Ролевая по аниме Slayers! - Slayers: The Magic War

Объявление

Новости ролевой (24.05.21)

Продолжается сражение между Амаликом Шару и группой Лины Инверс и сейрунских магов.

Зелгадисс приходит друзьям на помощь, а спешивший за ним Дюран попадает под заклинание одного из магов...

Новости форума

Новости пока отсутствуют

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Остров-тюрьма

Сообщений 31 страница 43 из 43

31

В мир постепенно возвращались звуки и запахи. Лина сморщила нос и нехотя открыла глаза. Следом за новой картиной мира возникла постепенно нарастающая боль, заставив почти поднявшуюся с земли волшебницу рухнуть обратно и, застонав, схватиться за голову обеими руками.
"Ох, не зря папа и сестренка говорили мне, что алкоголь - это зло..."
А что это был алкоголь, у Бандитоубийцы не осталось никаких сомнений - вырубиться от чего-то еще она попросту бы не смогла. В далекую встречу с господином Демией она пила вино, однако, эта штука оказалась явно покрепче и нехило ударила по мозгам, избавив Инверс от всех воспоминаний, последовавших после выпитой фляги. А спрашивать активно что-то обсуждающих товарищей о том, что произошло, девушке почему-то не хотелось. Для начала следовало хотя бы принять более-менее устойчивое положение и выяснить, куда же их занесло.
Подняться ей удалось раза с третьего и, сжимая рукой правый висок, Лина окинула взглядом спутников, с одной стороны пытаясь показать, что с ней все в порядке, а с другой - выяснить, какой самоубийца заменил воду в фляге на крепкий алкоголь. Правда, в голове звенело даже от окружающих звуков, так что Лина приходила к печальному выводу, что заклинания использовать она явно не будет или же они произведут совсем не тот эффект, который она будет ждать. Но вопрос, обращенный к мужчинам, оказался не тем, который она хотела задать:
- Где мы?
Каждое слово разбилось на отдельные буквы, которые мелкими камушками дробно застучали по мозгам, заставив волшебницу сморщиться. Однако, сдаваться Лина не собиралась и, опершись об остатки стены, выпрямилась во весь свой небольшой рост.
- Похоже, нам тут не рады. Может быть, лучше вернуться на корабль и рассказать все магам?
Непонятно почему, но Инверс чувствовала себя в этом месте более чем неуютно, несмотря на яркий день, заливающий солнцем поляну, на которой они все находились, хотя, конечно, здесь было безопаснее и приятнее, нежели в темных коридорах, полных нечисти.
Девушка вспомнила о дневнике и рассеянно хлопнула себя по плащу, словно ожидая, что книга вывалится из потайного кармана.
- Было бы неплохо изучить книгу еще раз. Может, в ней удастся найти ответы на наши вопросы. У кого она?
Не хотелось бы потерять столь ценный документ, но, если его и забыли, значит, придется обходиться своими силами.

+2

32

Отряд разделился. Трое товарищей разошлись в разных направлениях. Их силуэты только недавно скрылись из глаз. Буквально сразу после этого вдали раздался треск сухой ветки. С недовольным карканьем в небо взлетела ворона.
- Дилетанты. Лес тишину любит - недовольно заявил Индро.
Я был полностью с ним согласен, а потому вместе с лесником остался сторожить сумки и сладко посапывающую командора.
Сев рядом, мы пометили каждый для себя сектора и приступили к наблюдению. Деревья как стояли, так и стоят. Ни шума крон, ни пения ветра, ни звука шагов. Забавно: именно такую картину видел главный герой художественной книги о лесе Тевтобург. Правда, тогда на него напали разбойники…
На периферии прорези шлема что-то мелькнуло. Я уже было потянулся к мечу, но дичь того не стоила: возле усохшего дерева копалась в листве белка.
Солнце просто заливало светом поляну. В небе лишь пару белоснежных тучек. Зелень сочилась яркими красками. Однако делать было нечего от слова совсем. Если бы не восставшие мертвецы и мрак подземелий, можно было бы здесь неплохо отдохнуть. Лесник с грустью осмотрел пустую флягу, затем сорвал какую-то травку и начал её пожёвывать.
Я вновь повернул голову вправо. Сидевший рядом Индро, услышав лязг пластин, обернулся на звук. Наши взгляды пересеклись.
- Как обстановка? – Не выдержал я.
- Пока что тихо.
Вот и поговорили. "Видел бы меня сейчас старшина – выписал бы пару нарядов вне очереди за разговоры на посту…", - подумалось мне и наступило молчание.
- Ты это, прости меня. Даже не знаю что на меня нашло тогда. Я такое дерьмо в жизни первый раз видел.
Понять лесника было можно. Это я уже отмерял сапогом уйму вёрст и видал многих чудных созданий, от которых, чего греха таить, до сих пор поджилки трясутся, но меня учили контролировать страх и готовили ко встрече с неизвестным.
- Не стоит беспокоиться. Всё отлично. Даже в мыслях не было обижаться.
- Голос у тебя честный. Видеть бы глаза, но через прорези ни мазоку не видать. А забрало у тебя заело, кстати.
- Оно запаяно…
И вновь воцарилось молчание. Я даже стал различать пения разных птиц. Однако, мысли о нежити и неизвестных врагах тяготили мой разум.
- Индро, как ты думаешь, знало ли командывание о нежити?
- Всё ещё прорабатываешь этот вариант? Я уже понял что Семелл нам не товарищ, но что заставило тебя так думать?
- У меня на родине магов чуть ли не на руках носили. Дело даже не в запредельной сложности обучения, а в умении восстанавливать павших, как это сделала наш командир. В организацию отделений углубляться не буду, но при самом плохом раскладе у чародея был напарник. 
- А госпожа Лина была одна…
- И я об этом!
- А если это совпадение?
- Допустим, тогда как ты объяснишь тот факт, что отряд, отправляемый на важную вылазку, доукомплектовывается наемниками, могущими сбунтоваться при первой недоплате золота?
- Но ведь плата была объявлена королевская. Да и отбор был. Я точно помню как заходил в шатёр и видел чародея-ментата. Они ложь нюхом чуют.
- Странно, я такого не помню…
- Может не заметил?
- Может ты и прав, но что ты скажешь о нашем путешествии?
- В каком смысле?
- Мы доплыли до пункта назначения за один день. Ну тут посуди сам: не за неделю, не за месяц, а за день! Какая экспедиция запасает трюмы на месяц плавания и прибывает за день!?
- Магия...?
- Ну да… Как раз магия виновата в том, что наш командор чувствовала себя плохо. В тот вечер Семелл…
- Тихо. Кто-то идёт.
Поспешно, но на удивление аккуратно к нам приближался Ирвин. Лица не разглядеть, зато широкоплечий силуэт узнать было несложно. Была лишь одна странность: он постоянно оборачивался, держа оружие наготове. Переглянувшись с Индро, мы приготовились встречать вражеский хвост. Однако чем ближе подходил драгун, тем понятнее ставало, что никакого хвоста нет. Тем не менее, даже поравнявшись с нами товарищ не спешил убирать оружие, но и не направлял его на нас.
- В чём дело, Ирвин?
- Не шуми, Индро. Мы здесь не одни…
Вечно басистый голос здоровяка теперь казался таким тихим и забитым.
- Ты о чём?
- Да вот… Погодите, я что-то слышу.
Все обратили внимание на место, куда указывала булава.
- Действительно, - прошипел лесник и, скривившись, опёрся на больную ногу, обхватив палицу двумя руками.
Ни звука не доносилось до моих ушей, зато глаза начали отчётливо видеть шевеление веток кустарника в почти полный штиль левее башни. Оценив ситуацию, я выдвинулся на несколько шагов вперёд. Напарники заняли места рядом. Всё ещё беззвучно разошлась листва и на свет цефеидов вышел Вильгельм…
- Тьфу, Вильгельм, мать твою, ты чего крадешься!?
- Ты чего, Индро? Я всегда так хожу…
- Да я тебе палкой по горбу дам! Будешь знать как меня пугать!
Негодование лесника было прервано Ирвином, заявившим, что видел медвежьи следы на окраине чащи и лучше бы нам не привлекать лишнего внимания.
- Лапища – во! – Продолжал рассказ драгун: - Дерево подрал до самой мякоти. Так что Дюран был прав: держаться надо вместе. А ты что видел, Вильгельм?
- Я ягоды собирал. Будете? Угощайтесь. – Арбалетчик достал флягу и протянул её нам. – Первым делом я нашёл корабль там же где он и был.
- И как там обстановка? – Поинтересовался Индро, закидывая в рот очередную пригоршню черники.
- Матросам нужно надавать по шапке. Сколько бы я ни прыгал и ни махал руками, они меня не замечали.
- Или не хотели замечать? – Вклинился я.
Вильгельм стиснул плечами.
- А потом я плюнул на гиблое дело и пошёл собирать ягоды. Да, и вот ещё что, там был камень. Серьёзно, идеально круглый камень возле уступа. Я мох подковырнул, а там каракули, линии какие-то.
- Мне кажется, там замешана магия. – Протянул Ирвин и указал кивком в сторону спящей на плаще Лины Инверс.
Все дружно согласились с решением доложить о случившемся, расселись полукругом и стали дожидаться Асу. К счастью, ожидание было недолгим. Стремительно приближающийся звон кольчуги о металл услышал даже я. Тренировался в легкой атлетике никто иной как наёмник из когтей грифона. Добежав к нам, в ответ на все наши вопросы он протянул полную флягу воды.
-Значит так, мужики, - сказал он отдышавшись, - у меня две новости. С какой начать?
-С хорошей. – Предложил я.
-Таких нет, поэтому идём по порядку. Помните пляж с обломками суден? Именно туда впадает река, огибающая чащу. На другой берег перебраться можно по мосту. При этом я полностью уверен что пару досок были новыми. Но это не всё. На том берегу есть руины, отделенные пропастью. Прямо через неё перекинут навесной мост.
-Дай угадаю, ты решил испытать свою удачу?
-Почему испытывал удачу? Я всегда уверен в ней! Вот и тогда я не струсил, прошёл под аркой…
-И что ты увидел?
-Если коротко, там была старая башня, а возле неё остатки кострища и груда костей.
-А если поподробнее? – Вклинился Индро. –  Угли горячие?
-Были бы горячими, мы может сейчас не разговаривали. Такой костёр до утра недогорел.
-Нашёл следы?
-Нет. Небыло их.
- Какая жалость, небось уже натоптал там. Я бы точно нашёл. – Сокрушённо махнул рукой Лесник.
- Говорю же тебе: следов не было, зато была тропа. Начиналась она от руин и шла по руслу реки прямо через лес.
- Полагаю, это был наблюдательный пост со сменяемым караулом. – Предложил я.
- Логично. Тропа на то и тропа, что не заростает, если по ней часто ходить. – Предположил Вильгельм. - Но вот кого они выглядывали? Не нас случаем?
- Да хоть бы и нас, но они-то проглядели: мы приплыли чутка с другой стороны. – Подал голос Индро.
- Не скажи: если бы не Инверс, мы бы вдоль берега пошли, тобишь про незаметную бухту островитяне были в курсе, а значит предполагали высадки на пляже. – Сказал Ирвин.
- Но пляж весь в обломках.
- И я про то же…
- Остается загадкой почему часовые покинули пост. – Сделал предположения я - Или что их заставило это сделать?
- Эх, если бы я пошёл туда, я бы сразу вам всю картину событий по полочкам разложил. – Ответил Вильгельм.
- А ты что расскажешь? – Спросил наемник у стрелка.
- Корабль стоит как ни в чём не бывало. Я пробовал подать сигнал, но дозорный совсем меня не заметил.
- Может это и к лучшему… Я вот про что подумал: вдруг нежить и специалист по чёрной магии как-то связаны между собой?
Что ты имеешь ввиду, Аса?
- А то, Индро, что теперь кажется уж больно подозрительным тот факт, что королевство белой магии прибегло к услугам пусть и известной, но наёмной волшебницы, чей конёк – чёрная магия?
- Погодите, так офицер Лина тоже наёмник?! – Прервал я Асу.
Солдат удачи внимательно посмотрел на меня, закатив глаза, после чего вдохнул поглубже и ровным голосом дал ответ:
- Да, Дюран, полагаю, ты забыл, что об этом мы говорили в самом начале знакомства.
Я действительно забыл, но начал вспоминать и непохожесть формы, и неуставное поведение, и недовольство со стороны экипажа. Моя невнимательность и желание видеть в Лине Инверс свою давнюю подругу и соотечественника повлекла за собой нежелание видеть очевидные факты. "Погодите, но ведь если все мы наёмники, тогда все события стают на свои места, а теория Асы превращается в сущую правду". От осознания происходящих событий я невольно взялся за голову руками.
- Тоже учуял запах жаренного? Да, Дюран, и я о том же.
- Будто вы не знали на что шли. – Как ни в чём не бывало поддержал обсуждение Вильгельм. – Неужели вы думали что за такой платой не скрывается подлянка? Да ели бы не думали, нам ничего не остается кроме как закончить наше главное задание – уберечь командора. Или что вы предлагаете?
- Бежать. – Послышался молодецкий голос повеселевшего лесника.
Все взгляды были прикованы на нём. Подозрительные, удивлённые, непонимающие.
- Навстречу смерти! Гы-ы-ы-ы! – Выдал Индро и заржал как умирающая лошадь.
К своему удивлению, я тоже не смог сдержать смех. Безрезультатно Ирвин пытался утихомирить нас. Даже убеждения об опасности данного действия не заставили нас прекратить. Аса лишь сочувствующе кивал: "Совсем крыша поехала у бедолаг…". Отдышавшись, я понял что мне стало легче от осознания неминуемой гибели. Все наши действия были отличным поводом посмеяться, но об этом знали пока что мы двое. Хотя, кто знает о чём думал Индро…
О чём бы ни думал лесник, он первым увидел встающую на ноги Лину Инверс. Постинтоксикационные симптомы были на лицо, а вопрос командира о нашем местоположении поставил меня в тупик, однако лишь одного меня. Вильгельм тут же доложил о нашем месте дислокации. Хотя, судя по ярко выраженой мимике волшебницы, я сомневался что она хоть что-то понимает. 
- Воду всю выпили? – Поинтересовался я у Асы.
- Да, неудобно получилось…
- Похоже, нам тут не рады. Может быть, лучше вернуться на корабль и рассказать все магам? – Послышался вопрос Лины Инверс.
Пока все мы заструднялись с ответом, последовал ещё один :
- Было бы неплохо изучить книгу еще раз. Может, в ней удастся найти ответы на наши вопросы. У кого она?
Вот тут все мы выпали в осадок, кроме Асы, который подошёл к сложенным вещмешкам и достал оттуда ранец чародейки. Перед тем, как вручить его, он оглянулся на нас, словно ища одобрения, затем глубоко вздохнул и сказал: "У нас для вас новости. С каких начать?".

+1

33

Волшебница окинула товарищей по экспедиции болезненным взглядом, приложила руку ко лбу, заглушая прощальный приступ головной боли, и как следует помотала головой, стряхивая остатки опьянения. Сознание обрело ясность, тело снова стало легким и упругим. Правда, что ее обычные вопросы вызовут у спутников замешательство, девушка совершенно не ожидала. Коварная память и данный от природы слух напомнили Лине кусочек разговора, касающийся ее лично и ее места, весьма некорректного, в данной компании. Подобные речи разозлили и обидели девушку, и ей стоило немалых усилий не показать этого наемникам. Мало того, что и без этого по всему полуострову о Лине ходят жутчайшие слухи, так еще и на задании от них нет покою! Если Инверс пользуется черной магией, это же вовсе не означает, что она злодейка! И вообще, черная магия дает больше результатов, чем шаманская. Впрочем, наемников можно было простить, ведь они наверняка не были в курсе заслуг Бандитоубийцы перед Сейруном - Филионел не стал их просвещать. А может,на это попросту не было времени.
"То есть, они считают, что это Я виновата во всех этих переделках?!"
Казалось, еще чуть-чуть - и волшебница обрушит свой праведный гнев на товарищей. Но в этот момент у нее перед глазами оказался ее мешок, и девушка немного успокоилась, почувствовав в ней знакомую тяжесть плотного фолианта.
- К плохим новостям я привычная, - улыбнулась Лина,раскрывая книгу. - Так что мне все равно, с какой начать. Лучше скажите мне вот что...
Она на некоторое время замолчала, изучая острый почерк первых глав, водя по рунам пальцем в белой перчатке.
-...Здесь поблизости вы не находили магических рун? У меня есть одна идея.
И снова ушла с головой в чтение, пытаясь отыскать среди беспорядочных слов крупицу полезной информации. Добравшись до четвертой главы, Инверс невольно вздрогнула. При всех слухах и впечатлениях, которые она производила на спутников и всех, кому посчастливилось/не посчастливилось с ней столкнуться, к некромантии она относилась более чем прохладно и, уж тем более, не собиралась ею пользоваться. От заклинаний мазоку-лордов, по крайней мере, в плане сил страдала только она сама. Ну, и окружающая местность. А вот некромантия...
От подобной мысли девушку аж передернуло. Вот каким психом нужно быть, чтобы пользоваться услугами мертвецов?
В голове всплыл образ Фибризо, и Лина снова вздрогнула. Пора было бы отпустить свое прошлое и не возвращаться к тому страшному дню...
- Пора в путь. Здесь нам делать нечего. Если враги хотели бы, они бы уже нас атаковали. Что-то здесь не так. Я все же настаиваю на том, чтобы вернуться на корабль и переговорить с магами.

+2

34

Наблюдая как Лина Инверс уже второй раз восстаёт из небытия, я в серьёз задумался об основании новой религии…
Ситуация была сложной, однако у чародейки точно был опыт в командовании, чтобы не делать поспешных решений. Кроме опыта чётко прослеживался ясный разум, постигающий тайны загадночного фолианта…
Оторвавшись от чтения, Лина заявила о имеющейся идее, для которой нужны сведения о магических рунах. Вопрос о странных каракулях нашёл чёткий ответ, а точнее краткий доклад Вильгельма. Оказалось, что у Индро на хуторе был свой заклинатель репы, называвший описанное стрелком сооружение факъюсирующим каменем. Данное слово лесник произнёс с ударением на первый слог и явной гордостью за свою эрудированость. Но вот идею, по заветам древнего восточного стратега, так и не объявили…
Говорят, глаза – зеркало души. Чистейшая правда! По взгляду волшебницы с уверенностью можно констатировать: чтиво явно не относится к сборникам анекдотов. Скорее, даже наоборот, тем оно интереснее и притягательнее. Магические рукописи могут содержать защитные проклятия, недоступные для обнаружения обычному взору, именно поэтому наши маги вымуштровали нас не прикасаться к подозрительным предметам без предварительного чародейского сканирования. Именно поэтому следует доверить всё професионалу.
Команда столпилась вокруг чародейки в ожидании хоть каких-то сведений, словно птенцы перед кормёжкой. Так мы простояли пару перелистываний, а потом ещё пару…
- Как ты думаешь, что там написано? – Обратился ко мне Вильгельм.
Я лишь неуверенно пожал плечами и развёл руками. Текст загадочной книги вполне мог содержать нужные мне сведения о лечении тяжких травм. Не вижу ничего плохого в том, чтобы пытаться продлить своё жалкое или не очень существование. Как бы там ни было, следует вежливо поинтересоваться о находке, но позже.
- Может уже скажем ей?
- Тихо! Командор думает. Не мешай. – Шикнул на стрелка Аса и побрёл к ближайшему камню.
Странно было видеть, что сгорали от любопытства только мы двое. Лесник менял повязки Ирвину, драгун в ответ принялся вправлять стопу Индро с характерным звуком и агрессивными благодарностями. Наёмник одиноко смотрелся на фоне лесной чащи и полировал свой меч.
Решив не мешать процессу чтения, мы с Вильгельмом тоже отошли на дозорную позицию. Как оказалось, у меня есть дар располагать людей к себе своим поведением. Со слов стрелка, я выглядел довольно нелепо когда предложил себя в качестве лидера, а остальные просто захотели посмотреть что будет. Забавно было узнать, что парни видели немало самоуверенных показушников, пытающихся выслужиться за счёт других. Слава была вознесена Цефеиду за то, что я не являюсь одним из них. К слову надо отметить, что и у Вильгельма был дар приятного собеседника, да и вообще он казался хорошим парнем, наши взгляды в дальнейших действиях были весьма близки, а то и практически совпадали.
Но вот голые страницы пергамента прикрыл толстый переплёт. Увидев собирающихся вокруг нашей предводительницы компаньонов, мы тоже решили подтянуться, дабы постигать зачёрпнутую из книги мудрость.
- Пора в путь. Здесь нам делать нечего. Если враги хотели бы, они бы уже нас атаковали. Что-то здесь не так. Я все же настаиваю на том, чтобы вернуться на корабль и переговорить с магами.
Речь Лины Инверс была логичной, тем более, что разведку мы провели, однако добраться назад всё же было задачей не из лёгких. В одном чародейка была права: что-то здесь было не так, а точнее всё, и задача пролить свет на мрак экспедиции легла на наши плечи.
- Помните про плохие новости? Как бы помягче сказать… - Начал было Аса, но, видимо, своеобразный страх перед дурной репутацией бандитоубийцы, или толика здравого смысла не позволяли ему повторить предыдущий подвиг прямого расговора с могущественной колдуньей.
- Вас собираются грохнуть. Свои же. – Рубил я правду матку, не по уставу ударив кулаком в открытую ладонь.
На самом деле я нервничал: с кадетства на меня прицепилась привычка разминать костяшки пальцев в сложных разговорах, а в данный момент такое заявление было более чем серьёзным.
- Ну не при свидетелях же! – Попытался разрядить обстановку Аса, указав рукой на стоящего позади Лины стрелка, невинно достающего точильный камень.
- Это предположение, основанное на размытости приказа, туманного инструктажа, нежелании подготавливать солдат к предстоящей угрозе. Я вспомнил, что Семелл себя странно вёл, выражал неприязнь по отношению к вам.
- И вы тут единственный тёмный маг: черная ворона среди белых. Выглядит так, будто вас отправили на смерть, а нас за компанию, для массовки. – Осмелился наконец Аса.
- К нам не пришли на выручку. – Поддакнул Индро.
- Будто этого было мало, на острове действительно кто-то есть. Предполагаемый противник нёс дозор в руинах на севере. Тропа ведёт вдоль реки. Следы относительно давние.
- Аса прав. Если мы будем уносить ноги, то перед этим может хотя бы набрерём воды, не говоря уже о факелах..? Лес нас маскирует, но вот Ирвин доложил, что видел неподалёку свежие следы когтей на дереве.
- Самый главный вопрос: каким образом мы доберёмся на корабль? – Вклинился Вильгельм.

+1

35

Лина переводила взгляды с одного наемника на другого, остановив последний на Дюране. После тяжелого чтения она совсем перестала понимать ситуацию, а посему, с нетерпением ждала ответов на свои вопросы. После получения первого из них Инверс ужасно захотелось отыскать этот таинственный камень и проверить свою теорию на практике. Но тут внезапно ситуация изменилась совершенно в иную сторону - на горизонте планов и рациональных мыслей замаячила идея предательства. Сказать, что Лина не удивилась, значит, зря потратить время - волшебница сделала вид, как будто знала это с самого начала, пусть подобная демонстрация была далеко не правдивой. Наемники просто не знали, с кем и чем столкнулась Бандитоубийца в своих странствиях. Того же Фибризо взять - притворялся ребенком до самого последнего момента. Так что предательству со стороны посланных магов удивляться не стоит. А Семелл... Лина чувствовала, что с ним что-то не так.
Впрочем, тут же последовала оговорка, что все сказанное является лишь предположениями. Однако, не согласиться с тем, что те же маги должны были давно отправить помощь, было попросту невозможно.
- Ну, я многим кому неприятна, - улыбнулась девушка, словно этим самым хотела подбодрить спутников. Она могла бы легко продолжить список: местным жителям, низшим демонам, слабым и средним мазоку, магам, мазоку-лордам и, возможно, самой Эль-сама. Но не стала.
- Единственный способ это определить - проверить лично каждую часть острова. Узнать, кто нас преследует и что ему/им нужно. Возможно, это поможет нам понять суть дела.
Все не то, чем кажется на первый взгляд. И любимец толпы, мудрец и волшебник, Резо, стал ужасным Повелителем Тьмы, Рубинооким Шабранигдо. А злодей вроде Вальгаава начал новую жизнь. И в шестнадцать лет приходится понимать такие сложные жизненные истины без всяких подсказок и помощи.
Все ждали ее слов. Все надеялись на нее. И, пока вся компания живой и здоровой не доберется до Сейруна, нужно действовать сообща и прислушиваться друг ко другу.
Лина встала и аккуратно положила фолиант в заплечную сумку. Выпрямилась и посмотрела на линию далекого горизонта.
- Да. Вы правы. Стоит сделать все необходимые запасы. А что насчет корабля... В противном случае нам придется сделать его самим.
На этот раз она сказала "нам", а не "вам", хотя в подобной ситуации наверняка бы отбилась от работы. Нахождение на этом странном острове не нравилось ей все больше и больше, ровно как и перспектива быть убитой нежитью или преданной магами на корабле.
- Добраться до корабля можно по воздуху. Я могу сотворить нужное заклинание.
Правда, тащить далеко не легких мужчин с помощью Ray Wing-а - перспектива не самая приятная. Впрочем, можно попробовать усилители. Но встретят ли их на корабле с распростертыми объятиями? Или же собью прямо в воздухе в воду?
- Пока у нас нет доказательств, нужно попробовать отыскать наш корабль. Кажется, на этом острове мы можем найти лишь свою погибель.
Она старалась сказать это не так мрачно, но осознание ловушки оказалось сильнее попытки выдать все за шутку.

+1

36

Ветки кустарника в последний раз хлестнули по забралу и впереди открылся изумрудный лабиринт. Зелень витала в тенистых кронах, обростала мхом на стволах деревьев. Она была всюду, кроме земли. В какой – то миг нога провалилась больше обычного. Стоило только приглядеться: дёрн взрыхлился вздыбившимися корнями. Лишь самые упорные травы смогли пробиться сквозь толстый слой перегноя из давно опавших листьев. Похоже, я был слишком увлечён своими мыслями и не заметил как отклонился от группы. Словно античная статуя Антиноя, стоявший поблизости Вильгельм призывно помахал рукой. Бросив последний взгляд на глубокий след, я изменил траэкторию движения и вскоре присоединился к остальным. Предаваться размышлениям куда безопаснее, когда можешь видеть впереди идущего.
Лина Инверс вне всяких сомнений обладала повышенной стойкостью к неприятностям. Даже не могу представить себя на её месте. С одной стороны неизвестность, с другой аналогичная ситуация. "Продолжать ли путь, али вернуться в штаб?" Прямо-таки теорема Эскобара в жизненной практике. Как бы там ни было, я не в силах разгадать теорию заговора, а значит стоит подумать о более приземлённых вещах. Например, о том, почему в здешних угодьях никто не убирает? Кучи валежника, гниющие стволы… Эйзенвальдский лорд давно бы уже приказал снять с должности безолаберного лесника. Вот только есть ли вообще лесник? Если нет, тогда почему? Вопрос действительно интересный. На ум приходит догадка, что лес на самом деле очень большой и мы находимся в самой отдалённой его части. Справедливая гипотеза, тем более, что ориентировочно по левому плечу от нас море.
Своими подозрениями я решил поделиться с Индро, которому сам кайзер наказал следить за лесом. Опасения оправдались.
- Странное тут место, Дюран. Чужое. – Приговаривал лесник. – Обычно как, обычно входишь в лес как в дом, лишаешься всёх мирских сует и единишься с вечной природой... А тут я ничего не чувствую, кроме постоянной слежки. Ни комарни, ни птиц не слышно. Только под землёй кто-то роет землю, поднимает корни. Куда ни плюнь – одни следы. Волчьи… Как будто кроме них и нет никого. А лапищи? Одни больше других… А вот ещё следы, но на деревьях. Видишь, почти незаметные, уже заросли корой. Вот здесь свежие, глубокие шрамы. Не хотел бы я встретить ночью обладателя таких когтей…
Я оглянулся по сторонам, ожидая увидеть шатуна, но нашёл только мерно шагавших товарищей. На всякий случай гладиус покинул ножны. И только после проверки на остроту клинок вернулся на место.
Место, о котором рассказывал Вильгельм было перед нами. Взгляд пробежался по ягодной поляне, центром которого была груда камней, и уперся в толщу каменной породы. Как и ожидалось, с утёса был отличный вид на зелёные, болезненно-мутные волны..? Действительно, должно быть, мы возле болота, которое решили оставить подальше от корабля. Тем временем компания собиралась на поляне. Разумным решением было присоединиться к ним. Груда камней при приближении оказалась небольшим возвышением с кругом в центре, диаметром где-то в мой рост, может меньше. Вместо пентаграмы в центре волнистыми линиями расходились лучи как у солнца на древних стягах. Вот только вместо лица там был череп..? Странная вязь петроглифов, сперва принятая за орнамент, обрамляла края. На равном отдалении друг от друга располагались четыре острых пика, слегка загнутые вовнутрь. "Небезопасно, однако… Полагаю, наша чародейка в курсе что оно за зверь?"

+1

37

На ее предложение отправиться по воздуху никто и никак не отреагировал, заставляя волшебницу задуматься о причинах. Наемники не привыкли покрывать расстояния таким способом или же причина  скрывалась во вполне логичной мысли, что сверху компанию могут ожидать враги, и атаковать сферический купол будет легче простого. Увы, к одному решению Инверс так и не пришла, а посему, пожав плечами, пристроилась в хвост компании, периодически осматриваясь по сторонам.
Налетевший порыв ветра дернул огненно-рыжие волосы и заставил девушку зябко поежиться. Чем дольше волшебница находилась в этом странном месте, тем меньше ей хотелось в нем находиться -  смешанный с тревогой страх медленно, но верно забирался в душу, заполняя каждый ее уголок. Какой бы храброй Бандитоубийца порой не казалась, все же, она была вполне обычной девушкой, со своими слабостями и страхами. Учитывая, что за свою недолгую жизнь она навидалась всякого, включая внезапные смерти у себя на глазах, не было ничего удивительного в том, что все это отразилось на ее психике.
Краем уха Лина слушала разговоры наемников, вынужденная признать правоту Индро - лес был более чем недружелюбным и уже вызывал у волшебницы мысль о том, что он может оказаться весьма реалистичной иллюзией, созданной очень сильной магией и направленный на то, чтобы обмануть путешественников. Только вот ловушка казалась Бандитоубийце слишком изощренной для обычных людей, а информация из фолианта только подкрепляла ее подозрения.
Девушка повернула голову, переводя взгляд с широких отметин на стволе на глубокие следы на прелой земле.
- Это может быть низший демон. И, возможно, не один, - подала голос волшебница, невольно касаясь рукояти своего меча. - Если их тут больше двух, значит, у них будет руководитель - мазоку средней силы. За все путешествие мы не видели пока ни одного медведя или иного большого зверя, а значит, не исключено, что на пути нам могут встретиться именно монстры.
Звучало это не очень оптимистично, однако, этой возможной неприятности Лина была даже рада - места здесь больше, и враги будут видны, в отличие от полутемной пещеры, в которой они сражались до этого. Хотя, конечно, было бы лучше вовсе не встретиться с такими "соседями", но это будет, скорее всего, очередной несбыточной мечтой.
Подтверждением ее собственных опасений стал оскалившийся длинным металлическим зубом клинок Дюрана. Свой Лина доставать не стала, однако, пальцев с рукояти не убрала. Что-то подсказывало волшебнице рассчитывать на навыки фехтования, нежели на магию.
Наемники остановились. Остановилась и Лина, едва не впечатавшись в чью-то спину впереди. В чью именно, девушка рассмотреть не успела - всем ее вниманием завладели возвышающиеся над поляной камни, что-то еще из-за фигур товарищей по заданию было не рассмотреть. Именно поэтому Бандитоубийца бесцеремонно растолкала мужчин и выбралась наружу, чудом не оступившись на торчащем из земли булыжнике.
Представшая взору картина лишь подтвердила корявые письмена фолианта. Буквально кожей ощущая немые вопросы спутников, Инверс всмотрелась в руны.
В горле застрял противный ком, руки задрожали и безвольно опустились по швам. Если бы наемники могли видеть сейчас ее лицо, наверняка бы не узнали прежнюю Лину Инверс - девушка судорожно хватала ртом воздух, в глазах читались нотки страха, а кожа побледнела на пару тонов.
- Убираемся отсюда. Сейчас же.
На приказ ее слова совершенно не были похожи - они звучали тихо и напряженно, с тонкой интонацией паники.
"Нет, только не Фибриццо..."

+2

38

Мир изрядно померк, лишился красок. Виною тому вовсе не бремя прожитых лет: следом за прохладным ветром пронёсся табун серых туч. Со стороны обрыва волны безуспешно бились о скалы. Вильгельм снял ранец и предусмотрительно достал плащ с капюшоном, без колебаний накинув его на плечи. Сосны – часовые выстроились в боевом порядке полукруга, размахивая косматыми лапищами. О дубах-колдунах в столь мрачном свете вообще заикаться страшно…
Неясный полумрак древесных ветвей послужил холстом для больного воображения. Чудные видения могли вполне оказаться низшими демонами – это я узнал от Индро. "Ты что, в магическом танке?", - сказал он от удивления: - "Лина об этом ещё в самом начале сказала". "Тихо, командир думает", - оборвал нашу беседу Аса.
С этого момента воспоминания о последнем бое с коварными кроносами, сумевшими воплотить себя под тенью чёрного солнца, не дают мне покоя. В то же время ловлю себя на мысли, что была бы возможность прожить жизнь иначе, всё осталось бы по старому. То-ли от скудоумия, то-ли просто потому, что меня уже не изменить. Только с чувством ответственности перед товарищами и их поддержке я чувствую себя живым.
Лину Инверс описывали по-разному, но все языки сходились в её злобном характере. Ставлю пинту светлого, многие желают её смерти. Пусть так, наш маленький отряд совершенно противоположного мнения. Я же сделаю всё от меня зависящее для обеспечения её защиты.
И чёрт подери, кто-то решил проверить мою уверенность на прочность!
Край уха уловил полушёпот. Подозрительно. Голос принадлежал моему командиру! О ужас! Это был приказ к отступлению! Враг близко! Действовать нужно было быстро, поэтому я решил не думать. Под руку попалось плечо нашего всадника.
- Ирвин, это приказ, оружие на изготовку, передай дальше. – Прошептал я как мог и сам последовал разумному совету. Передавать ничего не пришлось: мои подозрительные телодвижения заметили и не без смешанных выражений на лицах, повторили синхронно. Только Вильгельм решил почему-то подойти к командующей и поинтересоваться о её здоровье.
- Идём двойками, интервал в три шага, пары на расстоянии вытянутой руки. Я замыкающий. Приготовиться к маршу.
Краткий инструктаж предыдущих походов был наспех изложен полушёпотом. Затем я обратился к Лине Инверс в ожидании приказа, подле которой до сих пор находился Вильгельм. В тот момент предательская мысль сумела проскользнуть в пустую голову: "Почему так тихо?". Действительно, очень странно было наблюдать трепетание плаща арбалетчика и слышать только голоса товарищей. Спинной мозг защекотало от близкого присутствия, что заставило меня обернуться в противоположную от обрыва сторону. Туда, где в безмолвии тянулись к нам когтистые руки дубов-колдунов.
После этого тишину пронзил протяжный вой рожка. Звук исходил с той стороны, где-то за лесом. Ощущение незримой силы пропало, а следом пришло шёлковое плескание волн и шёпот ветвей.
"Это что, наши?", – вопрошал лесник. "Та ну, не может быть", - прошептали со спины. "А вдруг, тогда что означает рожок?", - не унимался Индро. "Сигнал к атаке, или отступление, может общий сбор", - предложил Ирвин. "Да что угодно". – подытожил Аса: "Мы же не знаем что они там согласовали".

+1

39

Заглохшие воспоминания возвращались с новой силой - от встречи со странным мальчиком до сияющей золотом огромной сферы, поглощающей мир вокруг и собственное тело, становящееся с каждой секундой чужим и неимоверно тяжелым, уплывающее от нее сознание и поблескивающую брызгами тьму. Повторять подобного девушке не хотелось даже в самом кошмарном сне, именно поэтому она решила, что с нее хватит. Вернуться в Сейрун, отдать деньги Филионелу и покинуть столицу Белой Магии. И ладно, себе сгинуть она еще могла позволить, но только не утащить за собой невинных людей, к которым волшебница причислила наемников. Наверное, именно поэтому она зачастую предпочитала путешествовать в одиночку, чтобы не подвергать опасности своих спутников, ведь каждое из последующих приключений могло стать последним, и Лина это прекрасно понимала. Порой она удивлялась сама себе - успеть за семнадцать лет нажить себе столько врагов еще нужно постараться, причем не только среди людей, но и среди обычных мазоку и генералов мазоку-лордов. Да и самих мазоку-лордов, если уж на то пошло.
Испытывать судьбу девушке ужасно не хотелось. Уже было наплевать на авторитет и то, что о ней подумают. В сознании колотилась отчаянная мысль - убежать, уплыть, исчезнуть, провалиться сквозь землю, но лишь бы не встречаться с ним снова.
Мир вокруг волшебницы поплыл и задрожал, а в искажающемся с каждой секундой небе проявлялся смутный силуэт. В сознание Инверс ворвался расслоенный смех.
"Тебе не скрыться!"
Голос хлестнул по душе раскаленным хлыстом, заставив девушку сжаться в комочек.
"Я не могу умереть! Я властелин Ада!"
Девушка рухнула на колени и затряслась в беззвучном плаче, сжимая руками в перчатках голову и мотая ей из стороны в сторону, словно это движение было способно решить все проблемы. Она потеряла способность двигаться и мыслить адекватно, и голос разума не был способен пробиться через оцепеневшее сознание. Он заходился в немом крике, что все это - не более чем иллюзия, мазоку-лорд давно мертв, и все происходящее Бандитоубийце только кажется.
"Иди сюда! Убей меня, если сможешь! Иначе я заберу всех, кто рядом с тобой!"
- Нет! Нет!
Лина сжала пальцы, больно дернув себя за волосы, и сосредоточила взгляд на Талисмане Крови, заменяющим пряжку плаща, но почти идеально круглый предмет начал таять буквально на глазах вместе со всей окружающей девушку местностью.
"Тебя спасет лишь Гига Слейв!"
- Нет!
Тень отделилась от темного неба и резко исчезла. Лина почувствовала, как начинает задыхаться - кто-то схватил ее за горло одной рукой и закрыл половину лица другой.
"Глупая волшебница. Ты просто ничтожество!"
- Оставь меня в покое! Оставь...меня...в покое...
Волшебница снова рухнула на колени, не в силах пошевелиться. Она не видела, как из из изломанного круга вырывается темная энергия и окутывает ее тело. Перед глазами была тьма, а за спиной - фигура мазоку-лорда, сжимающего ее шею все сильнее и сильнее.
"Используй Гига Слейв. И все закончится..."
За деревьями началось движение, и бесформенные тени начали заполнять пространство вокруг Лины и наемников, оборачиваясь человекоподобными монстрами.
"Вам не уйти!"

Вдохновлено

http://forumupload.ru/uploads/0003/62/30/294/372252.jpg
http://forumupload.ru/uploads/0003/62/30/294/608737.gif

P.S. Прошу прощения за такую долгую задержку(((

+1

40

По-хорошему, разведотряду следовало бы найти источник звуковых сигналов, дабы с чистой душой доложить командованию о численности сил неприятеля, укреплениях и колличеству повозок с провиантом. Однако 6-му чутью 5-той точки Дюран доверял больше, особенно, если оно принадлежало магу. В таком случае ослушаться приказа на эвакуацию было бы безумством.
Безумцем Дюран не был, во всяком случае, пока что, поэтому расставлял вверенные ему вооруженные силы по своему разумению. Самые крепкие, к примеру наемник-профи и бывший конник, уже стали рядом, только что за ручки не держались. Следом приплёлся лесник, кутая свою бритую голову в капюшон. Оставалось только вежливо пригласить чародейку занять наконец-то своё место в строю и, захватив с собой сумрачного охотника, организованно засверкать пятками.
Дюран считал себя исключительным, в том плане, что с ним случались исключительные вещи. Если не вдаваться в подробности, вещи, в основном, опасные для жизни. В этот раз Единый Архитектор Вселенной сделал ещё одну исключительную вещь, но на этот раз для всего отряда!
Началось всё с рухнувшей на колени чародейке. Понятное дело, что после воплей Вильгельма Дюран решил выяснить в чём дело. Дело пахнуло зажигательной смесью для снарядов катапульт. Судя по состоянию, командир заливался крокодильими слезами и ни объятия Вильгельма, ни тормошение за плечи привести её в чувство никак не могли. Зато должна помочь зуботычина!
- Дюран, у тебя что, мозги совсем поплыли? Ты же её вырубишь!
- Вот поэтому, Вильгельм, дать пощёчину должен ей ты!
Дюран не был мастером распознавать состояния человека, но видел уже похожие симптомы, и как бывалый солдат решил прибегнуть хоть и к неправильным, но одним из самых эффективных средств приведения человека в чувство. Вильгельм был категорически не согласен и в подтверждении своих слов отрицательно махнул кинжалами. Поглядеть на препирательства подошли остальные. Спор окончился после того, как лесник, известный в узком круге танкистов своим познанием во врачевании, показал всем закатившиеся зрачки чародейки.
Задача. Дана исскусная и замечательная умница-волшебница Лина Инверс, каменный магический круг и галлюцинации. Найти причину бреда и устранить её. С примерами в учебной восковой табличке Дюран справлялся плохо, но вот в реальности они легко развязывались за счет жизненного опыта. Опыт имелся, по сему было решено в кратчайшие сроки лишить контакта чародейки с магическим кругом. Пока Вильгельм пытался закинуть руку Лины себе через плече и поднять её, начали происходить воистину удивительные вещи…
Вообще, магия – она как сеть из капилляров и артерий, по которым мчится жизнь всего мира. Она присутствует в каждой частице, что подобно строительному камню одна за одной составляет всё сущее. Только самые чувствительные могут ощутить присутствие магии.
Именно поэтому никто из команды солдат удачи не мог ощутить тонкого плетения смертельной паутины безымянного ужаса, призванного сковать сердца "слышащих" людей.
Даже самым малым чародеям  ведомо намного больше, чем простым смертным, ибо искусство изменять природу вещей требует определённых философских взглядов. Чародеи знают цену жизни, а потому редко идут на сделку с мазоку.
Сотворённые в зеркальной проекции мира, они отвергают путеводный для человеческих душ свет, им чуждо понимание добра, ибо в глазах их тьма, а сердца полны тяги к изврату и обману.
Так были обмануты и те, кто воздвиг этот круг. Те, кто положил свою жизнь ради вечности бытия, но взамен получили лишь тусклые воспоминания о былых временам: о теплоте солнца, домашнем уюте и радости встреч с родными и близкими. Солнце больше не могло согреть вечно хладное тело, друзья канули в пустоту, а чернеющая бездна в сердце вызывала лишь ненависть к сохранившим тот желанный огонь жизни в своём сердце, не желавшим поделиться им, чтобы унять вечно терзающую боль потери того алмаза жизни, который когда-то они огранили прожитыми годами в блестящий бриллиант...
На смену незримой для людского глаза угрозе пришла опасность вполне материальная. Вспенилось море на склоне крутом и ветер завыл в кронах лесов – то был природы открытый протест кощунству над жизнью, что творился здесь.
Позабытый ужас древних катакомб возвращался к отряду. Медленно и неумолимо ткались из тьмы чьи-то давно утратившие человеческий лик образы. Тени былого яркого пламени жизни, сейчас от них веяло лишь холодом.
Из-под шлема Дюрана донеслись короткие и чёткие выкрики на неизвестном никому языке, обозначавшие скверные ругательства, которые можно было бы перевести как коллапс жизненной ситуации. В это время наемники рассредоточились по периметру и безуспешно пытались рубить еще не принявших форму теней. Думать следовало быстро, поэтому Дюран вновь решил очистить свой разум от ненужных мыслей и действовать по методичке, специально написанной для таких дуболомов как он. Тяжелый пехотинец несколько раз ударил плоской стороной меча себе в наплечник. Глухо лязгнула сталь. Обратившие внимание на звук, товарищи услышали приказ, оглашенный надрывающимися голосовыми связками: "Все сюда!". Отряд попал в окружение. Согласно уставу тяжёлой пехоты, следовало занять глухую оборону и тем самым препятствовать атаке противника вглубь легиона. Однако Дюран понимал, что спасти их от неизвестного противника может только магия, а потому собирал силы в клин, чтобы прорваться сквозь ряды призрачной рати и вывести своего командира настолько далеко, насколько это возможно. Более ничем он помочь не мог, ибо мглу в разуме чародея может развеять только свет его сердца.

+1

41

Милый детский голосок, противоестественным образом сочетающий острые нотки садизма и сладкие тоны невинной радости, резал сознание острым кинжалом. Не по-детски сильная рука грозилась переломать каждую косточку в горле, а двигаться было все труднее и труднее. Страх рос с каждым мгновением, окутывая девушку тяжелыми кандалами. Кажется, Фибриццо что-то говорил, но она уже не слышала, что именно. Однако, образы кристаллов с телами друзей ударили разум наотмашь, вызвав новый, полный боли и ужаса, крик, который Лина тоже не услышала. Мир потерял для нее все звуки, даже собственные, голос Мей-о громыхал уже в разуме. И даже если бы Лина и послушала его и решилась на Гига Слейв, то все равно не смогла бы этого сделать - ее тело окутывало множество склизких лиан, а ноги держала толпа мертвецов с изуродованными лицами, в числе которых девушка снова различила своих друзей.
"Хватит! Прекрати!" - хотелось закричать Инверс, но язык словно прилип к нёбу. Щупальца-лианы резко сжались, выпуская острые шипы, и Лина начала отчаянно вырываться, крича от ужаса и боли. Она видела собственную смерть со стороны, разрываемая миллионами мертвецов и лиан, потому и стремилась как можно скорее обрести свободу. Однако, к ее потаенному удивлению, образы начали немного уходить в тень, и даже заливисто хохочущий Владыка Ада словно стал немного бледнее. Девушке сложно было понять, что происходит вокруг, однако, ее тело стало легче, а потом ее кто-то поднял и посадил на себя. Именно тогда невидимые путы магии и страха начали потихоньку отпускать Лину, возвращая Бандитоубийцу к реальности.

Вместо бездны Ада и мертвецов вновь замелькали деревья, вернулись звуки и обнаружились призрачные тени, на которые наемники уже начали обрушивать бесполезные удары. Впрочем, саму себя в подобной ситуации Лина тоже полезной не считала - изгонять духов могли только Амелия и Сильфиль, в силу своего обучения. Инверс могла полагаться только на астральные заклинания и шаманскую магию, последняя из которых в данной ситуации точно не поможет. Видимо, придется спасаться бегством. Была, правда, еще одна идея, но ее еще следовало проверить.
О том, что она пришла в себя, Бандитоубийца оповестила не сразу, поняв, что в момент контакта со странной магической схемой она осталась без сил - магических и физических, и потому не могла сейчас даже двинуться. Около двух минут девушка собиралась с мыслями и накапливала силы, надеясь на профессионализм наемников и что они смогут продержаться до того, как Лина найдет решение, хотя девушка давно согласилась с тем, что ее несправедливо считают командиром. Она всего лишь волшебница-одиночка, привыкшая решать все магией, а эти люди видели и переживали многое из того, чего Инверс себе и помыслить не могла. Возможно, в более спокойной обстановке девушка обязательно скажет это Дюрану, но сейчас следует решить, как выбираться.
- Подождите!
Лина резко соскочила со спины Вильгельма и раскинула руки, словно решая остановить товарищей. Она всмотрелась в фантомов и помотала головой.
- Это иллюзия. Настоящее зло осталось на корабле!
Она вспомнила скрытый под рукавом одежды Семелла листок с сигилом Фибриццо, которую случайно увидела, когда проходила мимо мага. Насколько ей было известно, лист был из книги Малидика, которую тот не выпускал из рук. Зачем белому магу, одному и второму, символ Мей-о? И что намерен делать Семелл?
- Все это ловушка. Ловушка для нас. От нас решили избавиться. Я могу ошибаться, но мне кажется, что Семелл - последователь Фибриццо, и хочет возродить его. В своих видениях я видела Мей-о. А на корабле заметила лист с сигилом в руках Семелла, а взял он его из книги Малидика. А справиться с призраками просто - нужно показать свою храбрость и обуздать эмоции. Духи исчезнут сами.
И Лина решила продемонстрировать это первой - выпрямилась и посмотрела на ближайшего фантома.

+1

42

- Вы со мной? – Прозвучал тихий и мрачный, будто доносящийся из колодца глухой голос. Складывалось впечатление, что ему стоило усилий вырваться из-под толщи железа. Полностью закованный в доспех латник не двигался. Только белёсые, словно у слепца глаза метались из одного угла смотровой щели в другой. Отверстия для воздуха в шлеме источали клубы пара. Шарниры наплечных сегментов шатало в такт дыхания.  В момент вдоха они замерли, а из-под шлема донёсся совсем уж жалкий, полный неуверенности шёпот: - Вы живы?
Никто не ответил. Ни звука не доносилось по ощущениям целую вечность с тех пор, как отряд оттеснили потусторонние тени. В висках пульсировало от одного вида образов, которые когда-то влачили бренность земного существования. В них не было ничего, что может испугать закалённую в боях пачку наёмников. В то же время почему-то после первых бесплодных попыток прорыва, отряд закрылся в безнадёжной обороне. Дюран желал хоть на мгновение услышать живой голос, пусть даже и свой, но закостеневшие от страха губы едва могли выговаривать слова.
- Мой страх… Тебе меня не взять. – Так начал и закончил свою литанию латный пехотинец, уставившись в пустые глазницы мертвецов. Не смотря на все тревоги, Дюран не сделал даже попытки бежать. Вся накопленная для рывка сила пригвоздила его ноги к земле. Собрав последние остатки воли, Дюран выставил перед собой «клык» и погрузился в могильную тьму своего страха.
Спасение пришло самое что ни на есть сказочное: в самый последний момент! Только сердце собралось разбиться и умолкнуть навеки в загробном холоде, как не волшебные, но столь долгожданные слова растопили колдовской лёд. Душа грелась от уверенного в себе и наполненного силой голоса Лины Инверс. Сразу ситуация изменилась коренным образом и теперь сила была на стороне наёмников! Вот только как бы ни был рад Дюран, перед его взором призраки уходить не собирались.
- Издеваешься!? Как я по-твоему должен показать храбрость? – Крикнул себе за спину легионер, неуверенно проводя лезвием сквозь дымчатый образ.

+1

43

Лине стоило догадаться, что ее не поймут до самого конца - да что говорить, если она и сама с трудом верила в то, что говорила! Поэтому неудивительно, что ее патетическую фразу до конца не поняли и даже восприняли в штыки. Наемников тоже можно было понять - противостояние с бестелесными фантомами не прибавляло им настроения и уверенности в себе. Дюран так вообще до сих пор не пришел в себя - это указывала его оцепеневшая фигура, лица из-за шлема было не разглядеть. Догадка о возможном происхождении атакующих наемников призраков билась в голове, однако, проверить ее на практике Инверс пока не представлялось возможности - девушка в очередной раз пожалела, что с ней рядом нет Сильфиль или Амелии, которым подобные помехи были совершенно нипочем и с которыми они могли справиться имеющимися в арсенале храмовых дев заклинаниями. Бандитоубийце же приходилось довольствоваться тем, что она успела изучить, и что назойливыми мячиками сейчас скакало по сознанию.
Фантом, с которым девушка встретилась взглядом, вперился в нее мертвенным взглядом, отчего по спине пробежал неприятный холодок. Пожалуй, более несусветной глупости Инверс от себя действительно никогда не слышала. К Шабранигдо геройство, пусть в ход пойдет магия!
Волшебница сложила руки с вспыхнувшими усилителями и, прикрыв глаза, начала читать заклинание, не обращая внимания ни на мелькающую впереди цель, ни на бесплотные, как и сами фантомы, попытки наемников избавиться от противников.
- О, силы света, земли и ветра,
Разрушьте эти злые чары...

Призрак почуял что-то неладное и, медленно развернувшись, попытался раствориться, но он опоздал. Резкие слова  хлестнули по воздуху, с пальцев сорвался белый шар, и, превращаясь в тонкие магические лучи, расчертил темные плиты магическим узором.
- Flow Break!
Надежды на то, что это сработает, у Лины было мало, и все же, она не прогадала - повинуясь воздействию магии, фантомы задрожали и поплыли, а не видимый до этого момента барьер, состоящий из черных и красных линий, образующих сигил Фибриццо, начал рассеиваться, унося с собой бесплотных стражей. От стены света, закрывшей обзор, волшебница больше ничего не увидела, однако, почему-то была уверена, что заклинание сработало на все сто процентов. После применения она почувствовала, как тиски страха отпустили душу, стало легче дышать и двигаться.
- Эй! Как вы все там? - наудачу крикнула Инверс, всматриваясь в истаивающий свет. - Пора кончать с этим! Давайте вернемся на корабль и покажем этим фанатикам, почем фунт лиха!
Конечно, сама она могла бы использовать заклинание полета и добраться до цели в три раза быстрее, однако, не бросать же товарищей, а всех в барьере унести у нее явно не получится.
Пока наемники приходили в себя, Лина решила разведать обстановку и проверить отсутствие чужеродной магии.
- Levitation!
Поднявшись в воздух, Бандитоубийца всмотрелась в горизонт. Отсюда корабль казался не таким уж и далеким, если поторопятся, то догонят за пару часов.
С этой мыслью Лина спустилась обратно и посмотрела на спутников, ожидая их ответа.

+1



Создать форум. Создать магазин