Ролевая по аниме Slayers! - Slayers: The Magic War

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ролевая по аниме Slayers! - Slayers: The Magic War » Мини-игры » Любовное зелье


Любовное зелье

Сообщений 61 страница 69 из 69

61

За окном стало темно довольно рано: на закате небо внезапно затянуло тяжелыми свинцовыми тучами, и день сократился почти на полтора часа. Поднявшийся холодный ветер напоминал о приближающейся зиме и возможной ночной грозе – зверь внутри метался, поджимая хвост и уши, правую лапу и, соответственно, правую руку, ломило.
Зелас раздраженно дунула на свечу, гася и без того стелющийся параллельно столу из-за сквозняка огонек; несколько капель воска упали на пергамент, лежащий на дальней части стола.
- Твою же… - удар кулаком по столу заставил подсвечник подпрыгнуть, и оставшийся воск пролился на страницу, которую Джуу-о пыталась разобрать до этого, вызвав лишь новый приступ раздражения. – Да пошло оно все в!..
В свече женщина не нуждалась – звериные глаза прекрасно видели в темноте, - но собственный почерк, будучи крайне ужасным, требовал особой сосредоточенности при чтении. Вернее, почерк смотрелся просто великолепно, если любоваться страницами, а не пытаться разобрать, что именно скрывается за рунами. Причем чем больше торопилась и, следовательно, меньше старалась Зелас, тем понятнее становилось написанное.
Воздух за окном, влажный и холодный, заставил поежиться и все-таки выбраться из массивного кресла, в котором Джуу-о провела уже несколько часов, а последние минут сорок – поджав под себя ноги. На соседнем кресле, свисая наполовину на пол, лежал палантин из овечьей шерсти, не самое теплое, но все-таки согревающее одеяние, закутаться в которое было истинным счастьем.
- Зеллос! – в голосе Зелас было все то же раздражение, что и раньше. -  Какого черта?!
Жрец взял себе «выходной» на целый день, но обещал вернуться еще до наступления заката. Обычно ему позволялось появиться чуть за полночь, точнее, Зелас закрывала глаза на нерегламентированное отсутствие, и, к чести Зеллоса, он не часто этим пользовался. Но именно сейчас злость требовала выхода, и Джуу-о готова была выплеснуть ее на первого попавшегося.
- Живо сюда! – стук тонкого каблучка о каменный пол заставил поморщиться. Еще одна капля в чашу накопившегося за день раздражения. – Считаю до трех!..

+3

62

Зеллос был уже готов пойти на риск и, наконец, попробовать последний результат кулинарных экспериментов Филии, когда…
Зеллос! Какого черта?! – жреца оглушил окрик, раздавшийся в его сознании благодаря всегда существовавшей, пусть и не так часто используемой, телепатической связи между создателем и его творением...
Столь знакомый голос госпожи Зелас своим тоном не предвещал сейчас ничего хорошего. Зеллос оцепенел. Уже взятое им в руку печенье выпало и покатилось по столу, описывая окружность вокруг вазочки со своими собратьями. Жрец судорожно перебирал в мыслях все свои сегодняшние действия, чтобы понять причину недовольства Джуу-о. Всё, что он сделал, что планировал сделать и что должен был сделать.
Когда взгляд Зеллоса скользнул по окну кухни, а подсознательно обнаруженное расхождение ожидаемого с действительным заставило вновь обратить свой взор на ночной пейзаж снаружи, всё стало ясно.
“Совсем забыл. Я же должен был еще час или два назад…” – с мысленным стоном Зеллос осознал, что потратил на изучение подаренного ему зелья и его действия, да что уж там, и на столь занимательные издевательства над подверженной его действию драконицей, весь день. И что слишком этим увлекся. Запоздало, жрец также сообразил, что не стоило сейчас в открытую обо всем этом думать. Мало ли какая из его мыслей, словесных или образных, будет поймана явно ожидающей от него объяснений хозяйкой?
Живо сюда! Считаю до трех!.. – тон оставался всё тем же.
Совершенно не горя желанием узнавать, что же будет, если этот отсчет успеет завершиться, Зеллос сорвался с места. Не тратя время на какие-либо слова в адрес Филии, мазоку просто исчез, скрывшись в подпространстве.
Так быстро, как только мог, Зеллос перенесся на Остров, материализуясь сразу в том помещении, где ощущал присутствие своей госпожи в текущий момент – в кабинете при библиотеке замка. Появился жрец на довольно большом расстоянии от Джуу-о. Куда большем, чем того требовали простые приличия и этикет мазоку. Из соображений собственной безопасности в первую очередь, конечно же. Впрочем, учитывая размеры кабинета, стены ограничивали это расстояние не в пользу предпочтений Зеллоса.
Жрец замер, преклонившись перед госпожой, опасаясь сделать какое-нибудь лишнее движение, что может иметь последствия в сложившейся ситуации. Он не знал, что именно ему следует сейчас ожидать. Но то раздражение, что чувствовалось в голосе Джуу-о тогда, почему-то сильнее ощущалось сейчас, в ее присутствии, хотя ею пока не было произнесено ни фразы.
Зеллос ощущал на себе взгляд госпожи. И… пока решил не сводить свой взгляд с каменной плитки на полу кабинета.
Я здесь, госпожа, – произнес жрец, стараясь, чтобы его голос звучал как можно более спокойно и по-обычному.
[AVA]http://s6.uploads.ru/t/GdfOD.jpg[/AVA]

+2

63

Несколько секунд ожидания в тишине, и вот, на максимально возможном для этого кабинета расстоянии, появился жрец. Мгновение – он преклонил колено и будничным голосом произнес:
- Я здесь, госпожа.
Чем вызвал новый всплеск раздражения.
Зная способность Зеллоса легко отсеивать лишнюю информацию, коей, несомненно, являлось все то, что она могла сказать ему сейчас на повышенных тонах, Зелас схватила со стола подсвечник и, прицелившись в голову жреца, с силой метнула. О его способности исчезать за доли секунды до соприкосновения предмета с головой в подпространство и за доли секунды возвращаться на место, создавая иллюзию собственной бесплотности, она тоже знала. Метание подсвечника сопровождалось звериным рыком: смысл пытаться сложить мысли в слова, если он и так знает, за что получает?
Подсвечник с грохотом упал на пол, бренча, перекатился по нему и замер, ударившись о ножку одного из кресел. Зелас поморщилась. Зверь внутри на мгновение прижал уши.
Сложив руки на груди, женщина внимательно окинула взглядом своего жреца и, стараясь говорить как можно тише, но вкладывая в голос как можно больше ярости, произнесла:
- Как это понимать? Ты разучился определять время по небу? Тебя держали взаперти в комнате без окон?
Порыв ветра распахнул оконную створку; удерживающий ее до этого средней толщины том по истории мира в интерпретации людей упал на пол.
«Хотя бы шума было меньше», - зверь снова прижал уши, на лице Зелас не дрогнул ни один мускул.
Несколько крупных капель дождя долетели до стола и растеклись по оставленным на нем страницам. Следующий порыв ветра сорвал их и бросил на пол, впрочем, загнав одну между подлокотником и сиденьем кресла.
Из груди Зелас вырвалось тихое рычание, потонувшее в раскате грома.
От бессилия Джуу-о готова была превратить в щепки всю мебель в кабинете, а все книги и свитки разорвать на мелкие клочки и бросить в камин.
Но сдержалась.
Сделав глубокий вдох, тихим, ровным, но все еще сочащимся яростью голосом она произнесла, даже не глядя за своего жреца:
- Разожги камин в обеденном зале, там адский холод, - это словосочетание навевало воспоминания о двух братьях, а потому воспринималось как нечто нелепое; без особой необходимости Зелас старалась не употреблять его. – Ужин должен быть подан в течение пятнадцати минут. Ничего рыбного. Ничего безалкогольного. Никаких фруктов. Потом подготовишь мне ванную и приберешься здесь.
Зелас сделала несколько шагов вперед и выдернула из кресла застрявший лист, едва не оторвав от него кусок. Оглядела расплывающиеся от влаги чернила – угораздило же написать обычными! – и пятна воска, одно поддела ногтями и бросила на пол. На его месте осталось жирное пятно, мгновенное сделавшее пергамент полупрозрачным.
«Словно кто-то грязными руками хватал», - женщина позволила себе фыркнуть, а после разжала пальцы, и лист плавно опустился на пол.
- И перепишешь это все нормально!

+3

64

Только Зеллос договорил свою приветственную фразу, как его словно окатило волной раздражения, источником которой была Джуу-о. Теперь жрец окончательно убедился, что его госпожа сейчас находилась не в лучшем расположении духа, и что именно он, Зеллос, был хотя бы отчасти этому причиной. Потому жрец и поспешил замолчать, ожидая слов или действий хозяйки, хотя еще мгновение назад собирался также невозмутимо продолжить свою фразу вопросом о цели, с которой госпожа его вызвала.
Зеллосу было знакомо несколько, если можно было так сказать, степеней раздражения и злости Джуу-о. И поскольку сейчас его встретили не в зверином обличье, не с гневными криками и в то же время не с абсолютно спокойным видом и милой улыбкой-оскалом, которая в такой ситуации не сулила бы ничего хорошего, то жрец сделал вывод, что за свое дальнейшее существование может не беспокоиться. Это вернуло ему, хотя бы отчасти, уверенность в себе.
Хотя Зеллос всё ещё смотрел в пол, и потому не видел действий госпожи, он ожидал, что раз она еще не начала его отчитывать, то в него сейчас будет запущен какой-нибудь первый попавшийся под руку предмет. Такое бывало, когда возмущение Джуу-о не находило выхода в словах. Всё-таки сказывался тысячелетний опыт общения, так что Зеллос был готов к этому.
Судя по звукам со стороны стола, судя по раздавшемуся рыку, к которому пусть жрец и был уже давно привычен, но который не мог не заставить его вздрогнуть, Зеллос всё же оказался прав в своих предположениях. Посчитав собственную вину не столь большой, чтобы добровольно подставляться под удар, Зеллос на доли секунды перешел в подпространство. С неким облегчением мазоку понял, что действительно может это сделать – в конце концов, для Джуу-о не составило бы труда лишить жреца такой возможности, если бы она действительно хотела не дать ему шанса избежать попадания по нему брошенным предметом. Что этим предметом был подсвечник, Зеллос узнал уже спустя секунды после того, как вернулся на физический план – когда этот подсвечник с шумом и звоном ударялся о пол.
И вот настало время слов.
Зеллос поежился. Ветер, ворвавшийся в помещение, был тут совершенно ни при чем. Просто слишком много недовольства и ярости чувствовалось сейчас в голосе госпожи. И всё это негодование было целиком и полностью направлено на него одного.
Жрец молчал, не пытаясь как-то оправдаться, полагая, что это сейчас только усугубило бы ситуацию. Принести свои извинения он сможет и чуть позже, когда риск попасть под горячую руку и вызвать более бурное негодование станет пониже…
Джуу-о дала указания по дальнейшим действиям.
“Об отдыхе сегодня можно и не думать”, – посетила мысль Зеллоса. – “Доотдыхался уже…”
Слушаюсь, госпожа, – тихо произнес жрец, когда стало ясно, что список заданий закончил пополняться.
После этого Зеллос поспешил покинуть тесные стены кабинета, пока вслед ему не полетело еще что-нибудь, потяжелее подсвечника.
Жрец исчез в подпространство и появился уже сразу в обеденном зале.
Оказавшись сейчас вдали от разъяренной Джуу-о, Зеллос вздохнул с облегчением. Всё прошло не так уж плохо. Конечно, ему действительно было совестно, что из-за совершенно пустякового развлечения он совершил оплошность и вызвал недовольство своей госпожи… Но… в то же время, разгневанную Джуу-о жрец действительно боялся, а потому был рад возможности сбежать сейчас из того кабинета.
Итак, первым делом Зеллос зажег огонь в камине. Пока он растапливался, жрец занялся столом. Подготовить его к ужину было несложно – всего лишь нужно было убедиться, что сам стол имеет надлежащий вид, да накрыть его скатертью. Далее – сервировка стола. Тарелки, ножи, вилки, бокалы и прочее, и прочее... всё теперь было на месте, как положено, тут не к чему было придраться. Да, за каждым видом предметов Зеллосу приходилось бегать, вернее, перемещаться, на кухню, где всё это хранилось, и возвращаться обратно. Но хорошо, что мазоку подобная «беготня» не доставляла особых хлопот. И, наконец, последнее и самое главное – убедиться, что все требования к подаваемым блюдам будут учтены.
“«Ничего рыбного» – значит, будет мясное”, – подобные мысли сопровождали процесс подготовки ужина. – “«Ничего безалкогольного» – мясо будет в вине, а с остальным всё понятно…” – вскоре на столе появилось несколько бутылок вина разных сортов. – “«Никаких фруктов» – хорошо, будут овощные салаты.”
К тому времени как стол был полностью накрыт, помещение уже начало прогреваться. Так что, убедившись, что с камином также всё было в порядке, подкинув больше дров, чтобы в зале стало совсем тепло и комфортно к приходу госпожи, Зеллос отправился докладывать о готовности ужина.
Жрец чувствовал, что Джуу-о уже оставила тот кабинет при библиотеке. Наверняка она предпочла уйти в свои покои – там было куда меньше раздражающих факторов, вроде дождя и ветра, что прорываются сквозь распахнутое окно, или разлетающихся бумаг с испорченными записями, или некстати опаздывающих слуг...
Зеллос появился возле дверей, что вели в личные покои госпожи. Вначале он попытался подслушать, что же творилось внутри – мало ли Джуу-о все же дала волю своей ярости и крушила там мебель, например…  Подобного он не услышал, так что спокойно постучал в дверь.
Зелас-сама? Ужин подан в обеденном зале. Или Вы желаете отужинать в своих покоях? – в голосе жреца всё ещё присутствовала нотка неуверенности, вызванная боязнью услышать в ответ всё тот же наполненный тихой яростью голос.
[AVA]http://s6.uploads.ru/t/GdfOD.jpg[/AVA]

+3

65

Всплеск раздражения и ярости несколько притупился, стоило только жрецу исчезнуть в подпространстве, и Зелас даже на краткий миг почувствовала нечто, что люди назвали бы проявлением совести. Будучи не из тех, кто постоянно срывает злость на подчиненных без причины, и даже осуждая подобное поведение, она считала, что имеет полное право иногда поступать точно так же, фактически пользуясь положением своего слуги, который, несомненно, не мог ей ничем ответить – только выполнить все указания, какими бы они ни были.
«Он действительно обязан был вернуться до заката, - Зелас обошла стол и подняла с пола несколько листов. Накинутый на плечи палантин сполз, открывая правое плечо. Чуть тронутая загаром кожа покрылась мурашками. – Куда же могла деться та Чаша? Стоило внимательнее вести архивы, в них сам Цефеид крылья сломит!»
Мазоку могли не чувствовать холод, голод и усталость в человеческом понимании – вообще все, что чувствовали обычные люди, они могли позволить себе не чувствовать. Но могли и позволить чувствовать. Поправляя палантин свободной рукой, Зелас не понимала, что именно заставляет ее причинять себе дискомфорт сейчас: одно дело насладиться сладким летним вином зимней ночью, восточными сладостями или горячей ванной с ароматными травами просто потому, что тебе этого хочется, другое – ежиться от холода, испытывать настоящую жажду и потребность в полноценном сне.
«Возможно, я слишком привыкла получать удовольствия, - листы снова полетели на пол, а Зелас, намеревавшаяся воспользоваться подпространством, чтобы добраться до своей комнаты, в несколько шагов оказалась у двери и распахнула оную, повернув круглую ручку вправо. – А мое желание чувствовать все остальное – не что иное как попытка их компенсировать».
В одном только женщина была твердо уверена: внутренний зверь действительно требовал животной пищи и возможности размяться время от времени. Могла ли привычка к такому «неправильному» с точки зрения мазоку образу жизни быть продолжением желаний зверя, Зелас старалась не думать: быть самой привязанной к миру людей, не считая когда-то насильно привязанного Марю-о, казалось несколько унизительным для одного из пятерки, словно она – всего лишь полукровка. С другой стороны, самый привязанный оказался самым живучим, все так, как и должно быть в природе.
«Какая только чушь не придет в голову! – в коридоре не горел ни один факел; зрачки Зелас сузились и вытянулись по вертикали, напоминая скорее кошачьи, нежели волчьи. – Хотя люди живут так же: чем богаче и знатнее род, тем больше удовольствий и благ ему необходимо, просто пищи и крыши над головой уже недостаточно!»
Коридор разделялся на два: правый уводил к дальним залам, левый – к лестнице на второй этаж. Зелас поднялась на десяток ступеней, после чего воспользовалась подпространством, мгновенно переместившись в свои личные покои.
- Порядок – действительно роскошь, - произнесла Зелас тихо. Стопка сочинений неизвестного автора полетела на пол; одна из книг ударила прямо по ноге; платье, покоящееся под стопкой, оказалось сильно измято по низу. – Да что же это такое!
Настроение снова испортилось, разнести в щепки собственные покои хотелось так же сильно, как несколькими минутами ранее – кабинет внизу.
Зеллос, Зелас чувствовала, перестал метаться между кухней и обеденным залом, оставшись в последнем, видимо, проверяя, все ли выполнено. Несмотря на то, что Лорд никогда не опаздывает (это все остальные приходят раньше), Джуу-о предпочитала появляться вовремя.
На полу у шкафа лежали штаны, кофта и жилет, на спинке кровати обнаружился излюбленный, составленный из золотых колец ремень. Кольца, на самом деле, были из обычного металла, просто покрытые позолотой: золото в чистом виде всегда отталкивало, а на ремень все равно прекрасно выполнял свою задачу. Сапоги стояли у двери.
Зелас-сама? – стук в дверь заставил отложить заколку для волос. –  Ужин подан в обеденном зале. Или Вы желаете отужинать в своих покоях?
Голос жреца был несколько неуверенным.
Из груди Зелас второй раз за вечер вырвалось рычание.
- Я же ясно сказала – в обеденном зале! – Зелас откинула с лица непослушную прядь волос. – Ты еще и слышать разучился?!
Не дожидаясь какого-либо ответа, она перешла в зал через подпространство, оказавшись сразу за столом на положенном ей месте. Протянула руку к пустому бокалу и щелкнула по нему ногтем так, что звон раскатился по всему залу, эхом отражаясь от стен; на бокале осталась едва заметная царапина, до которой Зелас не было никакого дела.
- Красное!
Нетерпеливая Джуу-о могла спокойно наполнить бокал сама, но сейчас очень хотелось заставить Зеллоса побегать, выполняя все команды. В качестве наказания за то, что не оказался в нужное время в нужном месте.

+3

66

Надежда на то, что Зелас-сама успела успокоиться и сменить гнев на милость за то время, что шли приготовления к ужину, разбилась вдребезги, как только в ответ на безобидное уточнение в очередной раз раздалось звериное рычание, а затем и осуждающее возмущение разгневанной госпожи.
Жреца тут же как ветром сдуло – он вновь поспешил переместиться в обеденный зал, пока не стало хуже. Оказался Зеллос там примерно в то же время, что и Джуу-о. Буквально секундой ранее. Если бы и сейчас он появился позже, наверняка бы это не осталось без внимания и упрека... чего не хотелось бы.
Жрец отметил, что его госпожа сменила свой наряд к ужину. Вместо одного из своих платьев она облачилась в излюбленные кофту с коротким рукавом, облегающие штаны и высокие сапоги.
В обычное время Зеллос обязательно бы сделал комплимент внешности госпожи, хотя бы простое нейтрально-приятное "Вы прекрасно выглядите". Но сейчас, учитывая, что всего пару мгновений назад он вновь вызвал недовольство своей Повелительницы, жрец не был уверен, что один лишь звук его голоса не станет причиной нового всплеска ярости и других негативных, но не самых приятных для обоих мазоку, эмоций.
"Сегодня лучше вообще держать язык за зубами..." – принял решение жрец. – "А то снова ляпну что-нибудь лишнее..."
Джуу-о не обращала никакого внимания на стоящего неподалеку Зеллоса. И лишь коротким приказом высказала ему свои пожелания.
Зеллос с готовностью приступил к действиям. Поразительно просто он сумел отбросить мысли о последних событиях этого вечера, чтобы они никак не помешали ему выполнять его обязанности.
Жрец взял со стола бутылку красного полусладкого вина и откупорил её. Охлажденная ранее бутылка была слегка влажная и от этого скользкая, поскольку уже начала нагреваться в теплом помещении.
Отточенным за века своего существования движением Зеллос наполнил стоящий на столе бокал. Не расплескав, не разбрызгав, не уронив ни капли на белоснежную скатерть. Вина в бокале было ни больше, ни меньше, чем было необходимо для возможности правильно раскрыть его вкус, то есть, чуть меньше половины. Не зависимо от настроения и обстоятельств, хорошее вино нужно пить правильно.
Поставив бутылку обратно на стол, жрец отошел, чтобы не мешаться. И чтобы вообще не давать повода без необходимости помнить о своем присутствии поблизости. Зеллос встал поодаль от стола, наблюдая и ожидая, когда вновь понадобится хозяйке.
Все желания и прихоти госпожи ему сейчас нужно было исполнять особенно быстро и безукоризненно. Чтобы хоть как-то загладить свою вину.
Вообще, Зеллос всегда любил угождать Джуу-о. Не только потому что того требовал его статус, но и просто потому что ему было приятно делать что-либо для нее, стараться, радовать её и видеть её довольной. Только вот... иногда происходило и то, что случилось сегодня. И если ему удастся за сегодняшний вечер сделать так, чтобы госпожа хотя бы перестала сердиться, это было бы прекрасно.
[AVA]http://s6.uploads.ru/t/GdfOD.jpg[/AVA]

+3

67

Зелас откинулась на спинку стула и скрестила руки на груди. На своего жреца она не смотрела – предпочитала разглядывать каминную полку на другом конце зала, как раз напротив ее места. Полка, как и многие другие поверхности в Замке, была заставлена книгами, из которых торчали исписанные листы бумаги, на краю притулилась открытая чернильница с торчащим из нее потрепанным пером.
«Либо засохли, либо перевернем, - подумала Зелас, чуть скривив губы. Чернильницу не закрыла именно она – у Зеллоса не было привычки писать в обеденном зале. – Мог бы и обратить внимание, тем более, ты его разжигал!»
Бокал перед Зелас наполнился вином – чуть меньше, чем наполовину. Ни капли не оказалось на скатерти, и почему-то захотелось немедленно это исправить, вылив на стол всю бутылку разом. Вместо этого женщина, все так же не глядя на Зеллоса, протянула руку, взяла бокал и сделала небольшой глоток.
Напиток приятно согрел горло и словно начал растекаться по телу, заставляя расслабиться. Вкус оказался довольно приятен, идеальным дополнением стал кусочек острого сыра. Есть на самом деле не хотелось, но мясо в тарелке пахло слишком аппетитно, чтобы отказываться: Зверь требовал огромного количества животной пищи, а Зелас предпочитала наслаждаться вкусом приготовленного на горячем огне, а не пойманного и съеденного сырым на месте. Конечно, если только ей самой не хотелось выйти на охоту…
Пустой бокал был отставлен чуть в сторону, сама же Зелас взялась за нож.
Напоминать Зеллосу о том, что вино снова необходимо, не было нужды.
- Неплохо, - в голосе женщины послышались нотки одобрения.
Еда действительно была хороша, кулинарные таланты Зеллоса даже спустя долгие века не переставали ее удивлять. Тепло от вина наполнило все тело, расслабило мышцы, успокоило нервы, и Зелас едва заметно улыбнулась. Снова откинувшись на спинку стула, с бокалом в руках, она все-таки взглянула на жреца, молча стоящего на достаточном расстоянии от стола, чтобы не мешать, но достаточно близком, чтобы вовремя успеть подойти. Желание швырнуть в него еще чем-нибудь тяжелым прошло вместе с раздражением и злостью.
«Надо узнать, где он был», - привычки допрашивать о подобном Зелас не имела, полагая, что каждый нуждается хоть в каком-то личном пространстве, и если захочет – сам расскажет. В конце концов, о важном или интересном он никогда не забывал, и потому все вопросы, что обычно позволяла себе Джуу-о были схожи с вопросом «Хорошо отдохнул?»
Сейчас же ее действительно интересовало, где задержался жрец, точнее, почему он так задержался – смесь запахов, доносившаяся от него, включала в себя запах рюзоку. О личности догадаться было не сложно, насколько знала Зелас, только одного представителя этой расы ее жрец мог посетить просто так.
«Потому что скучает? - еще один глоток, и Зелас блаженно прикрыла глаза. – Нет, скорее, питается исходящим от нее негативом. Эти рюзоку весьма и весьма вспыльчивые. И все же...»
Долго за столом Зелас не сидела никогда – прошло не более двадцати минут, а тарелки уже были пусты; аппетит пришел во время еды, тем более, что жрец, желая угодить, превзошел сам себя.
- Убери тут все, - резко бросила она, поднимаясь. – И не затягивай, у тебя еще полно работы, – Зелас припомнила свои последние указания. - Ванная, надеюсь, готова?

+3

68

Госпожа приступила к трапезе. Свой ужин она начала с вина. Это вино было родом из Зефилии, как и подавляющее большинство других хороших вин, что имели успех не только на Полуострове, среди людей, но и немного южнее, среди мазоку... Приятный бархатный вкус этого сорта вина был насыщен фруктовым, в основном вишневым, ароматом, а ягодные нотки оставляли приятное послевкусие.
Зеллос с неким ожиданием наблюдал, как его госпожа вкушала напиток. По мнению жреца, такое вино просто не могло ей, как ценителю вина, особенно красного, не понравиться!
Как только на стол был поставлен пустой бокал, Зеллос поспешил наполнить его вновь. После чего также неприметно, как и приблизился, жрец вновь отошел от стола.
Госпожа коротко высказала свое мнение об ужине. Не без доли радости Зеллос отметил, что едой она осталась довольна.
Тем не менее, ужин проходил в полном молчании. В обеденном зале был слышен лишь треск горящих поленьев в камине да негромкий стук столовых приборов при соприкосновении с тарелкой. Жрец не решался развлекать госпожу ненавязчивой болтовней о своих путешествиях по людским землям, как он зачастую это делал. Да, он всё ещё боялся услышать какой-нибудь резкий осаждающий ответ или вновь вызвать у Джуу-о желание высказать всё ее негодование. В конце концов, именно из-за своего времяпрепровождения среди людей он сегодня ее подвел...
Зеллос чувствовал некую напряженность в сложившейся обстановке. Пусть Джуу-о и выглядела внешне спокойно и абсолютно невозмутимо, он знал, что она всё еще злится. Злится на него. И он опасался, что малейшей ошибки в любом из его действий будет достаточно, чтобы вновь всколыхнуть в ней все те яростные эмоции, что, как Зеллос чувствовал, постепенно отступали, видимо, благодаря хорошему вину, вкусной (жрец на это надеялся!) еде и почти полнейшей тишине.
Джуу-о, наконец, посмотрела в сторону Зеллоса. А он, в свою очередь, всё же рискнул, впервые за этот вечер, встретиться с ней взглядом. И к своему облегчению, обнаружил, что в её глазах сейчас не было той звериной ярости, что он так боялся увидеть. Зеллос слегка улыбнулся.
Спустя немного времени, с ужином было покончено.
Убери тут все, – приказала Зелас.
Жрец отвечал полупоклоном, молча, поскольку Джуу-о тем временем продолжала свою речь.
В действительности не было особой необходимости напоминать Зеллосу об оставшихся делах. Он о них всех помнил и понимал, что от него ожидается наискорейшее их выполнение. Но пусть сейчас ему дали бы даже еще сотню других дел, это ничуть не омрачило бы его радости от того, что госпожа перестала злиться! Кажется, у него всё же был шанс заслужить прощение еще сегодня!
Далее последовал вопрос о ванной.
Нет, конечно, Зеллос не забыл о ней! Он даже успел начать приготовления в купальне примерно в то же время, что и занялся обеденным столом. Просто... мазоку тогда решил сфокусироваться на более важном и приоритетном задании – ужине – чтобы точно успеть подать его вовремя, чтобы пища была приготовлена превосходно, и чтобы стол точно был накрыт идеально. Так что Зеллос не был уверен, что сейчас в купальне всё было на должном уровне.
Рассказать все эти причины своих сомнений напрямую жрец, конечно, не мог.
Пауза начала затягиваться, а подобные промедления сейчас были далеко не в пользу Зеллоса.
Да, госпожа, – наконец, ответил он, всё с тем же полупоклоном и всё с той же угодливой улыбкой на лице. – Только позвольте мне сделать последнюю проверку.
[AVA]http://s6.uploads.ru/t/GdfOD.jpg[/AVA]

+2

69

Зеллос несколько мгновений молчал, не двигаясь и напоминая безмолвную статую, а после словно бы ожил. Привычный полупоклон и вполне ожидаемый ответ:
Да, госпожа. Только позвольте мне сделать последнюю проверку.
Горячая ванная была одной из многочисленных - как-нибудь стоит составить список и ужаснуться, - слабостей Зелас. Вода приятно успокаивала тело и душу, словно излечивала; после приятней всего было переместиться в постель, оказавшись среди мягких подушек, потянуться, зарыться в них носом и задремать. Не одеваясь и даже не вытираясь.
Сама же ванная комната называлась комнатой весьма условно, напоминая скорее небольшую пещеру с естественной чашей с горячим источником; спокойное, темное место с сотней свечей, необходимых скорее для атмосферы, нежели для того, чтобы что-либо видеть, в стенах - углубления, в которых хранилось все необходимое. Подготовка такого помещения действительно требовала времени.
- Иди, - Зелас, бросив взгляд на дверь, снова села. Протянула руку к бутылке, сама наполнила свой бокал. - Я, пожалуй, пропущу еще один - вино действительно прекрасно!
Меньше часа назад Джуу-о находилась в достаточно плохом расположении духа, чтобы не идти пешком по коридорам, сейчас же сытный вкусный ужин, вино, услужливое и кроткое поведение Зеллоса и ожидание очередного удовольствия сделали свое дело. Хотелось как можно скорее окунуться с головой и после устроиться в постели. Без блужданий по коридорам.
"Утром обсудим, пожалуй, - Зелас не была твердо уверена в своем решении, хотя и понимала, что без надлежащего отдыха заниматься делами не стоило - все равно все будет, как говорят люди, из рук валиться. - Как раз перепишет - поймет, что к чему, и составит план".
Джуу-о почувствовала некий укол вины. Одна мелочь, вторая, третья - и вот подсвечник летит в в действительности не сильно провинившегося жреца. Он выполнит все, что она ему приказала, даже если на разбор почерка уйдет почти вся ночь.
Очередной глоток вина несколько заглушил внезапно возникшее чувство.
Будь дело действительно срочным, а жрец - действительно загулявшим, подсвечник попал бы в цель, и, может, не только он.
"И все-таки эта рюзоку, - почему-то в груди зрело беспокойство. - Надо сказать ему, чтобы виделся с ней по возможности меньше. Не хватало еще..."
Что именно ужасного могло случиться, Зелас не знала. Ничего, кроме интуиции. А привычка доверять интуиции была выработана многие века назад: она редко ошибалась.
- Что-то долго, - Зелас чуть повела плечами, разминая их. Идти все еще не хотелось, перемещаться, рискуя разминуться с Зеллосом и, скорее всего, снова разозлиться на него за это, тоже. - Еще один, пожалуй...

+2


Вы здесь » Ролевая по аниме Slayers! - Slayers: The Magic War » Мини-игры » Любовное зелье