоне которого моё шепот был громогласной речью сенатора: «Да…! Согласен..! Восхитительно..!». Но чародейка была полностью поглощена своими думами. «Черная лента… Джон мщу за всех…», - закончить мысль мне не дали, просто-таки вынесли на руках. Всю недолгую дорогу до кубрика меня отчитывали.
- Да что я такого сказал!?
- Дюран, ты что, забыл, что от драгуслейва не выживают даже драконы? Я таки думал, что увижусь с покойной тетей Моней!
- Да что вы такие зашуганные? Мы же чисты перед законом. Или я не прав?
- Понимаешь, Дюран, есть такие люди, общение с которыми опасно для жизни… - Начал было Вильгельм.
- Предпочитаю судить людей по поступкам. – Оборвал я его. – О моем комвзводе ходили мерзкие слухи. Он даже сам мне по дружбе сказал, что пойдет по головам ради карьеры. Но ни в строю манипулы, ни в атаке взвода он никогда не прятался за нашими спинами, подавая пример!
Снаряжались мы молча. Суевериям был дан бой, но семя сомнения поселилось даже в моей голове. Вспомнилось события раннего утра, когда все отступили перед чародейкой на полшага без предварительного сговора. «Не важно. Странно то, что магиня Инверс пришла в камбуз, а не осталась обедать в удобной каюте. Неужели остальные маги довели живую легенду?», - Выдал я свою мысль в слух. «Дык за твоей спиной заседали почти все хрены в балахонах, ну, которые не унесли тарелки к себе», - ответил Индро. «А ты думаешь, легко быть девушкой на борту корабля? Я вот знаю только как тяжело без девушки…», - дополнил басом драгун.
Мы построились на выделенном месте палубы после всех приготовлений. Я изготовил щит и взял копье по-уставному: с обратной стороны, как для броска. Аса натянул свой бацинет. Здоровяк Ирвин достал свой конный щит, такой же червленый, как и его акетон. Индро укутался в свой плащ-хамелеон и взял длинный жезл. Вильгельм же расчехлил свой арбалет. О, это было поистине чудное зрелище. Лакированная рукоять была отполирована до блеска, а ложе пестрило орнаментом с разнообразной дичью. Стрелок достал тетиву, которую даже хранил под сердцем, и не без тяжелых усилий водрузил её на плечи. Кстати, сами дуги были укреплены жилами, как у баллисты. Создавалось впечатление, что это не арбалет, а скорпион. Гестрафет – точно он, по размерам подходит. Вот, даже рычаг и упоры есть.
В таком виде мы и предстали перед командованием.

+1

7

Вскоре любоваться на океан Лине надоело - что ни говори, а морскому путешествию она больше предпочитала сухопутное, и не очень уверенно чувствовала себя на воде. Бандитоубийца повернулась к команде и с любопытством начала их рассматривать, пытаясь вспомнить относящееся к ней обращение, которое было сказано в камбузе. Кажется, один из этих наемных вояк попытался сделать ей комплимент или что-то вроде этого, но девушка так была увлечена раздумьями и едой, что попросту не обратила на это внимания, а когда вспомнила об этом, было уже поздно. Впрочем, она все равно отнеслась бы к этому более чем скептически - если ей даже и не послышалось, то тот, кто осмелился это сказать, наверняка плохо знал Инверс. А может, даже хотел ее оскорбить, да что-то не так пошло. А может, причина скрывалась в том, что, по сути, волшебница никогда не слышала комплиментов в свой адрес, поэтому и реагировала на них не так, как положено.
Додумать девушке не дали - Семелл, все это время спокойно взирающий на океан со своего места, оставил свой обзорный пункт и махнул рукой, закончив движение необычным жестом, который символизировал Цефеида. Тем самым старший маг указывал на сбор всех имеющихся сил. Инверс тяжело вздохнула, но поплелась туда, где аккуратной прямой линией уже выстраивались лучники и пехотинцы, и заняла свое место в ряду магов, справа от Кимара, которого, судя по изменившемуся цвету лица, неслабо так укачивало, и слева от противного Нэйра, который демонстративно отодвинулся от нее на пару шагов, тем самым побуждая Бандитоубийцу страстно пожелать угостить его каким-нибудь заклинанием и отправить за борт. Но строгий взгляд Семелла успокоил Лину, и та, фыркнув на мага в красном одеянии, подвинулась поближе к Кимару, с любопытством взирая на стоящих напротив наемников в самой полной боевой готовности. Казалось, скажи одно слово - и они сразу бросятся в атаку. Маги выглядели более спокойными, лучники и пехотинцы - несколько взвинченными. Видимо, им не нравилась компания наемников, но спорить никто не стал. Семелл вышел в самый центр, дабы всем присутствующим его было хорошо видно, спрятал руки в длинные рукава мантии и громко кашлянул, привлекая к себе внимание.
- Я собрал вас, чтобы познакомить друг с другом и объявить о нашей цели путешествия. Для начала, я хочу, чтобы на корабле царил порядок, в противном случае, по окончании нашего путешествия, я лично передам кронпринцу список всех бунтарей, и вместо награды вас будет ждать тюремное заключение. Второе - никаких сражений без предварительного приказа, как физические, так и магические, и уж тем более, на палубе. Это ясно?
Пехотинцы и лучники нестройно гаркнули "Да", маги ответили коротким кивком. Затем Семелл кивнул Лине, указывая ей выйти к нему.
- Руководить нашей операцией вместе со мной будет Лина Инверс. И горе будет тому, кто надумает оспорить это. А теперь самое важное. Наша задача состоит в том, чтобы добраться до королевства Хорус и выяснить нынешнюю обстановку. В бой не вступаем, ведем себя крайне осторожно. По всем вопросам обращаться ко мне. Все понятно?
Лина тяжело выдохнула. Больше всего на свете она не любила муторные задания. К тому же, как показала ситуация, размахивать Драгуслейвом направо и налево ей все равно не разрешат.

+1

8

«Тюремное заключение за бунт? Милосердно…», - в мыслях прокомментировал я слова мага в голубой мантии. Держался старик четко: без лишних движений. «Прямо как наш полковой чародей. На таких нужно ровняться».
- Так точно - Раздался металлический шепот, который просто утонул в криках: «Да!».
Рядом с магом появилась Лина Инверс и лишь тогда нам наконец объяснили задачу. Задача была разведывательного типа. «Действительно, имея такие скудные силы, наступление – это последнее, о чем мы должны думать. В тех землях нас могут встретить конные патрули. Возможно, они вступят в бой, но вероятнее всего, они вызовут подкрепление из ближайшей крепости, и тогда на наши задницы будет охотиться уже как минимум отряд пехотинцев. И нам очень повезет, если у них не будет боевых псов….» - отвлекшись на мысли, я чуть было не упустил момент, чтобы задать вопрос. Шепот может быть громким, но докричаться из строя будет просто неуместно и невозможно, поэтому я не нашел ничего лучше, чем поднять копье, чтобы выделить себя, затем направился к командованию. Чеканя шаг, я приблизился к начальству. Левая нога отведена назад, поклон туловищем и кивок обоим офицерам.
- Разрешите обратиться, у меня есть вопросы. – Сказал я, выровнявшись. Получив разрешение, я продолжил: - Точнее, прошения… Я прошу вас оставить нашу группу наемников целой единицей. Я беру на себя ответственность за исполнение задач и подготовку отделения. Я подозреваю, наш отряд будет авангардом, поэтому прошу разрешить отработку боя и тактики вместе, либо отдельно от основной команды.
Сама по себе идея выяснять обстановку в сверхтяжелых доспехах дело интересное. Доспех не громыхает, если правильно подогнан, как у меня, но металлический лязг все же слышен. «Как в байке: «посмотреть на крадущихся пришла вся деревня»».

+1

9

Лина тяжело выдохнула и устало приложила руку ко лбу. Это путешествие с каждым мгновением нравилось ей все меньше и меньше, а теперь, после подробной инструкции "это можно, а это нельзя" - тем более. Пусть Семелла она знала едва ли пару часов, спорить с ним, ровно как и доказывать свою правоту и право голоса девушке почему-то не хотелось. Остальным, видимо, тоже - даже Нэйр смолчал, а он ведь был тот еще любитель покачать свои права. Семелла ответ удовлетворил, и он махнул остальным рукой, приказывая разойтись по сторонам. Инверс направилась к своему месту у фальшборта, но краем уха все же уловила тихий вопрос, адресованный старшему магу, который в самый последний момент раздумал уходить и повернулся к говорившему. Он ответил на вопрос коротким кивком, но сложенные на груди руки указывали на его скрытое нежелание общаться с наемником. Волшебница почувствовала, как ее охватывает безудержное любопытство, смещающее прежнюю апатию, смешанную с упадническим настроением, да и разглядеть наемника поближе стоило бы, ведь рыжеволосая на берегу этого сделать не успела. Правда, наблюдения не дали ответов  - говоривший с Семеллом был закован в глухую броню, из-под которых и глаз-то было не видать, однако, и тон голоса способен создать нужное впечатление. Бандитоубийца повернулась к говорившим спиной, делая вид, что рассматривает бесконечную полоску горизонта.
Серебряноволосый маг нахмурился, в связи с чем стало ясно - просьба ему более чем не понравилась. Семелл привык работать с магами и, если уж начистоту, с лучниками, пехотинцами и наемниками едва ли в своей жизни встречался, оставаясь в тени некоторых предрассудков.
- Только в том случае, если ваши действия не спровоцируют других участников команды и не будут никому мешать. Учтите, если кто-то из ваших подчиненных поставит мое доверие под сомнение, отвечать перед кронпринцем будете лично, - вполголоса отозвался Семелл, опуская руки по швам, тем самым снимая сложившееся напряжение. - И я за вами наблюдаю, не забывайте об этом.
С этими словами старший маг покинул компанию Дюрана, бросив строгий взгляд на не слишком хорошо замаскировавшуюся Лину, стоявшую слишком уж близко. Волшебница запнулась, смущенно улыбнулась и развела руками, показывая свои мирные намерения, после чего закончила все традиционным жестом "палец к губам", намекая, что распространяться не будет.
Убедившись, что толпа "подчиненных" говорившего с Семеллом наемника отправилась по своим делам, волшебница оставила фальшборт в покое и потопала к Дюрану.
- Ну, и что ты думаешь по поводу этой ситуации? Отправляемся "туда, не знаю куда" узнавать о "том, не знаю, о чем"? Не очень-то понятно... Судя по всему, нас ждет не самый радушный прием. Как тебя зовут, кстати? Я Лина! - самым оптимистичным тоном закончила Бандитоубийца. - Ты не похож на остальных.
"Не называешь меня плоскогрудой, по крайней мере..."

Отредактировано Лина Инверс (20-08-2019 18:12:36)

+1

10

С непоколебимым лицом маг в светло-голубой мантии выслушал мое прошение. Старческие уста одобрили запрос, но мудро напомнили, что теперь на моих плечах лежит большая ответственность. Многие из простолюдинов думают, чем выше звание, тем лучше. Не совсем так. Наш полковой маг, внешне похожий на капитана, тоже был спокойным снаружи, а внутреннюю сторону он никогда не показывал подчиненным. Стоит только догадываться о тех переживаниях, когда в твоих руках ответственность за жизни целого полка…  Сребровласый от седины маг четко дал понять, что будет отслеживать мои действия. Сей факт полностью понятен: никто не любит выскочек. Я должен доказать на деле чего стоят мои слова. Не стоит отменять и того факта, что я наемник. Подозрения вполне справедливы и обоснованы.
Учтиво поблагодарив чародея, я направился к своей команде, которая терпеливо меня ожидала вольной кучкой у фальшборта.
- Ну что, поздравляю что ли. – высказался Вильгельм – Антиной.
- Это нужно отметить! – Заявил Индро.
- Что будем делать, командор? – Задал вопрос Аса.
- Делать мы будем следующее: сейчас вы отправляетесь по своим делам и не употребляете в праздновании ничего из горячительного, кроме чая. Аса, прошу, проследи. – Дождавшись кивка, я продолжил отвечать: - Вечерком собираемся вместе и знакомимся уже как соратники. Тогда же решим кто и какую роль в бою на себя возьмет. Сейчас я отправлюсь согласовывать место и время последующих тренировок. Если у кого-то есть вопросы, задавайте их мне. Я узнаю нужную информацию и оглашу её вам. Вопросы?
- Когда пожрать дадут? – Пробасил Ирвин.
- Нам же сообщали! Неужели ты проголодался? Ладно, узнаю… Ещё вопросы?
Молчание.
- Вопросов нет. Вольно, бойцы.
Бойцы разошлись, оставив меня наедине со своими мыслями. Нужно было многое сделать. Во-первых, найти подход к экипажу корабля и его командирам. Во-вторых, подготовить ребят ко встрече с неизвестностью. Две весьма непростые задачи поставил я себе и одел щит на плечевую лямку. Копье перекочевало в левую руку. Размышление о начале знакомства с командой возникло сразу с окликом таинственной чародейки. Голос звучал вполне дружелюбно и даже оптимистично.
- Ну, и что ты думаешь по поводу этой ситуации? Отправляемся "туда, не знаю куда" узнавать о "том, не знаю, о чем"? Не очень-то понятно... Судя по всему, нас ждет не самый радушный прием. Как тебя зовут, кстати? Я Лина! Ты не похож на остальных.
Признаться, само обращение офицера было неожиданным. «Неужели в здешних краях я так сильно заметен?», - думал я, повторяя учтивый поклон туловищем, приложив правую руку к груди.
- Мое имя Дюран, миледи Лина. Для меня честь служить под вашим знаменем и стягом капитана, но ответить честно… - "Как офицер не может знать о миссии? А вдруг это проверка? Обсуждение приказов? Не важно, главное всегда говорить правду". – Я негативно отношусь по поводу этой ситуации. В последний раз подобной вылазки прием был адским… Не извольте сомневаться, я буду выполнять поставленные задачи, не смотря на радушность встречи. Что до непохожести, я иностранец. Отсюда небольшие различия в культуре и мое частичное незнание местных обычаев. Кстати о необычности, алаверды. То есть, вы тоже не похожи на остальных магов…
"Лаконичность явно не была моим лучшим качеством…".

+1

11

Лина удивленно изогнула бровь - подобное обращение ей было в новинку. Обычно те, с кем она разговаривала либо боялись ее до икоты, либо гнали гонору по полной, либо попросту игнорировали. Ведь было ясно как белый день, что наемник в курсе о бытующих слухах, оставалось только удивляться, почему он им не верит или не задает соответствующих уточняющих вопросов. Но этикет у него явно был на высоте, хотя и плохо сочетался с более чем скрытным характером и внешностью, не различимую за доспехом. Последнего Инверс более чем не любила - она всегда презрительно относилась к шлемам и маскам, предпочитая смотреть врагу в лицо, ведь зачастую даже мазоку не скрывали своей ни фальшивой, ни истинной внешности, предпочитая нагонять страх.
"Значит, тебе есть что скрывать, да, наемник?"
Неожиданный вид обращения польстил Бандитоубийце, которая до сего дня подобных вариантов не слышала - ее лицо слегка порозовело, а в движениях появилась некоторая неуверенность, присущая принцессам или фрейлинам и такая нехарактерная для печально известной волшебницы. Но, в конце концов, она такая же девушка, а какой представительнице слабого пола не будут приятны комплименты?
Однако, отношение к сложившейся ситуации мигом спустили Лину с небес на землю. Выходит, наемников не поставили в курс дела о том, что происходит - мол, меньше знают, крепче спят что ли? Самой ей, разумеется, еще до речи Семелла все передали, да и подобные задания для той, кто победила самого повелителя тьмы, были не самыми трудными. Ведь зачастую магия оказывалась сильнее меча и лука, да и к тому же, на этот раз Инверс путешествовала не одна, а в компании закаленных в боях пехотинцев и лучников, с поддержкой не самых слабых магов Сейруна.
Лина снова вскинула брови. Иностранец? Уж слишком подозрительный иностранец, что ни говори - говорит на общем языке, но, тем не менее, прячет свою внешность, отчего голос через шлем звучал глухо, как в магическом танке, о которых по Полуострову ходили очень размытые слухи. Не очень-то удобное общение, честно говоря.
- И чем же я на них непохожа? - продолжала допытываться рыжеволосая, сложив руки на груди. - Со стороны простых обывателей, волшебники похожи друг на друга - ворчат, швыряются заклинаниями и совершенно ничего другого делать не умеют. И кстати, вы будете сражаться копьем?
Этот вопрос волновал Лину с тех самых пор, как она его увидела. Обычно наемники вооружались мечами, а неповоротливой палкой на практике Бандитоубийцы еще никто ловко не орудовал. Копья были хороши тогда, когда жертве некуда деваться и она окружена. А в ближнем бою лучше использовать оружие поизящнее.
Тем временем ее окликнул Кимар и отчаянно замахал руками, будто от скорости возвращающейся к нему Инверс зависит, как минимум, судьба целого города. Девушка нетерпеливо махнула ему рукой, показывая, что сейчас немного занята, и осталась на месте, решившись дождаться ответов от Дюрана. В конце концов, если бы было что-то опасное, наверняка бы уже зазвонил корабельный колокол, а повсюду мелькали вспышки магических заклинаний.

+1

12

Было приятно видеть румянец и позитивные эмоции на подростковом лице фрейлин, но одна мысль не давала развидеть в ней закаленного бойца: столь молодая девушка никак не может быть командиром. Стараясь не отвлекаться на добродушное расположение, я не прекращал попыток понять с кем имею дело. Аса описывал леди Лину как чародейку с наступательными заклинаниями чрезвычайной мощности. Оставалось загадкой как можно получить могущество в столь раннем возрасте, если ты не сын Зевса, разумеется. “Хотя, а что, если предо мною союзник, который попросту создал себе такой образ и сейчас проверяет меня?”., - такая мысль имела место быть: у девушки алые зрачки, не свойственны обычному человеку. Леди из рода Инверс уничтожает бандитов – это благородное дело, присущее честным и отважным людям. К тому же, она часто вскидывает брови. “Вдруг это знак?”.
- И чем же я на них непохожа? - продолжала допытываться рыжеволосая, сложив руки на груди. - Со стороны простых обывателей, волшебники похожи друг на друга - ворчат, швыряются заклинаниями и совершенно ничего другого делать не умеют. И кстати, вы будете сражаться копьем?
Первый вопрос определенно стоил того, чтобы как следует подумать над ответом. Однако слова здешних жителей расстроили меня. Воспоминания о страшном сражении были еще свежи в моей памяти. От досады я даже отвел взгляд, но смог заметить, как чародейка сделала жест рукою. Вероятно, таким образом она хотела получить ответ.
- Я в вечной благодарности перед ворчащими магами, которые вспарывали себе вены в попытках достать с того света моих собратьев, которые сходили с ума, но сохраняли разум нам… Магия слишком тонкая наука, чтобы о ней рассуждал простой легионер как я… Вы отличаетесь умением подбирать адекватных людей в команду.  У вас странная униформа и черная лента на лбу как символ скорби или клятвы мести. У вас такая же мутация глаз, как у меня роста. Ваша сила духа превосходит телесную оболочку… - Произнося последние слова более отчетливо, я надеялся вспомнить хоть какой-то позывной, но от тяжких раздумий меня спасли приближающиеся торопливые шаги мага в светло-голубой мантии. – …Ах да, гм, копье. Да, оно быстрое, универсальное, его можно бросить во врага или держать противника на расстоянии. Если вам есть что предложить, я с радостью приму новые знания о военной тактике, леди Лина.
Учиться у старших всегда интересно, но такое право нужно заслужить. Не думаю, что командирам будут интересны мои попытки подготовить своих бойцов ко встрече с неизвестностью. За согласованием мне следует обратиться к тому же десятнику. Однако разговор не окончен. Как бы не спешил маг, не думаю, чтобы он осмелился перечить могущественному созданию, пусть даже и в обличии девушки лет пятнадцати.

+1

13

На краткий миг Лина поняла, каково приходится Гаури - она банально впала в ступор, силясь переварить полученную информацию, после чего наградила Дюрана более чем подозрительным взглядом. То, что наемник - иностранец, она, конечно же, услышала, но, судя по описанию характера некоторых магов, с последними собеседник явно был мало знаком. А конкретные детали ее внешнего вида и вовсе заставили задуматься над тем, что, по сути, никто из встречавших Бандитоубийцу лично, не приводил столь необычных объяснений. Адекватной ее не называл, кажется, даже отец, и столь важное слово вызвало в душе укоризненный укол совести - если уж начистоту, наемников девушка выбирала не очень-то старательно, так как в подобных заказах предпочитала либо компанию Зела, Гаури и Амелии, либо и вовсе действовала самостоятельно, не утруждая себя излишней компанией.
- Вовсе нет, - пряча улыбку, дабы показаться как можно более серьезной, проговорила Лина. - Эту повязку выдают всем выпускникам магической академии, она защищает от ментального воздействия. Я думала, об этом все знают...
Она осеклась и с легкой долей вины посмотрела на Дюрана, который мог расценить это как оскорбление в невежестве. Впрочем, и Гаури, живущий среди магов, не знал о них самых элементарных вещей, что уж тут придираться к малознакомому наемнику. Словосочетание "мутация глаз" еще больше сбило Инверс, преодолевающую страстное желание посмотреть на себя в зеркало, с толку - она до последнего момента считала цвет своих глаз насыщенно-карим. Выходит, это все последствия магии?
- Нну...эээ... - запнулась рыжеволосая, - Я ведь и сама еще учусь...
Она вспомнила уроки фехтования, которые ей преподавал Гаури и то, какой идиоткой она во время них выглядела, и опустила голову. Что ни говори, а в одной детали скептики-не-маги правы - без магии волшебник редко чего стоит. Вот Зелгадис всегда органично сочетал и то, и другое. Да и Амелия тоже зачастую полагалась лишь на собственные кулаки. А вот у Лины владение мечом едва ли не приближалось к нулю. Но копьем она бы тоже не смогла пользоваться, так что умение Дюрана вызвало с ее стороны некоторое уважение. Однако, что это значит - мутация глаз, как у него?
Тем временем к их компании подошел Кимар, которому, кажется, изрядно надоело ждать конца разговора.
- Госпожа Лина, извините, что отвлекаю. Вас и вашего спутника хочет видеть господин Семелл.
И, явно радуясь, что закончил это нелегкое дело, припустил назад, оставив удивленно хлопающую глазами Бандитоубийцу. Однако, долго пребывать в таком состоянии девушка не собиралась.
- Тогда пойдем? - кивнула она спутнику. - Я думаю, Семелл не из тех, кто любит опоздавших.
"Ибо это у него на лбу написано, без всяких прикрас."
Девушка первая зашагала в сторону главной каюты, где расположился Семелл. Хозяин уже ждал на пороге. Увидев волшебницу и Дюрана, он удовлетворенно кивнул и кивком головы пригласил войти. Инверс, ни мало не смущаясь, плюхнулась в ближайшее кресло и сложила руки на коленях, ожидая слов белого мага.

+2

14

От поведения человека зависит его судьба. Учтивость, манера говорить и умение слушать – качества необходимые в обществе себе подобных. Как ни странно, никогда не встречал офицеров-шакалов, специально подстерегавших солдат в не начищенных сабатонах. Вот и офицер Лина говорит человеческим языком и относится ко мне как к человеку. Эталоном человечности я всегда считал и до сих пор считаю свою подругу. У неё рыжие волосы, красная радужка прекрасных глаз и белоснежная кожа. Она владеет "золотым правилом", которое можно назвать волшебством: люби люби ближнего твоего, как самого себя. Слова просты и пусты, но когда ты видишь её улыбку, они обретают силу: и день не такой уж хмурый, и все в жизни будет хорошо! “Как же я скучаю по ней… Возможно, потому мне мерещатся знакомые лица, что я так далеко от дома?
С другой стороны, а что я видел за свою жизнь? Погрузка, высадка, марши, бои... Дни сменялись ночами, а после тёмных ночей наступали яркие дни. Всё было настолько однообразно, что я даже не помню сколько мне лет. Поймав себя когда-то на этой мысли, я начал запоминать каждое цветение яблони... Здешняя звезда такая же яркая, выглянула и-за белой перистой тучки. Ветер принес вкус соли…
Миледи Лина смотрит на меня более чем подозрительным взглядом, но молчит. А может у нее не красные глаза? Да, наверное, я слишком много себя накручиваю. Мы-мужчины вообще любим видеть то, чего так хотим, забывая о действительности… “Если сущность и не союзник моему полку, то явно не враг. Я и так исполню свой долг после темного сна…”.
Стоп, почему меня так перекосило?”, - ошарашила с ног до головы нежданная мысль. “Из-за чего у меня такие резкие перепады настроения?” Я обеспокоен! Нужно собрать свою внимательность воедино и сжать булки покрепче: я тут с грозой драконов беседу веду! Офицер Лина делилась ценными знаниями! Оказывается, черная повязка у магов является замаскированным оберегом от пси-воздействия! “Вот это круто! Мне бы такую! ... Хотя, у меня же латы обладают чем-то подобным… М-да, теперь я точно знаю, что ни один маг с повязкой не будет плясать под дудку кукловода“.
- Вау. Спасибо. - “Как интересно узнавать новое!“.
Когда речь зашла о фехтовании, чародейка начала прибедняться, но меня не так-то просто обмануть. Руки хоть и небольшие, но жилистые. С такими руками и пропорциями тела я бы смог исполнять разнообразные цирковые трюки, а мечем махал бы как веером. Зуб даю, она по любому скрытничает, но это простительно. Кто я такой, чтобы требовать чего-то от незнакомого человека выше по рангу? Ответ ожидаемый. 
Тем временем маг в светлой мантии голубого цвета все же отрапортовал второму командиру. Отдавая честь, я немного засомневался в услышанном: меня хочет видеть капитан. Почему? Для каких целей? Непонятно… Последовав за чародейкой, я увидел и самого Семелла.
- Солдат Дюран по вашему приказанию прибыл!
Не дослушав и половины доклада, суровый офицер без лишних слов кивком указал на дверь, приказывая войти. Лаконично донельзя. “Может он служил в Спарте?”. Черкнув шлемом по дверному косяку, я не забыл про себя поблагодарить плотников за просторные каюты, в которых не нужно пригибаться с моими габаритами. Став по стойке смирно, моя сущность вся обратилась в слух.

Отредактировано Дюран (07-09-2019 09:53:49)

+1

15

Маг бесстрастно проследил за тем, как Лина по-хозяйски устраивается в его кресле, тихонько вздохнул, но от комментария воздержался. В частном разговоре Филионел предупредил его о подобных чертах характера прославленной волшебницы и посоветовал не злить ее, да и вообще не вмешиваться в ее дела, добавив при этом, что все это рад силы Справедливости. Семелл был послушным и никогда не возражал. Наверное, именно поэтому его и избрали старшим магом. Все же, пусть об этом нельзя было говорить вслух, и кронпринц, и принцесса были, что говорится, "людьми не от мира сего", то есть, в переводе, со своими странностями, проявляющимися порой не к месту и не ко времени. Поговаривали, что у Филионела была еще одна дочь, пропавшая без вести много лет назад, и причин, по которой это произошло, никто не знал. Однако, сплетням и непроверенным слухам он верить не привык, а по сему, мысленно сосчитал до десяти и развернулся к прибывшим, кивнув в ответ на слова Дюрана.
"Хоть у кого-то манеры остались..."
По мнению коллег, Семелл был уж очень правильным и нудным, однако дисциплина и хороший тон еще никого не испортили. Однако, воспитывать печально известную Бандитоубийцу - все равно что попытаться договориться с низшим демоном на перемирие. Именно поэтому Семелл не стал зацикливаться на приличиях и, сложив руки за спиной, окинул взглядом обоих.
- Скоро мы прибудем в место назначения. Поскольку вы руководите миссией, я посчитал необходимым отправить первыми в разведку именно вас. Позже мы к вам присоединимся.
Непонятно почему, но его слова вызвали у волшебницы непредсказуемую реакцию - девушка вскочила с место и, сжав кулаки, развернулась к магу.
- То есть, вы хотите сказать, что мы будем приманкой для врагов?! Я на это не подписывалась! Что еще за новости!
В голосе Лины звенел гнев. Она и подумать не могла, что Семелл настолько ненавидит ее, чтобы дождаться повода от нее избавиться. В руках уже зрело первое заклинание - проверенный временем Файербол, грозившийся превратить облаченного в голубую мантию мага в живой факел. Но произошло то, что надолго впоследствие заставляло Лину часами рассуждать о том, что она видела: Семелл выбросил вперед правую руку с изящным голубым кольцом, крикнул незнакомое слово - и огонек в руке Бандитоубийцы погас, а сама она хлопнулась обратно в кресло, не в силах пошевелиться и которой оставалось изумленно-испуганно таращиться на старшего мага, который спокойно сел напротив нее на свободный стул.
- Госпожа Лина, прошу вас успокоиться. У меня и в мыслях не было подобной глупости. Я своих слов не нарушаю и обязательно вместе с остальными приду к вам на помощь. Вы из всех самые сильные, так что именно вам я поручаю эту опасную миссию. Господин Дюран владеет оружием и наверняка хорошо ориентируется на местности, вы же владеете мощными заклинаниями, которые большинству наших магов недоступны. Думаю, вы понимаете, о чем я.
От его прямого взгляда Инверс стало не по себе. Семелл наверняка имел в виду заклинания мазоку-лордов и Гига Слейв, так как на пару секунд задержал взгляд на ее талисманах-усилителях.
- С рассветом мы бросим якорь у государства Хорус. Ваша задача исследовать местность и доложить обстановку. Если попадете в засаду, дайте нам сигнал, и мы вас выручим. Это понятно?
Лина торопливо закивала. Маг снова поднял руку, и девушка почувствовала, как невидимые тиски, сковывающие ее тело, исчезли.
- Больше не буду вас задерживать, господа. Спокойной вам ночи!
Голос Семелла стал мягким и добрым, не совпадая с выражением его лица. Инверс на плохо слушающихся ногах выползла из каюты и едва не споткнулась на ровном месте.
- Понятно... Значит, до завтра? - вымученно улыбнулась она Дюрану. - Нужно хорошенько выспаться.
И, пошатываясь, побрела в свою каюту.

Отредактировано Лина Инверс (16-09-2019 20:33:06)

+1

16

Солдатское чутье не подвело: мой отряд будет в авангарде. Чего я точно не ожидал, так это оказаться в глубокой разведке без прикрытия с тыла, но даже это было лишь цветочками. Настоящим шоком оказалось услышать о личном участии госпожи Лины в поисковой операции. Она командир, не спорю, но одно дело послать наемника штурмовать баррикады, а другое – своего офицера. Спинным мозгом чую: тут что-то не так. Аналогичную мысль имел не я один. Чародейка страшным голосом начала что-то шептать, от чего с миниатюрных пальцев начали слетать искры. Огоньки собирались в полыхающую сферу. От ярких отблесков пламени было достаточно света, чтобы увидеть полное гнева лицо второго командира.  "ААА!!!"- кричал внутренний голос: "Мы все утонем!". Однако, всё закончилось, не успев начаться: старец тыкнул пальцем с перстнем в сторону чародейки и огонек погас. Оба мага уселись в креслах и беседа продолжилась. От чего-то глаза Лины были широко открыты. Вскоре мои глаза были такого же размера.
- …. Господин Дюран владеет оружием и наверняка хорошо ориентируется на местности… - "ААА!!!"- пуще прежнего заорал внутренний голос. Воспоминания о заведенном не туда отряде на учениях вынырнули из глубин памяти и окатили ушатом ледяной воды. "Всё будет хорошо. Всё будет хорошо! Я справлюсь!" Главное – не робеть. Правило выживания на войне: не вызывайся сам и не отказывайся от работы. Так и в жизни.
- С рассветом мы бросим якорь у государства Хорус… - Продолжил маг, но у внутреннего голоса уже повредились связки. Он лишь хрипел… Времени на подготовку нет совсем. "Как и в тот раз…".
Было очень странно видеть вымученную улыбку и пошатывающуюся походку своего прямого начальника, так что я быстро откланялся и, поспешив за Линой, довел её до каюты. Спросив о здоровье и заверив чародейку, что всё будет в лучшем виде, я ещё немного постоял, прислушиваясь. Глухого звука от падения тела на пол, вроде, не было слышно. Всё очень странно: с чего бы капитану ментально давить на своего офицера? Неужели он так боится смещения с поста? Чем не угодила чародейка магу? В конце концов, на чьей я стороне? С одной стороны, Лина могла сжечь весь корабль, подставив под угрозу все наши жизни. С другой стороны, каким бы плохим не называли моего прошлого командора, он нас поддерживал. "Меня поддержал, в отличии от…", -смахнув дурную мысль, я направился быстрым маршем искать десятника.
Время пролетело как вся моя жизнь. Было непонятно какое время суток: то ли поздний вечер, то ли ночь. Солдаты принимали водные процедуры и готовились ко сну. Десятника с парочкой бойцов я нашёл на носу корабля, где-то там, где фехтовал маг в красной мантии. Дядька оказался вполне нормальным, хоть и тоже не выказывал особого доверия. Вообще никто из его подчинённых не выказывал доверия к незнакомцу, который в отличии от всех остальных, по каким-то неведомым причинам бродит по кораблю в полной амуниции. Взяв с солдата обещание маякнуть о конце вечерних занятий, я потопал в кубрик.
Никто не сидел без дела: Ирвин нарезал явно неположенный шмат мяса (я так и не выполнил его просьбу посмотреть расписание приема пищи), Индро что-то переливал из бурдюка во фляги и стаканы, из-за перегородки раздавалось пение под лютню. При виде меня наш лесник явно занервничал. Аса подорвался с гамака и провёл меня за стол. Все были слегка обеспокоены, но увидев моё задумчивое выражение шлема, продолжили нарезать еду и протянули одну из фляг мне. Музыкант взял другой аккорд и отчетливый голос запел, зазывая остальных:
"По землях Сейруна гремит барабан.
Его рев слышен ночью и днем.
Сейрун пылает от боли, словно Ад на земле.
Сейрун пылает от боли, словно Ад на земле.
И под бой барабанов, солдат солдату,
Наши песни, проклятия и мольбы,
Долг зовет идти нас, товарищ,
На помощь всем, кто в кандалах!
Мы маршируем днем и ночью.
За людей, за правду, Отечество!
Пылает зажженное пламя наших сердец!
Мы на страже! Мы страже Сейруна, товарищ!
"
- Красивая песня.
- И правда…
- Товарищи, я хочу спросить каждого из вас, зачем вы сюда пошли? – Обратился я ко всем сразу.
- За тем, за чем и все, Дюран: тройная оплата!
Послышались одобрительные смешки.
- Я спрашиваю серьезно. У этих солдат долг, а зачем вы собрались рисковать своей жизнью и здоровьем для получения такой суммы вместо спокойной жизни фермера?
- А ты, Дюран?
- А я первый вопрос задал.
Недолгое молчание нарушил Ирвин.
- Я умею только воевать. У меня с юношества хорошо получалось ломать лица подонкам. Земли у меня нет: все досталось младшему брату, да и работать я не умею. Я привык к сражению. Моя судьба в руках Цефеида. Но если выживу, открою таверну. Я знаю одно место, где она нужна и принесет хороший доход.
- Постой, Ирвин, но за службу в драгунских хоругвах дают наделы. Как так вышло, что ты безземельный? – Спросил  Аса.
- За окончание службы дают надел. Как видишь, я ещё молодой и вполне здоровый.
- А не дезертир ли ты часом?
- Нет, товарищ дознаватель. Если тебе так любопытно, я ушел сам. Я все сказал. Теперь твой черед. – Булава указала на латника в позолоченном нагруднике.
Аса сложил руки на груди. Не проронив ни капли недовольства, он начал рассказ.
- Я наемник по жизни и вашего братства не понимаю, но если так нужно, то вот мой ответ. Я работаю в частном охранном предприятии. Оно меня вооружает, кормит и дает работу. Работа «когтей грифона» состоит в вооруженном отстаивании интересов той стороны, которая больше платит. Если все всё поняли, то я тоже всё сказал.
- Таверна – это вполне хорошая цель. Я вот не знаю куда пойти. У меня ни родных, ни земли нет. Да и заниматься браконьерством в перерывах между турнирами как-то надоело. Есть там Цефеид или нет, а я хочу просто найти себе занятие по душе.
- Так пошли со мной в экипаж магического танка. Там твой глаз будет нужен как никогда. Отвечаю! Я уже говорил, что у меня брат в спецухе служил? Так вот, наберусь я опыта и сразу в часть на обучение.
- Та ну! Магические танки!? – Привстал Вильгельм и собрал взгляды всех присутствующих. Музыка лютни за перегородкой прервалась. – То есть, это круто, да. Я, вот, например, только сейчас от тебя услышал заверение, что они не миф. Если все пойдет гладко, то с огромной радостью пойду с тобой!
- Я за слова отвечаю. Даже Ирвина приглашал, но у него таверна. А ты, Дюран? Зачем ты здесь?
- Я тоже остался один. Вернуться домой не могу... А вообще, у меня есть желание очистить этот мир от бандитов. Их тут настолько много, что местные власти не справляются. Я соберу отряд из жаждущих мести людей, вооружу их, и мы вместе сотрем разбойников в прах!
- Идёшь по стопам Бандитоубийцы? Таки смелое заявление. Мое уважение. Но ты подумал что будет, если бандитов не станет? Чем будет заниматься орава бойцов, которые привыкли убивать?
- Подумал, Аса, подумал. Открою частную охранную компанию, или лесопилку. Я, кстати, плотник.
- Та ну! Неожиданно…
- Дедушка был плотником, бабушка была дочкой плотника, отец плотник, а мать ткачиха… Солдат должен уметь все. Не поверите, но я даже готовить умею и стрелять из лука. Попадаю в голову со ста шагов!
- Та ну! Не верю.
- Не заливай!
- Инструктору в голову…
Рассказ оценили все.
- Стрелы тренировочные, а он был в шлеме…
- Красавчик, Дюран. Мощно. Ты только нашего капитана не зашиби, иначе всем будет заправлять Бандитоубийца, а тогда нам спокойной жизни вовек не видать.
- Кстати да, Аса, она наш прямой командир…
- Мммм…. – В унисон замычали солдаты.
- Она нас выбрала, она нас и поведёт в атаку – сегодня узнал.
- Лучше уж сражаться на стороне Противника Всего Живого, чем против неё. - С мнением Вильгельма согласились все, дружно похрустывая сухарями.
- Аса, а золотой это много или мало? – Вновь нарушил я молчание.
- Смотря в каком случае.
- Я дал один золотой мальчику, который почистил мой доспех.
- Он сможет прожить неделю с нормальным питанием в заведении, где не будет переживать за свою жизнь...
"За золотой в бедном районе могут убить?". Все, кроме меня осушили наполовину стаканы и порозовели.
- Кстати, Дюран, какими ты тренировками все время грозишься? Я могу за всех сказать, что постоять в поединке мы сможем. – Высказался Вильгельм.
- Никто оспаривать ваши навыки и не собирался. Нам нужно быть единым целым, а значит вы должны научиться правильно ходить и действовать.
- Ты о чем? Нахрен нам строевая?
- Представь: нас встречает конница. У тебя только арбалет. Только мы и противник в чистом поле. Твои действия?
- Если на нас попрёт конница, то нам звездец. Хотя, если подумать... Спрятаться за твоей широкой спиной…?
- Именно. Всем нужно принять защитную формацию, например, черепаху или карэ. Кто-то должен стоять впереди, кто-то должен держать фланги, а чья-то задача прикрывать тыл.
Стаканы моего отряда осушились полностью. По глазам было видно, что ребятам теперь море по колено. Они уже не боятся ничего и никого. Будет нужно, на лоскуты порвут всех неприятелей.
- Кстати да, как вам грудь этой, ну, Той – Которую – Нельзя – Называть...? – Подал голос Вильгельм.
- Как по мне, слухи оказались правдивы. – Забасил Ирвин.
- Определенно доска. – Бросил Индро.
- За такие обсуждения вас… нас могут повесить на рее, но как по мне, неважно насколько большая и упругая грудь. Главное, чтобы не мужская. – Выразил я дедовскую мудрость, подняв указательный палец вверх.
- Ну, знаешь, Дюран, была у меня как-то возможность пощупать одну девушку с такой же грудью… - Начал Вильгельм, подбираясь к Индро. – Такое ощущение, будто лапаешь брата-танкиста.
Вильгельм обнял Индро и сделал вид, что гладит по груди товарища, но перестарался, и в действительности ухватился рукой за его грудную мышцу. В этот самый момент в кубрик ввалился солдат. Наши взгляды пересеклись. Тишина стала гнетущей. Забыв что хотел сделать, парень начал медленно отступать спиной вперед, и вскоре скрылся за дверью.
- Вильеееельм, нна! Какого мазоку?! – Ошарашено возмутился Индро. Его руки сомкнулись в замок вокруг шеи Вильгельма и начали потихоньку сжимать горло.
- Вот оно как оказалось, не ожидал, Вильгельм, не ожидал... – Профессорским тоном подколол Аса. На губах играла улыбка, но глаза его как всегда были абсолютно серьезны.
- Теперь благодаря нашим кожаным друзьям сейрунские солдаты никогда не уснут в дозоре. – Давясь от смеха констатировал Ирвин.
- Вообще никто не уснет. – Закончил я.
Из-за разного рода переживаний начал забывать когда последний раз так смеялся. Ситуация была довольно забавной, а компания вполне неплохой. “Не так уж всё и плохо. Жизнь продолжается!” Отдышавшись, я окинул взглядом присутствующих. Аса уже заканчивал рассказывать историю о Чёрном Ловеласе и его похождениях за сердцами юношей. История определенно стоила награды. Даже десятник сейрунских пехотинцев похлопал в ладоши и сообщил, что не повернется к нам спиной и совместных тренировок нам не видать, после чего удалился.
- Ну все, теперь я-таки точно в братстве. Как наша банда будет называться? Рыцари голубой лагуны?
- Пламенные мечи? – Предложил Индро.
- Товарищи, я все понимаю, но давайте не будем говорить слов, о которых можем пожалеть? Сейчас Семелл зайдет и на обратной дороге мы все будем стоять раком перед королевскими дознавателями.
- Хорошо, что ты предлагаешь?
- Не банда, а отряд. С названиями у меня всегда туго… Хотя, Индро, ты говорил о магических танках. Если они прям легенда, почему бы нам танкистами не назваться?
- Хм, мысль неплохая, но «танкисты» как-то не очень. Нужно что-то грозное что ли…
- Грифоны – танкисты? – Высказался Аса.
- Офицеры – танкисты. – Подал голос Ирвин.
- Во, а мне нравиться. С рекрутства хотел стать офицером. Никто не против?
- Та не, норм.
Молчаливые махания головой.
- Решено. Тогда нам нужно дать обет друг другу.
Я поднялся и жестом призвал всех встать. Недовольный Аса подошел последним, но и ему было интересно чем же командир собрался его обязывать. Пятеро товарищей по оружию собрались в круг.
- В нашем полку, да и во всем человечестве, есть один простой обет: быть честным, поступать по совести, заботиться о товарищах, и не бросать друзей. Солдат может испугаться, он может отступить, но за братом по оружию он вернётся, даже если нужно будет сложить свою голову. Я обещаю делить с вами все тяготы войны, быть всегда рядом и не бросать никого из вас. Даете ли вы обет? Да, да, нет, нет.
- Да, моя булава с тобой, Дюран.
- За братьев - танкистов не вписаться грех. Да! Цефеид нам свидетель.
- Не вижу в этом ничего плохого. Д. Моя «Герда» с тобой. – Произнес Вильгельм, указав на тубус с арбалетом.
- Да, но только на время всей военной компании. – Трезво рассудил Аса. – Ладно, Дюран, орден офицеров – танкистов сформирован. Что дальше?
- Дальше всем слушать боевую задачу. Завтра на рассвете сей замечательный корвет доставит нас в какой-то Хорус. Там мы будем должны помочь госпоже Лине Инверс провести рекогносцировку на местности и довести её живой назад в штаб. А теперь спите, голубки…
Я понимал, что во флягах была явно не вода, поэтому закрутил свою порцию и прикрепил на пояс: вдруг понадобиться? Гонять по палубе подвыпивших бойцов было бы безумием. Во-первых, разбудим Лину и нам сделают огненный втык. Во-вторых, они пусть и выпили немного, но расслабились окончательно. Пусть лучше отоспятся – больше пользы будет.
- Командор, - протяжно зазвучал во тьме кубрика голос Асы: - а нас не сожгут файерболом за твою выходку с комплиментом в чепке?
- Не должны. У нас в части так было постоянно. В комплиментах нет ничего плохого. Старому офицеру очень понравиться, когда чародейки его назовут красавчиком. Другое дело, когда ему это скажем мы... Вот тогда точно файерболом получить можно...
Высадились мы без проблем, а меня оставили сторожить грот. Грот был странным. Первая странность заключалась в том, что я мог стоять в полный рост. Вторая странность была в предназначении помещения: таинственные надписи и отделка никак не вязались со стеллажами бочек, от которых несло сивушными маслами… Дом был очень старинным и, скорее всего, принадлежал буржуа. Нас встречает милая девушка. Вильгельм прямо-таки расплылся в улыбке. Не говоря ни слова, я вытаскиваю гладиус и всаживаю его ей в брюхо по самую рукоятку. Лицо женщины стареет на глазах, а тело превращается в прах. В ходе обыска помещений было найдено несколько ведьмовских артефактов. Дело было раскрыто. Учебный корпус. Класс. Я сижу с Ирвином, и мы радуемся тому, что нас повысили после операции на Хорусе. 
- Ну что, Дюран, отмотаем учебку и будем офицерами?
- Да, Ирвин! Все отлично, но не замечаешь ли ты ничего странного? Тут что-то не так…
- Ты о чем?
- Помнишь ту ведьму? Мне показалось, она ещё жива.
- У тебя паранойя… Это поствоенный синдром. Скоро пройдёт
- Да, ты прав… - Говорю ему я, а сам наблюдаю за фигурой с двумя ало-карими глазами и рыжей шевелюрой. Я знаю, что это она… Мы выходим из класса, я беру Лину за нежные плечи, подбираюсь к лебединой шее, обхватываю её и делаю резкое движение вбок и вверх одновременно. Ломаю позвоночник о колено и бросаю безжизненное тело. На пол падает лишь красное полотно. Из-за угла выходит настоящая Лина. "Настоящие испытания не заканчиваются никогда…".
Я резко поднял веки. Солдат с лампой испуганно отшатнулся, но затем приложил указательный палец к губам и прошептал: "Мы уже подплываем. Приказ капитана: соблюдать режим тишины. Готовьтесь к высадке, парни.". Я кивнул. Часть солдат уже облачалась в кольчуги и затягивала пояса с ножнами. Еще один пехотинец тормошил сладко похрапывающего Ирвина. Через некоторое время команда была в сборе. Не хватало только Индро, который вскоре спустился к нам.
- Пацаны, командор, вы даже не представляете что я видел!
- Докладывай.
- Сижу я, любуюсь морским видом и вижу – туман стелиться над водной гладью, а из-под белой пелены гребни торчат и в сторону корабля плывут! Я быстрее доделал дело, да и смотался сюда. Вы как думаете, корабль эти змеи не разворотят?
- Это были акулы, Индро. Рыба такая, понимаешь? – Высказался Аса. – Зубы у них острые, но кораблю они ничего не сделают.
- А вот и нет! Говорю тебе: натуральные змеи с пяток тебя длинной!
- Тихо. Ты доложил капитану?
- Да.
- Тогда выдвигаемся.
Мы собрались на палубе. Было холодно, словно осенью. Стоял полный штиль. Моряки достали длинные весла и начали медленно грести. Под покровом утреннего тумана корабль обогнул отвесные скалы. Вдали за бортом чернели джунгли высокого леса. Они казались настолько чёрными, насколько была чёрной вода вокруг берега. Гиблое место: отмель, болото…  Я мог дать свое слово, что видел шевеление чего-то большого. Чего-то, что подходило описанию рассказа Индро… Наше судно подошло поближе и двигалось вдоль прибрежной полосы. В какой-то момент капитан поднял руку и весла замерли. Прямо по курсу серело несколько мачт. Стрелки заняли свои места, мы тоже приготовились отстаивать позицию. Никто не проронил ни слова. Было настолько тихо, что даже я мог услышать биение сердец своих товарищей. Однако команда "тревога" так и не поступила. Мачты принадлежали затонувшим кораблям… военным кораблям... Один из них был очень стар: от него остался только остов. Его закинуло на песчаный пляж. Все выдохнули. На пляже высаживаться тоже было проблематично. Нет, лодка в теории могла бы обойти обломки, но почти всю область видимого берега, который круто поднимался вверх, облюбовало множество существ. Их можно было различить только по красным гребням, словно парусам, развернутых в сторону восходящего солнца. Рулевой бы и дальше держал курс вдоль берега, если бы не метресса Лина. Она сумела разглядеть оптическую иллюзию в скалах между болотом и пляжем. "Действительно, проплывал бы в десятый раз – не заметил", -про себя отметил я, когда судно вошло в бухту. В скале этой самой бухты виднелась просторная пещера, в которой темнело входное отверстие. Возле входа валялись обломки ящиков и бочек. Из воды торчали прогнившие столпы древнего причала. На горе, подобно маяку, окутанные туманом, высились руины чёрной башни.
Корабль бросил якорь в спокойной и безопасной с виду бухте. Матросы спускали лодки на воду. Наша задача была проста – разведать внутреннюю пещеру и выяснить ведет ли она куда-то вообще. "Какая жалость: копье не годиться для туннельных схваток. Придётся оставить его снаружи…"
- Я вам что, спелеолог, чтоб по дыркам лазить? – Возмутился Индро.
- Раз мы на это подписались, значит будем спелеологами... – Ответил Вильгельм, наблюдая за кем-то с длинной рыжей шевелюрой.
Отряд ожидал командира в полной боевой готовности и молча салютовал ей.

+1

17

Лина уснула, едва голова коснулась жёсткой поверхности кровати. Слишком уж много выпало на долю хрупкой волшебницы. Но выспаться оказалось слишком недосягаемой мечтой - в сновидениях мелькали пережитые сражения с Повелителем Тьмы Шабранигдо и Хеллмастером Фибризо, в каждом из которых Бандитоубийца оказывалась в проигравших. Не в силах подняться, она наблюдала, как рушится мир и исчезают друзья, но не могла даже вскрикнуть. Потом все накрыла гигантская волна с силуэтом в темно-синем платье, демонический смех давил на уши, а рыжеволосая захлебывалась в водах Океана Хаоса, черных, как сама бездна.
Закончилось все ужасно глупо. Один за другим возникали перед глазами люди, драконы, мазоку. И все с самыми ехидными выражениями на лицах горланили "Плоскогрудая", тыча в Лину пальцами. Волшебница разозлилась не на шутку и сложила руки для заклинания.
- Сами вы плоскогрудые!!!! - рявкнула Инверс, бросилась вперёд и кувыркнулась на пол, больно приложившись головой о край тумбочки. Потом вспомнила, где находится, поднялась и потерла ушибленную макушку. Оказывается, проснулась Лина очень даже вовремя - в дверь деликатно поскребся Кимар, сообщив о сборе. Инверс широко зевнула, преодолела отчаянное желание снова забраться в кровать под одеяло, но послушно затянула налобную повязку и потопала на палубу, где уже собрался отряд наемников.
Всеми фибрами души девушка чувствовала на себе косые взгляды и молила Цефеида только о том, чтобы они не останавливались на ее груди. Мужланы, чтоб их... За такое бесстыдство можно и в глаз получить без всякого заклинания, сил хватит. Однако, спорить с Семеллом было бесполезно и совершенно некогда. Оставалось только гордо вздернуть голову и ответить отряду надменным взглядом, в котором читалось полное равнодушие. В конце концов, выполнят задание, и разбегутся по разные стороны, чтобы больше никогда не видеться. Можно и потерпеть.
Девушка заняла свое место в лодке, сбоку от Дюрана - кажется, единственного, кто относился к спутнице по-нормальному, - намереваясь немного покемарить. Но окружающая местность к этому явно не располагала - изломанные мачты, в ранних часах утра казались низшими демонами. Впрочем, до истины было не так уж далеко - в воде явно кто-то водился, побуждая своими движениями запустить в них парочку файерболов. Но Инверс не стала разбрасываться заклинаниями, не позволив себе даже наколдовать Лайтинг, дабы не привлечь к лодке лишнего внимания - лишь сжала рукоятку длинного меч и продолжила осматриваться по сторонам. И, как оказалось, не зря - между болотной жижей и острыми пиками гор ее взгляд выхватил едва различимый зев пещеры, о чем Бандитоубийца тут же сообщила рулевому.
К этому времени небо немного посветлело. Лодки приставали к берегу, и Инверс, заметив движение со стороны наемников, молча кивнула, лёгким движением выпрыгивая на берег и даже не замочив сапог.
- Я пойду первой, - вполголоса, словно боясь потревожить тишину, произнесла Лина, с минимальным шумом вытаскивая длинный меч. Рука в перчатке коснулась лезвия, а тихое словосочетание "Astral Vine" окрасило его в алый. Волшебница не исключала возможность встречи с мазоку, против которых простые мечи будут бесполезны. И пусть не считают ее кисейной барышней - наемники ещё увидят, на что способна та, что победила Шабранигдо!
С этими довольными мыслями, держа меч наготове, Лина шагнула в темноту пещеры.

+1

18

Напряжение прошло как страшный сон на рассвете. Мачты вражеских кораблей оказались лишь их надгробиями. Не успело прийти облегчение, как нас выстроили на палубе и приказали ждать офицера. Лодки уже были спущены на воду. Приближался момент высадки и каждый успокаивал себя как мог. Ирвин делал ритуальные знаки руками и читал молитвы, на лице Индро время от времени проступала улыбка: его лихорадило. Честно говоря, я тоже мандражировал. Неизвестность всегда пугает… Выглядели бесстрашными лишь Аса и Вильгельм. Солдат может побороть страх лишь чётко зная свою цель, имея безграничную уверенность в своем снаряжении и абсолютно доверие к своим товарищам.
Трое из нас не имели щитов. Лишь двое из нас имели доспех. Ни один из нас не знал о том, что его ждёт на другом конце скалистого берега…
Солдатский находчивый разум вдруг выдал заученный до дыр обрывок старой литании, который всегда мне помогал:
"Страх лишь инструмент в моем теле,
  А мое тело мой храм.
  И только я архитектор.
  Инструмент не властвует над мастером.
  Я обуздаю инструмент и создам шедевр.
"
Мандраж  уступил место чёткой уверенности. Страх неизвестности перерос в азарт и жажду сорвать завесу тайн. Сердце наполнилось решимостью, которая должна быть у каждого солдата - решимостью выжить. "Я приложу все усилия и мы победим!", - сказал я себе в тот момент, когда заметил нашего баннерета – Лину Инверс. Показывая свое безграничное уважение, я достал меч из ножен и поднял его на вытянутой руке вверх, в сторону чародейки. Слегка посомневавшись, мои товарищи повторили мой жест. Закинув меч обратно в ножны, я повернул голову и увидел на лице Вильгельма детский восторг от созерцания чародейки, затем смятение и печаль. Я тоже решил вновь взглянуть на Лину и о, Творец, как же это прекрасно выглядело... Где-то вдалеке над туманным океаном восходило солнце. Огненный диск, словно нимб обрамлял уверенное, будто выточенное из мрамора, лицо девушки. Пламенные локоны чародейки едва заметно колыхались от морского бриза. В тот миг почему-то я вспомнил свою подругу. Мне вновь стало грустно. "Надеюсь, с ней сейчас всё хорошо. Какой же она замечательный друг! Почему я не могу быть таким же хорошим!?" – от мысленных терзаний что-то холодное скатилось по щеке, или мне показалось...? Взглянув на могущественное существо в девичьем теле ещё раз, я заметил одну деталь, которая мне совсем не понравилась…
Интендант выдал каждому из нас ирп на день, моток бечёвки, крюк и накидку в случае бивуака. Копье было отдано на склад под ответственность. Кладовщик лишь улыбался и записывал вещи, как бы говоря: я тебя уже записал в список натуралов, но пока только карандашом.  Все без проблем упаковали свои комплекты в сумки за спиной и отошли на погрузку, в отличии от меня. Цена хорошей защите от ударов – скованная подвижность. Я не мог даже поднять забрало и посмотреть что у меня висит на поясе, всё приходилось делать на ощупь. Однако, Вильгельм по-дружески предложил мне свою помощь и невзначай задал пару вопросов.
- Дюран… Ты же общаешься с Линой… Ты же был в прошлую ночь…? - Он делал долгие паузы, формулируя предложение.
- Я тоже заметил ушиб. Кто точно не знаю, но есть подозрения.
- Он не проснётся. – Со всей серьезностью ответил Вильгельм.
- И не вскрикнет.
Обменявшись заговорщицкими кивками, мы направились к лодкам. Как только мой вес опустился на посудину, борта начали стремительно тонуть. Я сглотнул несуществующий ком в горле и уцепился за лодку, стараясь не шевелиться. Рядом со мной села Лина и ватерлиния бортов едва не дошла до их краев. Не смотря на все мои опасения, лодка благополучно достигла скалистого берега, так и не перевернувшись.
Парни были собраны как никогда, даже выражение их лиц поменялось: губы плотно сомкнуты, надбровные дуги напряжены, а глаза сфокусированы.
Когда все покинули челны, мой палец указал сначала на Ирвина, потом я положил руку себе на плече, затем указал вперёд. Два пальца, указывающих на Аса и Индро, присоединились к остальной фаланге и ладонь была сжата в кулак, затем рука опустилась и была отведена до упора назад.  Означало всё примерно следующее: все будут идти двойками, а именно я с Ирвином будем в авангарде, Индро и Аса пойдут замыкающими. Осталось только приказать Вильгельму охранять Лину в центре, раз она ему не равнодушна, но я не успел…
- Я пойду первой, - вполголоса, словно боясь потревожить тишину, произнесла Лина, с минимальным шумом вытаскивая свой меч.
Острое лезвие от прикосновения детских пальцев стало алым как кровь. Она бесстрашно шагнула в кромешную тьму прибрежного логова.
"Почему я не могу быть таким же смелым, как она!?", - вновь проняла меня до дрожи досадная мысль, но печаль так и не достигла сердца: Вильгельм, не разжигая факела, бесшумно, аки бесплотный дух, умчался за исчезающим в темноте отблеском алого клинка.
Лишь через несколько мгновений наш драгун и лесник смогли разжечь факелы.
Я отдал команду на перемещение, позабыв про все предписания безопасности поведения под землёй, бросился догонять ускользающий алый блеск. Идти на ощупь не очень легко, а бежать сломя голову в полной темноте то ещё удовольствие. После удара правым плечом о стену пришлось принять влево и порядком сбавить темп. Вскоре меня догнал Ирвин с факелом и разбирать дорогу стало гораздо легче.
Шли мы медленно, но уверенно. Ощущения поддержки товарища, когда его щит вровень с твоим просто бесценно. Я даже не сразу заметил, как под ногами что-то захрустело. Это было что-то белое. Весь пол был усеян рублеными обломками. "Это что там в углу, берцовая кость?". Драгун вдруг остановился. Рука, держащая факел, слегка опустилась. Темнота обрела контуры, а силуэт предстал скелетом осевшего отдохнуть воина в куче превратившегося в прах железа и тряпья. Но нас ждал ещё более неприятный сюрприз: мы зашли в тупик…
- Дюран, представляешь, я умер от его руки. – Прошептал Ирвин. Увидев мой непонимающий наклон шлема, он засмеялся и продолжил: - Во сне, я проиграл ему во сне...
- Сейчас не время, хотя, мне тоже нежить снилась. Похоже, нужно идти назад.
- Погоди. Тебе тоже?
- Да, а что? – Я остановился и внимательно посмотрел на товарища, после чего стал свидетелем того, как улыбка медленно пропадает с лица.
- Индро и Аса рассказывали об одних и тех же умертвиях. У Вильгельма вообще круги под глазами. Знаешь, Дюран, что-то мне уже нихера не смешно.
- Тише, мы же на вражеских землях. Вдруг нас услышат?
- Ты сам прислушайся. Вон из того коридора Лина уже что-то рассказывает парням. Ты просто пропустил поворот. – Воин в алом акетоне указал факелом на смежный проход. Из него доносился шум. Пожав плечами, мы решили, что до нас уже всё разведали, и походным шагом направились вперёд.
С каждым шагом шум приобретал форму и вскоре женский голос отчётливо распевал о вечной и древней силе, что пробуждается к ярости нового дня, о легионах бойцов из холодной могилы, устремившихся в жаркий простор бытия, об их неуемном голоде и нетленной воле, о жажде плоти… Это был похожий голос, но он не мог принадлежать Лине… Затем песня оборвалась, создание обратилось к кому-то на другом конце зала.
- Можешь не прятаться, я тебя чую…
Мы вновь взяли оружие наизготовку, а подойдя поближе, наконец увидели, как в просторном гроте, исписанном настенными рунами, воспаряет над землёй фигура в плаще. Вокруг неё была странная светящаяся розоватая аура. Создавалось впечатление, что туловищу в мантии недостает ног…
А после оно обернулась к нам. Я вновь нарушу устав и поклянусь, что её зияющие пустотой глазницы посмотрели прямо мне в глаза. Они вспыхнули мягким алым огнём. Отвалившаяся челюсть чётко сказала лишь одно слово: "Брат". Меня пробрало в дрожь.
По мановению костлявой руки из тьмы в нашу сторону медленно зашагали силуэты людей. Низкие утробные голоса заполняли пещеру, скандируя одни и те же фразы, перебивая друг друга: "Иди к нам! Пища! Смерть!".
Скелет чародейки вновь повернулся лицом в другую сторону и в её глазницах уже полыхало горнило гнева. Даже седые волосы налились краской, а воздух вокруг костяных рук клубился багровым дымом. Кощунственное шептание было сопровождено взмахом руки и факелы погасли. За спиной послышалось потрескивание суставов…

Отредактировано Дюран (03-10-2019 17:27:27)

+1

19

Героизм девушки постепенно сходил на нет - в пещере было темно и сыро, и, вместо того, чтобы спокойно двигаться  вперед, приходилось все время вилять то вправо, то влево, опасаясь совсем потеряться. Ориентиром для Лины были голоса спутников - огня никто не стал разжигать, да и она сама не рискнула использовать Lighting. Под ногами что-то противно захлюпало, затрещало и зачавкало, сбивая Бандитоубийцу с мысли, но почему-то напрочь отбивая желание посмотреть под ноги, дабы определить причину. Да и сама пещера была более чем странной - дорога круто уходила вверх, заставляя прикладывать неимоверные усилия, чтобы преодолеть трудный отрезок пути. От концентрации старой магической энергии дрожал воздух, заставляя волшебницу зябко кутаться в плащ и размышлять над тем, каким именно спектром магии владел бывший хозяин этой темной дыры. А выводы напрашивались не самые оптимистичные. Впрочем, Инверс была готова к подобному - за свою недолгую, но весьма насыщенную жизнь она навидалась всех и всякого, в том числе химер, зомби и порождение вроде повелителей тьмы, так что испугать ее было более чем непросто.
Страх пришел несколькими минутами позже, когда Бандитоубийца поняла, что осталась совсем одна, а где-то в глубине пещеры раздался холодный голос, нараспев читающий что-то вроде заклинания. Одновременно с этим за спиной снова захрустело и завыло, заставив девушку отскочить назад, больно приложившись спиной о каменную стену, но не потерять боевое расположение духа, выставляя вперед горящий алым светом клинок. Его бледного освещения было мало, чтобы увидеть всю картину, но вполне достаточно, чтобы понять, с кем волшебнице придется иметь дело. И увиденное рыжеволосую ни капельки не порадовало.
- Вот только вас мне и не хватало... - ворчливо отозвалась Бандитоубийца, ойкнула и откатилась в сторону, пересчитав своим позвоночником все кости на полу. Боль придала ей злобы, но, что еще больше ее рассердило, так это парящая фигура впереди. Она была повернула полубоком, но одного   взгляда на нее было достаточно, чтобы вывести Лину из себя.
"Какого Шабранигдо под меня маскироваться?! Да еще и грудь себе какую отмахала!!"
Невовремя вылезший комплекс добавил энергии, и, развернувшись, волшебница применила первое заклинание.
- Assha Dist!
Первый монстр добежать до девушки не успел - лучи света полоснули по воздуху, обращая скелета в прах.Остальные на мгновение замерли, пытаясь понять, что только что произошло. Инверс издала воинственный клич и кинулась на толпу, щедро раздавая Assha Dist направо и налево. Однако, чем больше она растрачивала сил, тем больше становилось нежити. А создавать заклинания одной рукой (в другой был меч) было не очень-то удобно. Оставался только один способ.
Бежать.
- Ray Wing!
Создать сферу Лина успела вовремя, чтобы увернуться от чьей-то когтистой руки. Но, поскольку в пещере тут же стало темно, сферическое заклинание с удовольствием постукалось обо все стены и потолки, после чего вылетело в коридор и покатилось на зависшую в воздухе фигуру, подпрыгивая на каждой неровности и сопровождая все это соответственными по звуковой гамме и ритму визгами.
Вот так нелепо и забавно волшебница вкатилась в зал, едва не сшибив самозванку сферой Ray Wind-а, и приземлилась аккурат около Дюрана. Рассеивать заклинание девушка не спешила, а вот ее противница не придумала ничего получше, чем атаковать ее.
- Серьезно?!
Ледяное заклинание, напоминающее Freeze Arrow, шарахнуло в воздушный щит, едва не раскоцав его на две аккуратные половинки. Оставалось только отказаться от защиты, кувыркнуться назад, и...
- Lighting!
Белый светящийся шарик улетел в потолок и послушно завис там, давая присутствующим достаточно света, чтобы рассмотреть противников. На свету фигура самозванки уже не выглядела такой внушительной, что успокоило Бандитоубийцу, приготовившуюся к ответному заклинанию.
- Flare Arrow!
Огненная стрела понеслась к костлявой фигуре.

+1

20

Наступила абсолютная тьма. Густая, вязкая тьма, которую прорезала тренькнувшая тетива. Из самых тёмных закутков сознания, на грани слышимости доносилась медленная поступь. Чавканье сапог становилось отчётливее. Хруст суставов зазвучал чаще. Злобный шепот прекратился. Лишь глухие хрипы и утробные стоны выдавали тех, кто шёл по наши души. На мгновение мне показалось, что меня затягивает в ту чёрную бездну мрачного космоса. На мгновение я снова пережил тот ужас невесомости, однако стоило мне сделать шаг, и нога ступила на твердую поверхность. Ощущение пространства вокруг себя вернулось.  Кто-то начал часто и глубоко дышать, сопровождая каждый выдох рыком.
- Дюран! – Басовито гаркнул обладатель рычащих легких. Голос принадлежал Ирвину.
- Да.
- Я не вижу этих тварей, мазоку их побери! Что делать!? Харр!
"А что делать? Какой приказ?". И тут я понял, что всю свою службу я слышал чёткие и ясные команды командира, которые не давали растеряться в бою. Командир всегда знал что нужно было сделать. Он всегда вёл и направлял нас. Но сейчас его не было... "Командир сейчас я…", - пришедшая мысль была словно ушатом ледяной воды после сладкого сна. Мне вдруг стало очень стыдно, но голос товарища заставил моментально взять себя в руки. Нет времени для самобичевания! Я сюда пришёл чистить доспех и очищать мир от нечисти! Как видно, доспех мой начищен ещё с вечера.
- Дюран! Ты меня слышишь?! Они уже близко!
- Держим этот проход! Не стой, Ирвин! Спина к спине! Иди на мой голос! Вот! Отлично! Слышу противника на восемь часов! Уничтожить!
Мы уперлись спинами друг к другу. По команде развернулись так, чтобы контролировать обе стороны прохода. Я взял выход к центральному залу, так как большинство нежити шагало именно с того направления.
- Бей их! – Решил я подбодрить товарища и крикнул: - Во имя Творца!
- Во славу Цефеида!
Начался бой. Кто-то попытался пройти мимо меня, но был отброшен шитом. Я слышал звук стали и басистый мат здоровяка. Создавалось впечатление, что ему достаются все удары за нас двоих. Но вот я зацепил гладиусом что-то вязкое, и тут же мой щит зазвенел от яростного напора. Внезапная вспышка света заставила всех замереть. На мгновение я увидел усохшее лицо покойного бедолаги, решившего обойти меня справа. Затем раздался крик. Голос определённо принадлежал женщине, но он не был испуганным, напротив, это был боевой клич настоящей воительницы! За ним последовали вспышки ослепительного света. Дружное сплетение голосов Индро и Асы тоже перекричало лязг стали и выдало синхронное: "Анный рот!". Вот Ирвин зарычал пуще прежнего, и звуки дробящихся костей присоединились к общей какофонии. Никогда не видел нашего драгуна таким яростным. Я даже не думал, что орудовать булавой можно настолько быстро! Горячка боя плавно перетекла в рутинный алгоритм действий: принять удар на щит, оттолкнуть противника и нанести ответный выпад. Особой нужды прикрываться щитом не было: ржавые клинки не могли нанести хоть какой-либо вред латному доспеху, однако привычка - страшная сила. Я в который раз подсел на ногах и втянул голову. Лезвие отскочило от кромки щита и не достигло шлема.
Маты ставали всё тише, а частота вспышек пошла на угасание. Лучше бы удар меча настиг мою пустую голову, чем осознание. В тот момент я понял нашего комвзвода. Его не волновала своя жизнь, он сходил сума, чтобы сохранить её нам! "Мои люди разрозненны, а значит уязвимы. Мы окружены. Командир пропал... Полный провал... Мы облажались..."
И когда казалось, что всё потеряно, свет мигнул ещё раз. План появился мгновенно.
- Ирвин! Ирвин, ты где!?
- Харр!
- Вперёд! Там леди Лина! Прорываемся к ней! Слышал!? За мной!!!
Я приложил щит поплотнее к плечу и, упершись кулаком в его правый край, начал движение. Вспышки то появлялись, то пропадали, давая возможность время от времени поправить траекторию. Полусгнившие смельчаки решили противопоставить себя моей облачённой в доспех двухцентнеровой туше. Результат был очевидным. Упавших угощал булавой следовавший по пятам Ирвин. Я шевелил ногами так быстро, как только мог. Мне было абсолютно плевать есть ли тут пропасти и как долго в них падать. Главное – найти Лину. Но очередная вспыщка погасла и вновь стало темно. Мы сумели пробиться сквозь оцепление, однако не знали куда дальше бежать. В отчаянии я пообещал Творцу, что никогда больше не оставлю своего командира в беде, если смогу вновь сражаться с ней плечом к плечу! И о чудо, мои молитвы были услышаны! Воинственный голос чародейки произнёс какую-то тарабарщину, после которой раздался гул, словно надвигался ураган. Будто десяток мечей в пируэтах синхронно разрезают воздух. И шум приближался, а вместе с ним звук, похожий на визг. Чье-то тело мешком картошки глухо стучалось о неровности рельефа, мчась из другого конца противоположного коридора прямиком в нашу сторону. Две алые точки под потолком внезапно сделали кульбит, а рядом с нами что-то приземлилось. Светящийся синим шар со скоростью полёта стрелы врезался в стену бушующего воздуха и разлетелся вдребезги, осыпая землю ледяными осколками. Однако света было достаточно, чтобы на мгновение заметить искаженное лицо мертвеца.  К чему-то вспомнился ночной кошмар. "Настоящее испытание никогда не кончается, верно?". Вместо принятия поспешных решений, я решил выждать и не прогадал.
- Lighting!
Белый светящийся шарик улетел в потолок и послушно завис там, давая присутствующим достаточно света, чтобы рассмотреть противников. После абсолютной темноты пещеры глаза слегка резануло от непривычной яркости. Последние порывы ветра, искажавшие образ чародейки, исчезли. Теперь я был абсолютно уверен, что перед нами Лина Инверс.
- Мы нашли её! Ирвин, крикни парням, чтобы прорывались к нам! – Сказал я, а сам побежал занимать фланговую позицию рядом с метрессой.
- Сюда! Нужна помощь!
- А нам таки не нужна!? – Донесся ехидный голос из третьего прохода, сопровождаемый отборным матом Индро. Тем не менее, звуки сражения стали громче.
Глаза драгуна из Кал-Маарта были идеально круглыми. На щеке уже красовался шрам. Казалось бы, боец испуган, но его улыбка во все тридцать и два протезных свидетельствовала об обратном. Его алый акетон был изрезан, под ним поблёскивала нетронутая кольчуга. Могучий воин взял покрепче булаву. Его руки тряслись. Солдат рвётся в бой. Ему хочется поскорее закончить сражение. Он готов рисковать своей жизнью, лишь бы скорее пройти сквозь ад к победе. Я даже не подозревал, что такой богобоязненный человек несёт в себе столько гнева. Ирвин впал в ярость. Нежить подтягивалась к нам, а драгун просто взял и молча ворвался в самую большую кучку. Теперь он ясно видел врага и его вело твёрдое желание отомстить за все переживания, которые он испытал, находясь в обороне. Как ни странно, нежить под удар подставляться не хотела и отступала, создавая опасный коридор... Однако, отступление спасало не каждого...
- Ирвин, твою мать, чего творишь! – Я понимал опасность боевой горячки и спешно пытался вразумить товарища: – Ты что, бросить нас надумал!? Назад в строй!
Ключ был найден. Не зря вчера мы дали друг другу обет! Долг и честь оказались выше первобытных инстинктов!  Мне повезло, что хоть через раз, но он выполнял приказы и таки занял своё место возле чародейки. Всё случилось быстро. Вот Лина чётко читает заклинание, вот полыхающая огнём сфера со скоростью стрелы несётся в парящего скелета, и вот она достигает цели…
Прямое попадание. Мертвец в мантии даже не думал уворачиваться. Огонь пожирает истлевшую кожу. Волосы горят как солома. Кости вспыхивают как сухие поленья. Мантия дымит. Нету ни криков, ни стонов…
- Круто! Я чертовски рад вам! Лина! Какие будут приказания!?
Полыхающие огнём глазницы потухли. Они имели осуждающий вид и смотрели на нашу команду. Туловище усопшей чародейки медленно сгорало и разваливалось на части.
Пользуясь передышкой, я начал осматривать зал. Взгляд наткнулся на две сломанные стрелы. Надо было понимать, что Вильгельм сумел дважды подстрелить парящую нежить, но особого эффекта стрельба болтами не вызвала. "Где же сам Вильгельм?", - вопрос остался незаданным. На небольшом возвышении от коридора, в гуще врагов орудовал своими стилетами отважный арбалетчик…
Потухшие глазницы нечисти загорелись с новой силой. Полыхающая фигура возвысилась к самому потолку и начала шептать свой злобный заговор. В костлявых руках зреет синеватое заклинание. Огонь на костях начинает гаснуть, а влажные стены покрываются инеем...

+1

21

Лине даже не хотелось думать о  том, какой дурой выглядела перед боевыми товарищами, отчаянно сражавшимися с нежитью. Да и некогда было думать - враги и не думали давать кому-либо передышку, и, судя по не самым благородным выражениям со стороны друзей Дюрана, доставалось им знатно. В отличие от живых противников, мертвецы не знали усталости, и ранить или убить их было невероятно трудно. Пространство пещеры не предрасполагало к масштабным заклинаниям, да и на них все равно требовалось время, которого ни у кого не было. Мужчина, сражающийся с наибольшим количеством противников, казалось, сейчас упадет. И всё туда же - ворвался в самый центр, намереваясь посечь как можно больше противников. Это напомнило Лине первое сражение Гаури с черным драконом, когда блондин, не подумав, ринулся на существо в надежде победить его обычным лезвием. Окрик Дюрана, испугавший вздрогнувшую волшебницу, заставил мужчину очнуться и отказаться от своего безрассудного боя.
Заклинание Лины достигло своей цели. В воздухе несъедобно запахло жареным, а цель даже не стала сопротивляться, что заставило Инверс насторожиться. И, как оказалось, ее опасения оправдались - противница просто готовилась к новой атаке, сильнее и опаснее предыдущей. Какой именно, рыжеволосая ощутила, когда в пещере дохнуло холодом. Перспектива остаться в полутьме изящной глыбой льда волшебницу не устраивала, а значит, пора предпринимать активные действия.
Голос Дюрана, прозвучавший среди всей этой катавасии, показался Лине светом в непроглядной тьме. А на краткий момент почувствовать себя главной и вовсе было несравнимым чувством. Правда, радости в этом было мало - не та ситуация. От слаженности и скорости зависел успех сражения. И Инверс это понимала.
- Мне нужно немного времени. И отойдите подальше, а то я за себя не отвечаю!
Она надеялась, что повторять дважды не придется - мужчины взрослые и явно не глухие.
Инверс храбро выскочила вперед, складывая руки для заклинания и вызывая силу усилителей. Времени было не то, что бы мало - его не было совсем. А температура в пещере стремительно падала, вызывая желание закутаться в плащ и оказаться на многие километры дальше от этого проклятого (и проклятого) места. Увы, силой одного желания этого было не исполнить, оставалось только закончить все побыстрее и отправиться дальше.
"Угораздило же меня влезть в эту миссию! Теперь выкарабкивайся как хочешь!"
Отступать было поздно, некогда и некуда. Враг наращивал силы, а у вояк их, напротив, оставалось все меньше и меньше.
- Источник всего света
И жгучее алое пламя
Словами завета этого
Даруй мне силу и собери её в руке моей...

Девушка чувствовала, как ее стремительно покидают силы. Однако была уверена, что заклинание слабее столь сильную цель не одолеют. Яркий свет в руках бился, словно живой, готовый в любую секунду сорваться с пальцев.
- Blast Bomb!
Серия из четырех огненных шаров полетела во врага. Лина обессилено грохнулась на жесткую поверхность пещеры. Больше сражаться она была не в силах. Краем глаза девушка заметила лежащую на каменном полу книгу, с большим трудом дотянулась до нее и стиснула пальцы на обложке. Ударная волна, которая поднимется после взрыва, наверняка снесет и заклинательницу, но Инверс уже просто не могла встать.

+1

22

Я открыл глаза. Мир застилала грязная пелена. У меня было желание что-то сделать, но я не понимал зачем. Чёткой уверенности в том, что само желание существовало, заставило меня задуматься. Пыль немного улеглась. Десятки мелких огоньков просвечивались сквозь мутный саван гари и вырисовывали размытые контуры рельефа. "Так, Дюран, что произошло?", - спросил я себя, и вскоре память держала ответ.
Расстановка сил была не в нашу сторону. Мы попали в окружение и держали оборону. Товарищи с переменным успехом пробивались в главный зал. В разгаре схватки голос чародейки возвестил о начале чтения заклинания. Нашей задачей было выиграть время, держа противников на расстоянии, самим не приближаясь к ней. Задачу мы выполняли со знанием дела. Вначале было очень трудно не подпускать нежить к командиру, но под конец боя орда сама начала отступать. За спиной возникло свечение. Потом был огонь, тьма. Затем глаза начали видеть вновь...
Отряхнувшись от крошек льда, я поднялся.  Меч был плотно стиснут пальцами правой руки. Щита не было видно.
"Есть кто живой!?", - глухо прозвучал оклик Индро, затем явился и сам обладатель голоса.  Он ковылял, опираясь на посох. За ним шёл воин в позолоченном нагруднике. Забрало на шлеме было поднято. Лицо Асы не выражало никаких эмоций. Он просто шагал, держа в руке факел. Свет выхватил очередной контур из полутьмы. Фигура в красном акетоне сидела на камне и дрожала. Глаза были идеально круглыми, они казались глубокими белыми воронками на тусклом от копоти лице. Завидев своего родственника, Индро бросился к нему.
- Ирвин! Ирвин, ты меня слышишь!?
- Что с ним? – Спросил Аса.
- Ему холодно! Мне холодно! И тебе тоже холодно!
- Но… - Попытался возразить Аса, однако буравящий взгляд Индро, подкреплённый сильным ударом голого кулака в металлический нагрудник заставили его осознать всю серьезность положения и отказаться от возражений: - …да, мне холодно…
- Вот именно. Сам дрожу. Ирвин, держи, укутайся он тёплый.
На удивление, когда товарищи начали укрываться плащами, тело драгуна потихоньку переставало трястись. Он даже начал внятно говорить.
Пара немного осела. В полутьме приподнялась ещё одна фигура, которую я сразу узнал.
- Миледи, победа за нами. Всё хорошо. Не волнуйтесь, мы вытащим вас отсюда.
Радость за то, что офицер цел и невредим, наполнила моё сердце. Мы вновь вместе и теперь наши шансы на выживание значительно возросли. Тем временем подошедший к нам Индро начал осматривать Лину.
- Да, полежите. – Сказал лесник и, выхватив у меня из-за спины свёрток накидки, подложил ей под голову. – Боль должна пройти со временем.
"Дюран, я не вижу Вильгельма", - шепотом сказал мне воин, когда мы поднялись, кивком указывая на чародейку.
- Он сражался у той стены. Очевидно, они разминулись.
Не решаясь терять времени, мы начали осмотр поля боя.
Вильгельм лежал в окружении тел поверженных врагов. Его открытое лицо покрылось пеплом, но было таким же чистым, мирным. Лишь тонкие струйки текли из жуткой трещины от виска до затылка. Я осознавал, что это конец, но не мог поверить, что он наступил так быстро. Ещё вчера вечером мы сидели и болтали, шутили, а сейчас его нет… Да, на войне привыкаешь ко многому. Человек адаптируется ко всему, но такие потери невосполнимы. Никогда к ним не привыкну…
"Ты храбро сражался… друг… Ты наконец нашёл своё место рядом престолом Творца. Покойся с миром и нас не скоро ожидай…"
Я решил почтить товарища минутой молчания, а затем перенести тело, дабы все могли почтить его память, но вдруг нога подкосилась и упёрлась коленом в пол. Чьи-то руки лапали шлем, как будто пытаясь открыть забрало. От неожиданности я резко поднялся на ноги и решил стряхнуть нападающего, но он уцепился руками за горжет и повис на нём. От соблазна достать меч из ножен меня остановило то, что лицо нападающего оказалось знакомым.
- Индро!? Что ты творишь!?
- Я на твоё лицо хочу посмотреть! Я хочу увидеть твои глаза. Есть ли в них хоть капля раскаяния, или нет!? Может у тебя лицо не в шрамах? Может это лицо имбецила?!
Я не мог понять абсолютно ничего, а лесник в плаще продолжал.
- Ты нас угробить хотел, да? Легко быть смелым, когда жопа прикрыта сталью, да?! На тебе ни царапины, а нас в том проходе чуть не трахнули! Ты хоть представляешь каково сражаться в полной темноте!? А если бы я задел Асу? А если бы он отрубил мне башку!? Самое главное: ты даже словом не обмолвился, что нас тут ждёт проклятая нежить!!! Это твоя вина, что Вильгельму череп раскроили!!!
- Меня застигли врасплох так же, как и вас! Я ничего не знал! Слышишь!? НИ-ЧЕ-ГО! Думаешь я гнида, что бросает своих!? Никто не знал что нас тут ждёт!!! Даже офицер Лина была не в курсе! Нас подставили!
- То есть как… - Руки Индро начали расслабляться. Он вновь ступил ногами на пол и пошатнулся. Я помог ему удержаться. - Не твоя вина, не её, тогда…
- Капитан Семелл.
Я наконец собрал пазл воедино. Семелл жаждет власти, поэтому решил сместить второго командира Лину Инверс. Именно поэтому она была так возбуждена, именно поэтому он не предупредил никого о грядущих опасностях. Именно поэтому он был так недоволен моим предложением о подготовке. Он вовсе не считал меня выскочкой, ибо для него я был пушечным мясом. Мы были лишь расходным материалом, иллюзией безопасности для Лины, чтобы даже если она выживет, он был не при делах: "Я же выделил вам охрану! Дюран сильный боец! Он хорошо владеет оружием! Да и вы неслабая чародейка!". Весь такой чистый, белый и пушистый... Какой хитрый план.
- Семелл…собака… Не сказал..? Вот оно как… Выходит, нас послали помирать…
Пока на крики споров сбегалась вся команда, случилось чудо! Вильгельм вдруг открыл глаза и застонал. Он с трудом пытался выдавить из себя слова, но получался лишь булькающий звук. Индро бросился к нему, взяв его за руку. Я тоже опустился на колено.
- Я рядом, Вильгельм. Я с тобой. Держись. – Сказал лесник, а затем крикнул: - Сюда! Вильгельм ранен!
- Он что-то говорит, Индро!
- Тихо…
- Ну? Что он сказал?
Воин повернул голову. Лицо скривила причудливая гримаса. Глаз подёргивался.
- Папа, ты заберёшь меня из этого места?
Невидимый ком застрял в горле…

Отредактировано Дюран (20-10-2019 23:08:24)

+1

23

Blast Bomb не мог промахнуться, просто не имел права. Едва огненные шары достигли своей цели, как исчезла тяжёлая энергия, давящая на наемников и волшебницу. Правда, теплее в пещере все равно не стало, и у всех участников сражения зуб на зуб не попадал, в том числе, у Инверс, которая, кажется, всё сейчас бы отдала за шерстяной плащ. Потраченные силы возвращались медленно и тяжело, Бандитоубийца прерывисто дышала, выдыхая в воздух облачки пара,  пыталась подняться, дабы окончательно не примерзнуть к полу, и, в конце концов, у нее это получилось, пусть и слегка неуверенно. Впрочем, надолго в вертикальном положении она не задержалась - один из спутников поспешил уложить ее на место, предварительно смастерив что-то вроде подушки. Лине оставалось только кивнуть и разжать пальцы, стиснутые на обложке фолианта, найденного на полу. Поскольку Лайтинг ещё висел в воздухе, света в пещере было достаточно, чтобы попробовать получше рассмотреть находку. К незнакомым книгам волшебница всегда относилась с большой осторожностью, а по сему, собрав немного сил, проверила фолиант на наличие магии-ловушки. Обложка отозвалась багровым свечением и неприятно завибрировала, но успокоилась так же быстро, как и начала. Кажется, опасаться было нечего.
Девушка уселась поудобнее и раскрыла книгу. Но не успела она прочитать и строчки, как в другом конце пещеры  началась потасовка, заставившая Лину уронить рукопись. Тут и полный тормоз вроде Гаури понял бы все с первого раза - между наемниками вспыхнула ссора, в процессе которой один обвинял другого в произошедшем. Поучаствовать Инверс не успела - мужчины резко перестали кричать, словно пришли к какому-то общему коэффициенту. К какому именно, Лина не услышала - ее волновало совсем другое. Все разговоры обратились в сторону поверженного воина, при взгляде на которого у Лины по спине пробежал холодок. В последний раз она видела смерть в разрушенном городе Сайрааге, где, повинуясь жестокому приказу Хеллмастера Фибризо, восстали погибшие жители. До этого на ее глазах в адском пламени повелителя тьмы Шабранигдо сгорели заживо Родимус и Зольф. Но то, что открылось девушке сейчас, было намного страшнее.
Лина поднялась на ноги и поспешила к сгрудившимся у Вильгельма наемникам, который выглядел жутко. По крайней мере, воин был жив, но чтобы его вылечить, нужно было использовать заклинание уровня храмовых дев вроде Сильфиль.
Лина знала такое, хотя использовала в своей жизни всего лишь раз. Когда изучала. Белая магия априори не сочеталась с чёрной, особенно такая мощная. А после ее применения и вовсе можно проваляться в отключке половину суток. Девушка глубоко вздохнула. Кажется, эти странные типы, с которыми она путешествовала, начали восприниматься ею несколько больше людей с улицы. Оставить Вильгельма она не могла, однако, в попытке спасти его жизнь вполне может положить свою.
"Меня поставили руководителем этих людей", - заговорил внутренний голос. - "Он все это время прикрывал мою спину..."
Она молча подошла ближе, выставляя руки для нового заклинания. Силы она худо-бедно восстановила, пора было действовать.
- Благословенная длань исцеления,
Дыхание матери земли,
Молю вас, явитесь предо мной,
Покажите свое великое сострадание к этому человеку
И даруйте ему спасение...

Магическая энергия упрямо брыкнулась, девушку прошиб холодный пот. Руки задрожали, но отступать было уже некуда.
- Ressurection!
Руки взметнулись в воздух, опускаясь на грудную клетку Вильгельма, и поток магической энергии осветил раненого. В глазах потемнело и поплыло, но девушка держалась до последней капли магической энергии, после чего пещера перед глазами понеслась в ритме бешеного танца, и Лина повалилась на спину, теряя ощущение реальности и проваливаясь в бездонную темноту собственного сознания...

+2

24

Странный мягкий свет сочился из рук чародейки, наполняя грудь Вильгельма. Ало-карие глаза выражали решимость, мышцы лица были предельно собраны. Худые, но жилистые руки задрожали. С кончика носа упала капля пота. Заключительное слово было сказано, заклинание произнесено. Ладони офицера перестали источать свет. Мышцы лица расслабились, веки опустились. Индро вовремя среагировал, и голова с огненными волосами избежала падения на каменный пол.
Я стоял и не мог пошевелиться, ибо был потрясён до глубины души. Я не мог поверить, что без лишних слов офицер Лина, не оправившись от сражения, приступит к исцелению боевого товарища. Мои глаза увидели пример для подражания, поступок, достойный истинного чародея: рискуя умереть самому, вытащить товарища из того света. 
"Насколько сильным должен быть человек, просящий даровать спасение другому? Насколько могущественным должен быть человек, к словам которого прислушиваются высшие силы?
- Дюран, она не дышит…
Голос Индро дрогнул. Он не мог поверить, что сила магии может быть настолько страшной. Спустя мгновение Вильгельм открыл глаза.
- Что произошло…? – Слабым шёпотом сказал арбалетчик.
- Величина чуда равна величине жертвы. Миледи Лина пожертвовала своей жизнью, чтобы спасти твою.
Вильгельм присел на колени и дотронулся к виску. Поморщившись от боли, он начал моргать. Лишь после взгляда на Лину к нему пришло осознание. Мне никогда не доводилось видеть, чтобы руки так тряслись от страха прикоснуться к человеку. Я впервые увидел с какой осторожностью пальцы обхватывают ладонь и прижимают к сердцу, боясь её повредить лишним давлением.
- Но ведь она тёплая... Она жива. – Твёрдо сказал Вильгельм.
"Теплота тела не значит ничего. Хотя… Если он отказывался верить, почему я с такой лёгкостью констатировал смерть? Нужно действовать!"
- Приложи пальцы к шее. Вот тут. Индро, держи на запястье. Вы должны почувствовать как пульсирует сердце.
Приказ был выполнен молниеносно. Укутав раненого товарища, бойцы приступили к оказанию помощи. Пока безуспешному.
- Та что ж у вас руки трусятся… Ладно... Вильгельм, отполируй свой стилет.
- Зачем..? – Недоверчиво протянул юноша.
- Если подержать зеркало над ртом, будет видно пару от дыхания. Зеркал у нас нет…
Мысль заканчивать было не нужно.  Уже через несколько биений сердца Вильгельм нёс на руках свою спасительницу. Живую! Лину Инверс.
***
- …именно поэтому ты поступил правильно. Повторяю ещё раз: ты ни в чём не виноват. Теперь их души свободны. Дюран? Вы вернулись? Что с Даж…Линой? Она обронила ту книгу.
- С ней всё будет хорошо, Аса. Мы с тобой позже поговорим. А сейчас всем готовность ноль. Ирвин, ты как?
- Теперь в порядке... Благодарю, Аса. Я запомню твои слова. – Драгун поднялся во весь рост, расправив плечи. – Какие будут приказания?
***
Мы шли боевым порядком. Впереди шёл Аса. Его едва заляпанный нагрудник хорошо отсвечивал пламя от факела, который держал Индро, ковыляя следом. В центре шагал Вильгельм. Я был уверен, что если он отказался искать свой арбалет, то сокровище в его руках он точно не выпустит. Витязь Ирвин, с которым мы вместе стояли на смерть, имел тяжёлую поступь. Он не совсем оправился от пережитого, но держать факел был в состоянии. Я шёл замыкающим. Последний проход мы так и не разведали. Нежить пала, но чёткой уверенности не было. Угрозы можно было ожидать только оттуда.
Мне вновь стало грустно, ибо я должен был нарушить клятву: должен был оставить своего командира вновь. Мои слова были лукавыми. Доставить офицера в живых – это только половина задачи, оглашённая отделению. Поставленной целью была разведка. Если задача не выполнена, под удар станет весь отряд. Даже если Семелл захочет избавиться от Лины, он не сможет сделать это у всех на виду. Тем более, чародейка без сознания, ей нужно дополнительное место для размещения. Кто-то всё равно должен остаться. Я выполню задание, найду свой щит, и вернусь на следующем борту, а парни поймут. Нужно только решиться им всё рассказать…

+1

25

Падение в черную бездну казалось бесконечным. Веки становились ужасно тяжёлыми - окружающая Лину тьма резала глаза, заставляя жмуриться, но и в этом случае волшебница не видела иной картины, кроме темной завесы. Девушка не ощущала собственного тела, не слышала ни единого звука - казалось, все чувства покинули ее и не думали возвращаться.
Противиться накатывающей усталости Инверс больше не могла, и, поддавшись неизбежному, снова отключилась...
Лина не знала, сколько прошло времени. Может, всего минута, а может, вечность целой вселенной, за которую прошло несколько витков эволюции, как местность вокруг постепенно начала меняться. Из непроглядной темноты начали возникать огромные каменные платформы, по которым пробегали электрические разряды и столкновения с которыми Бандитоубийца избегала лишь огромным чудом. А впереди огненными всполохами замаячили две исполинские фигуры, в которых опешившая Лина узнала Цефеида и Шабранигдо, сражающихся за существование мира. И ее несло прямо в эпицентр сражения, и, как волшебница не сопротивлялась, не могла отодвинуться ни на миллиметр.
Она застыла между двумя силами, испуганно глядя на шинзоку и повелителя тьмы. Шабранигдо злобно расхохотался и протянул в ее сторону свою огромную когтистую лапу, намереваясь схватить и раздавить одним движением, но не успел. Инверс слабо пискнула - Цефеид перехватил ее за талию и прижал к массивной груди. Девушка почувствовала, как нечеловечески мощная сила наполняет ее крошечное тело. Энергия Цефеида была слишком сильной и горячей, Бандитоубийце казалось, что ее либо разорвет на части, либо она сгорит. Божество почувствовало это, громогласно взревело и со всей возможной осторожностью отбросило девушку в сторонке далеко от места сражения, после чего снова вернулся к борьбе. Лина протянула руку, словно пыталась остановить шинзоку, но ее уносило все дальше и дальше. В голове прозвучала фраза, напоминающая раскат грома.
"Живи."

Лина разомкнула веки. Взору предстал мистический полумрак, высокий потолок, а тяжелую тишину нарушал мерный звук шагов. Судя по покачиванию, волшебница находилась у кого-то на руках, но понять,  у кого именно, не представлялось возможности - силы у Инверс восстановились ровно настолько, чтобы существовать, но не более. Оставалось благодарить Цефеида, что она вообще осталась жива после такого мощного заклинания. Странный сон-видение ни в какую не желал покидать сознание, хотя рационально Бандитоубийца прикидывала, что настоящие Цефеид и Шабранигдо явно не могли бороться за нее. Впрочем, с повелителем тьмы она сражалась лично, так что удивляться не стоило. А вот Цефеид давно погиб.
Некоторое время Лина неподвижно лежала на руках, собирая силы по крупицам. Девушка не знала, справилось ли ее заклинание с раной наемника, но с того момента поклялась больше не использовать  Ressurection ни под каким предлогом. Судя по тому, что вокруг царила темнота, освещенная светом факела, наемники и волшебница еще не выбрались из злополучной пещеры.
Пора было подать голос.
- Все целы?..
Глупее вопроса было и не придумать, однако, на ум пришел именно он.

+1

26

Рукотворные тоннели уходили наверх. В коридоре ощущался свежий воздух. Хрустальные капли блестели от подрагивающих языков пламени. Аса просто заражал всех своим приподнятым настроением духа. По сравнению с историей о махинациях тети Цыли, ранения ржавым оружием были всего лишь незначительной помехой. Индро уже не обращал внимания на свою травму, Ирвин окончательно пришёл в себя. Даже миледи Лина подала признаки жизни. Мы маршировали в ногу и подшучивали друг над другом.
Но вот факелы погасли... Спуск вниз казался бесконечным. От затхлого воздуха начинало мутить. Каждый наш шаг сопровождался чавканьем отсыревших сапог в этом грёбанном тоннеле. Я уже не мог терпеть назойливого капанья этой жалкой мутной воды. Нога у нашего лесника распухла. Очень ловкий мертвяк всё же умудрился повредить ему ахиллесово сухожилие. Представить себе не могу как бедолага ходит… "Вот ещё Аса, мудак, рот не затыкается…". Осточертело слушать про его грёбанную тётю Цылю. Вот и драгун начал бубнить себе под нос очередную молитву. Что-то наш командир не двигается… "Ненавижу пещеры…". Очередной разожжённый факел осветил прекраснейший тупик с распухшими от влаги бочками, содержимое которых уже давно просочилось сквозь внушительные трещины.
- Мы тут уже были. – Решил я констатировать прискорбный факт. Реакция Асы последовала незамедлительно.
- Благодарю, капитан очевидность. С таким командиром перспективы...
- Да-а?! А где ты был, когда ТВОЙ боевой товарищ был ранен..? Или для тебя особое приглашение было нужно..?
Накипевшую злость нужно было согнать. Мне было уже плевать выберемся мы из проклятого Творцом лабиринта, или нет. Я должен решить свой вопрос раз и навсегда.
- У Ирвина была душевная травма и я был обязан заняться ею, особенно когда Лина Инверс побежала в вашу сторону.
- Вильгельму раскроили череп…
- Вот именно! По-твоему, я похож на хирурга, Дюран? Медицина бессильна! У нас есть маг, вот она и должна лечить!
Какой наглец… Ненавижу, когда людям кажется, что они лучше знают, что делать остальным… 
- Вы что, совсем сбрендили? – Вставил своё слово Индро: - Когда выберемся, то хоть трахните друг друга, а пока хватит разговоров. Я чую, что вон из того прохода воздух свежее.
Действительно, коридор вывел нас в небольшую залу, где из скалы были высечены ступеньки, плавно переходящие в каменную кладку. Проход был завален обломками старой кладки, но сквозь крохотную щель пробивался яркий луч солнечного света…
Как в древних сказках со счастливым концом, принцесса наконец проснулась ото сна. В смысле, Лина Инверс подала голос. Так мило было услышать, что она заботиться о нас больше, чем о себе.
- Лина…То есть…Вы…Я обязан вам жизнью...Если бы не вы…
- Мы все перед вами в долгу! – Перебил запинающегося Вильгельма здоровяк драгун. – Это великая честь сражаться вместе с вами!
- Он прав, мы тут все бы лягли, если бы не ваше заклинание. – Вставил свое слово Аса.
- Спасибо вам. Мы действительно обошлись без потерь! Знаете, у нас есть что вам рассказать…- Вклинился Индро.
- Да, мы чертовски рады, что вы живы! И первая новость – мы заблудились.
- Но мы нашли проход.
- Индро прав: тут где-то на часик беспрерывной работы, может меньше, и мы на свободе.
- Но самое главное касается нашего задания...
Все были настолько рады неожиданному пробуждению командора, что попросту не обращали внимания на слова и перебивали друг друга. Лишь Вильгельм, который держал Лину с такой же нежностью, с которой держал свой арбалет, удосужился поинтересоваться о её комфорте.
- Вам удобно..?

+1

27

Участвовать в развернувшихся разборках, даже после того, как ее почти обвинили в том, чего она, темная волшебница, делать не обязана, Лине отчего-то не хотелось. То ли не хватало сил, то ли банально было наплевать. В конце концов, ее вообще мало кто уважал и ценил, так что к хамскому отношению девушка была привычна. Разница состояла лишь в том, что в другой ситуации в обидчика уже полетел бы Файербол, а сейчас Бандитоубийца ограничилась лишь тихим выдохом, мысленно считая до десятого Драгуслейва.
Впрочем, о своей маленькой женской обиде девушка забыла в тот миг, когда наемники, услышав ее вопрос, перебивая друг друга, бросились осыпать ее благодарностями. Особенно следовало отметить недавно обвиняющего Инверс Асу, который поддержал общий настрой. Пусть и не сразу, но волшебница приняла тот простой человеческий фактор, как усталость и неосведомленность, способных испортить настроение любому человеку. К тому же, все пережили тяжелый бой с нежитью, наверняка тайно предпочитая живых противников зомби, если бы кто-нибудь поинтересовался их мнением.
Воспринимать информацию заторможенному сознанию было невероятно трудно - наверное, Инверс поняла, каково порой приходится несчастному Гаури. А ее было много - и приятной, и не очень. Самая главная новость - все живы и относительно целы. Остальное решаемо. Было очень неприятно хоронить кого-нибудь прямо на полу пещеры...
"И где же эти маги с их хваленой помощью? Давно пора..."
Увы, услышать ее мысленные вопросы заклинатели не могли, а значит, не стоило тратить на это силы.
Слова несшего ее мужчины несколько смутили Бандитоубийцу, только сейчас до конца осознавшую происходящее. Будь на месте Вильгельма Гаури, бедняга уже оглох бы от пронзительных воплей и получил бы несколько мощных пинков. Правда, нахлынувшая на девушку паника заставила ее бросить взгляд на свою самую важную часть тела, и облегченно выдохнуть - перед транспортировкой ее особу завернули в собственный плащ и всю дорогу несли в таком положении.
- Спасибо. Все хорошо. Однако, если вам не трудно, поставьте меня на ноги, - слегка смутившись, произнесла Лина, от растерянности не нашедшая слов благодарности и, лишь спустя несколько секунд слабо выдавившая:
- Б-большое спасибо!..
Очутившись на своих двоих, девушка успела пожалеть о своем решении - голова тут же закружилась, и Инверс едва не рухнула назад. Волшебница крепко зажмурилась и сильно помотала головой, хлестнув длинной прядью себе по лицу. Стало немного легче, хотя, конечно, фляга воды решила бы проблему лучше. Увы, последнего Бандитоубийца с собой не взяла...
Лина осмотрелась по сторонам. Свет факелов выхватил из мрака каменный завал, через который отчаянно пробивался тоненький луч света. В принципе, можно было бы разнести чертов валун солидным шаманским заклинанием, однако, с нынешним уровнем сил, об этом оставалось только мечтать. К тому же, не было никаких гарантий, что не появятся новые враги, с которыми придется сражаться. Впрочем, никто же не заставляет девушку возиться с камнями? Ведь вокруг столько мужчин, которые справятся с этим лучше нее!
- Надежда на выход - уже что-то, - оптимистично заявила Инверс. - Так что, я думаю, было бы неплохо попробовать его освободить.
Ее начинали мучить сомнения по поводу лояльности магов, однако эта мысль сменилась более рациональной - возможно, сила магии этой пещеры глушит любое ее проявление, и Семелл попросту не может их обнаружить?

+1

28

Осыпать вопросами человека, ещё недавно пребывавшего в царстве небытия, было не самой лучшей идеей, посетившей наши головы. Тем более, что человек был противоположного, более приятного глазу пола. Следует отдать должное Лине Инверс, сумевшей устоять на ногах. Припоминаю времена, когда в учебке у нас был один дед. Любил дрыхнуть в служебное время. В то время мой кореш стоял на шухере. С его слов, дед развалился на столе свесив ноги с краю. Команда тривоги была подана поздно и вошедший в помещение офицер увидел стоящего на коленях сослуживца. Кровоток нарушился, вот и отказали ноги… А чародейка смогла стоять даже после контузии. Или нет? К великому удивлению, никто так и не удосужился спросить о том, что собственно стало с нашей леди? Хотя и не каждый врачеватель может поставить себе диагноз, мне всё же стало стыдно. Пока я раздумывал над способом исправления прискорбной ситуации, чуть не пропустил приказ об очистке заваленного прохода.
Роль прораба, как самый опытный в строительстве фортификаций, я взял на себя. Моя первичная оценка длительности работ была расчитана на одного меня, но нас же тут пятеро здоровых лбов! Пардон, Индро ранет, а черепушка Вильгельма внушала опасения. Тем не менее, в пяти парах глаз сияла решимость выбраться из проклятой пещеры. Мы находились в месте, ведущем в трёх направлениях, одним из которых был путь на волю. Посему было принято решение сосредоточить импровизированные посты наблюдения для раненных. Вильгельм было запротестовал, что может работать на равне со всеми, но кровяные покраснение на лбу от перегруза свидетельствовали об обратном. "Ну да, молоденьких чародеек носить на руках значительно легче, чем булыжники. Да и помягче они, и теплее…О чём это я, а точно!" - хлопнул я себя по лобной пластине шлема и отдал распоряжение зажечь дополнительный факел для Вильгельма. Данное действие можно назвать расточительством, ведь осветительных приборов осталось мало, но по моим расчетам, мы должны расчистить завал до того, как потухнет последний огонь. К тому же, так удобнее контролировать проходы и всегда видно куда складывать камни. Бойцы основательно подготовились к работе сняв тяжёлую броню и пожелав мне свариться бульоном на обед в моём панцыре, который я отказался снять.
Но перед тем, как с огнём в глазах, пламенем в сердце и с магмой в венах рваться выполнять приказ, я подошёл к офицеру Лине и добросовестно отдал свою флягу. Мне она была ни к чему, а чародейке, пострадавшей от, наверное, какого-нибудь "архиопасного магического упадка сил", нужнее.
И работа закипела. Ирвин был мощным, а булыжники внушительными. Канаты мышц заиграли красками в переливающем свете факелов. Словно статуя Геркулеса сошла с пьедистала, чтобы повторить свой одиннадцатый подвиг. Но сдавать позиции никто был не намерен. Позднее к нам присоединился Аса. Наше соревнование ненадолго прервал подхромавший Индро,.
- Дюран, а ты помнишь, что мы слили весь остаток самогона в твою флягу..? – Произнёс лесник заискивающим голосом.

+1

29

Дело заметно оживилось - план, предложенный Линой, пришелся по душе всем, в том числе, и самой Бандитоубийце, которую, тем не менее, пусть запоздало, но настиг укол совести. От нее толку было мало, а заклинание пусть и спасло жизнь одному из спутников, однако же, вылечить до конца оказалось неспособно. Оно и понятно, чего еще ожидать от черного мага, попытавшегося притвориться храмовой девой вроде Сильфиль или Амелии? Нужно было благодарить хотя бы за то, что цела и жива осталась. Однако, с этим странным заданием нужно было заканчивать как можно скорее - с каждым часом, проведенным в этой пещере, Инверс все меньше и меньше хотелось тут находиться. Хотя бы потому, что в любую секунду из-за любого угла могла выскочить очередная нежить, с которой придется сражаться.
Видимо, ее спутники считали так же. Именно поэтому рьяно взялись за работу, едва предоставилась такая возможность. Нынешнее положение дел, кажется, не устроило только Асу, который, наблюдая, как его товарищи приступают к работе, подошел к Лине, со всеми максимально возможными удобствами устроившейся на ближайшем камне, и тихо, дабы его товарищи не услышали, обиженно произнес:
- Не знаю как вы, а я чувствую себя гномом рядом с ними...
Хорошо, что он посчитал разговор оконченным и утопал вглубь пещеры и не увидел вытянувшегося лица Лины, которую снова разбил комплекс неполноценности, но уже касающийся ее собственного роста, что в народе говорилось "от горшка два вершка", и который, вероятно, и послужил причиной, по которой в свое время Гаури принял ее за ребенка. Не решив, пустить в ответ колкость или возмутиться по поводу того, что он-де коротышек не видел, Инверс узрела перед собой желанную флягу с водой, протянутую Дюраном и тут же забыла о происходящем. То, что нужно, чтобы восстановить потраченные силы!
Наблюдая, как мужчины принимаются за разбор каменного завала, волшебница с наслаждением вытянула ноги и сделала из фляги первый глоток. Вкус показался ей весьма странным, одновременно знакомым и незнакомым, но Инверс не обратила на этого должного внимания, прокрутив в голове абсолютно логичную мысль, что вода, вероятнее всего, протухла, и ничего в этом странного нет.
Не отдавая себе отчета, Лина выхлестала все и поморщилась. Жажда прошла, однако, в голове почему-то странно зашумело, а мир перед глазами слегка закачался.
"Видимо, восстанавливать силы придется... дольше...дальше... больше... обычного..."
Едва не кувыркнувшись с обжитого ей камня, волшебница осмотрелась, остановив мутный взгляд рубиново-красных глаз на трудящихся компаньонов. В голову стукнула недовольная мысль, что они, кажется, слишком медленно и неэффективно работают, и что нужно помочь, дабы закончить все побыстрее.
- А н-ну...р-рзйдись! - чудом не навернувшись через торчащий в полу камень, прохрипела Бандитоубийца, бесцеремонно расталкивая наемников. - Й-йа б-быстр-ее р-рзбер-русь! F-fir-reb-ball!
Несмотря на спотык в заклинании, в руках загорелось знакомое пламя. Правда, размером всего с куриное яйцо, гулко стукнувшееся о ближайший камень. Следом на пол рухнула горе-заклинательница и сладко засопела - добиться чего-то от нее в состоянии полного опьянения уже не представлялось возможности.

+1

30

Новость оказалась крахом. Это был провал. Чувства злобы и недовольства уступили место страху, а после вине. Тот страх дисциплинарного наказания меркнул по сравнению с угрызениями совести о потерянном доверии.
В первый же день подставить хорошего человека, предполагаемого соотечественника и своего командира в одном лице – это нужно уметь. "Нужно дело загубить – стоит всё Дюрану поручить".
Перед глазами уже ясно предстал облик Лины Инверс, смотрящий на меня осуждающим взглядом.
-Я же собственноручно наполнял флягу!.. Как я мог забыть!?.. Мазоку подери!... – процедил я сквозь зубы
- Та харош заниматься самобичеванием, Дюран. Всё путём. Мы тебя не кинем, отвечаю. – Сказав лесник, хлопнув меня по наплечной пластине.
Я обернулся и увидел смуглое лицо паренька, подмигнувшего карим глазом. Индро убрал руку и продолжил.
- Ну забыл ты что там спирт, подумаешь… дружба важнее! Сейчас обмозгую план и другим маякну.
"Другие" уже начали отвлекаться на подозрительный шёпот и стук камня о камень потихоньку стихал. Сплочённость группы наёмников видящих друг друга только второй день внушала уважение и давала надежду. Я действительно не был один. И всё же, надежда умирает последней. "А н-ну...р-рзйдись!", - послышался хриплый рык воительницы. Ощущение страха вернулось и усилилось. Даже я с опаской посмотрел на приближающуюся фурию и приготовился к превращению в хомячка. Отряд не сговариваясь рассредоточился. Рыжеволосая бестия медленно приближалась и бормотала очевидно недоброе заклинание. В женских руках загоралось пламя. Обстановка накалялась.
- Таки рад был служить с вами. – Подал голос Аса.
- Это было честью, парни. – Произнёс я.
Ирвинг и Индро тоже произнесли прощальные слова. Вильгельм ограничился печальным молчанием. Вот угроза разобраться с кем-то была произнесена, плетение заклинания закончено. Огненный сгусток хоть и был величиной с яйцо, но менее опасным это его не делало. Всепожирающее пламя приближалось быстрее стука сердца. Перед глазами пронёсся огненный протуберанец. Сжатая в сферу энергия пламени врезалась в груду камней издав гулкий звук. Оплавленный булыжник треснул.
Следом послышался удар о землю мешка картошки. Найдя взглядом его источник, я обнаружил Вильгельма, трепетно укладывавшего объект своего обожания. Взор вновь обратился на груду камней. Опалённый камень был довольно странной формы. Треснувший кусок имел прожилки инородного материала.
- Кирпичная кладка. – Выразив вслух свою догадку, я продолжил перетаскивать камни из груды в коридор.
В тени подземного лабиринта всё ещё могла оставаться нежить, или что похуже, поэтому все кто мог последовали моему примеру. Вскоре наши труды были вознаграждены. Куски породы сменились осыпавшимся на нас мелкими обломками строительного камня и раствора. Дыра наружу стала достаточно широкой, чтобы мы смогли выбраться.
Начался сбор. Аса с оттенком отвращения натягивал грязный койф на мокрое тело. Ирвин уже взвалил на себя пару мешков с поклажей. Группа готова была выдвигаться.
Глаза пощипал дневной свет. Ветер донёс слабый запах моря. Ноги ступили на заваленный обломками каменный пол. Весь взор застилал густой лес. Не обнаружив присутствия врагов, я подал знак остальным. Вместе мы вытащили вначале раненных, затем походные сумки. Замыкающие прикрыли нору кирпичами и тоже начали озираться.
Прямо перед нами был лес. Густые кроны деревьев накрывали тенью и без того мрачную полосу высоких и непроглядных кустарников. Молодые саженцы росли полукругом вокруг площадки, где находились мы. Складывалось впечатление, что даже природа боялась столь гиблого места, откуда мы выбрались... Под ногами был каменный пол. Кладка фундамента была столь же старой, сколь густым был мох на ветхих стенах, закрывавших нас со всех сторон. Вне сомнения, когда-то это была башня. Возможно, та самая башня в тумане, которую мы видели с корабля… "Если это так, то наш корабль должен быть поблизости".
- И что мы делаем дальше? – Спросил драгун.
- Предлагаю разбить лагерь и заштопать твои порезы. – Ответил Индро.
- Неплохо было бы воду найти… - Протянул Вильгельм, задумчиво принюхиваясь к дыханию чародейки.
- Я бы предложил начать общий сбор. Я горю желанием обсудить ту задницу, откуда мы выбрались и причины попадания…
- Но без нашей чародейки такие дела не делаются.
- Вот поэтому, Аса, я и предлагаю тебе вначале осмотреть местность по правой стороне и доложить что увидел. Вильгельм, ты самый глазастый, тебе левую сторону. Ищи корабль. Я пойду с тобой.  Ирвин, сопровождай Асу. Индро, на тебе охрана Лины. Возражения?
- Я не согласен с тобой, Дюран.
- От чего же, Вильгельм?
- Мы не знаем какие опасности таят заросли впереди. К тому же нет полной уверенности в том, что мы перебили всю нежить. Я согласен пойти один, но поставить на охрану одного Индро -  не самая лучшая идея. 
- Это почему же?
- Не обижайся, Индро, я ни в коем случае не поддаю сомнению твоё мастерство, просто ты еле ходишь. При каждом шаге у тебя скула дёргается.
- Ты прав, но ведь всё началось с того, что мы пошли порознь. Я категорически против чтобы кто-либо ходил один. Можете называть это паранойей.
- Ладно, тогда давайте пока что просто рассредоточимся по поляне. – Предложил Аса. – И подальше от руин. Я видел как верхние кирпичи шатались на ветру. Не ровен час они упадут…

Отредактировано Дюран (08-02-2020 00:56:10)

+1



Создать форум. Создать магазин