Ролевая по аниме Slayers! - Slayers: The Magic War

Объявление

Новости ролевой (04.11.20)

Лей Магнус случайно пересекается с Зеллосом на улицах Сейруна. Оба понятия не имеют о целях друг друга, но уже начинают пытаться работать сообща...

Лоэ Ла Серда с товарищами сумел поймать нарушительницу Кайланрей Сейкбриг и доставить её в сейрунскую тюрьму... Надолго ли?

Лина, Зелгадисс и маги Сейруна продолжают биться с монстрами на территории, прилегающей к владениям Гаава. В ходе битвы пострадала Амелия...

Луна Инверс, как и всегда, работает в таверне Зефааля. Из-за определенного рода семейных проблем хочет покинуть родной город...

Новости форума (04.11.20)

Починены стили в разделе сообщений - теперь область текста сообщения не будет столь узкой, что читать почти невозможно, а также фон всплывающих меню вроде смайликов теперь не будет в том разделе прозрачным.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ролевая по аниме Slayers! - Slayers: The Magic War » Окрестности » Граница с Полуостровом


Граница с Полуостровом

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

Приграничные территории.
Широкая и длинная коса, соединяющая Полуостров и окрестности убежища Гаава.
Местность покрыта растительностью - трава, кустарники, деревья. Плавно переходит в лес на территории Гаава.


Очередность:
Лина Инверс
Зелгадисс Грейвордс
Амелия Уил Тесла Сейрун
Дюран
Game Master

0

2

Было то, что Аластана на полуострове удивляло сильнее всего- магия была совершенно нормальной. Никто не смотрел круглыми глазами на левитирующих, на улицах могли в пылу спора швырнуть друг в друга заклинание. В каждом храме были светлые маги. Так или иначе, к магии было способно куда большее количество людей, чем на родине и это… захватывало. Тут магию делили на школы, обучали ей в гильдиях, маги брали себе учеников. Алхимию тут тоже изучали, но чуть в меньшем объеме. Дракон даже успел пристать к одному алхимику, содержащему лавку в первом городе на полуострове, в который Ал вступил. Он даже жил у него неделю, помогая по хозяйству и в лавке, а тот рассказывал как называется какая трава и объяснял свойства трав, дракону неизвестных. Это все было захватывающе, но у старого мастера он не задержался, отправившись в путь. С тех пор он прошел много городов, деревень, руин, везде находя что-то новое. Шел он вдоль берега моря, пока не особо горя желанием уходить в совсем уж незнакомые земли. Впечатлений и так пока хватало, так что путешествовал он неторопливо, почти лениво, делая, впрочем, привалы только ночью.
Последние же три дня он шел по довольно странным землям. С одной стороны- странное ощущение, тяжелое и гнетущее, с другой- абсолютно нормальные земли. Вот вдоль незримой границы между теми и другими он и шел. На самом деле, объективной причины этому не было, но что-то влекло его, заставляло двигаться дольше, пока в одном месте не пришло ощущение того, что что-то должно произойти. До заката еще много времени, но Ал, все же, разбивает лагерь.
Разведение костра не заняло много времени. В процессе, Аластан решил поставить воду для приготовления восстанавливающего силы отвара. Оно никогда лишним не бывает. Да и что-то ему подсказывает, что скоро он понадобится.

+4

3

Целостность пространства нарушила трещина, открывающая путь в подпространство или из него, неожиданно появившаяся в воздухе. Оттуда буквально выпрыгнуло огромное рогатое существо. Это был тот самый демон, которому не повезло быть призванным Зелгадиссом с целью использования его как средство перемещения во владения мазоку.
Маг не оставил демону выбора, ему оставалось тогда только подчиниться. Но сейчас что-то пошло не так. Подбираясь на астральном плане всё ближе и ближе к Убежищу Гаава, монстр всё яснее и отчетливее чувствовал, что несколько лет пустующие земли одного из мазоку-лордов сейчас не были заброшены. Слишком сильна была аура мазоку, что занял сейчас Убежище, раз его присутствие ощущалось даже на окраине этих территорий.
И вот, когда демон уже почти пересек невидимую ни на астральном, ни на физическом плане границу некогда владений Гаава, его животное чувство опасности и самосохранения завопили, что дальше соваться не стоит. Поэтому демон, вместе со своим грузом, поспешно прекратил продвижение вперед и выбрался из подпространства. Здесь опасность ощущалась меньше, так что демон смог соображать чуть ясней. Он испуганно озирался по сторонам, а не обнаружив ничего, что явно представляло собой угрозу, всё-таки поспешил убраться отсюда.
Воспользовавшись тем, что маги были еще не в лучшем своем состоянии из-за непривычного способа передвижения и не могли быстро сотворить заклинания, демон стряхнул с себя "наездников", что не успели еще сами сползти на землю. Об аккуратности не было и речи, так что синяки и ссадины от падения без вовремя примененной левитации вполне ожидали зазевавшихся волшебников. Сам демон же, освободившись от балласта, резво кинулся прочь от леса, что виднелся вдали. Вскоре монстр вновь скрылся в подпространстве. В округе вновь воцарилась тишина и спокойствие. Только маги, что со стоном поднимались с земли, свидетельствовали о том, что здесь только что что-то произошло. Наверняка, у каждого из волшебников сейчас были мысли сродни "никогда больше" и "чтоб я еще хоть раз связался с демонами".

+3

4

<---- Гильдия магов
Зелгадис настолько вымотался, что практически не заметил перемещения через миры. Как человек образованный, изучивший немало разных книг, в иное время он бы непременно обратил внимание на плотность воздуха, скорость и траекторию полета (или прыжка?) брасс-демона. Оставалось только благодарить Цефеида за то, что в свое время маги побеспокоились о дополнительной безопасности и связали монстра заклинанием. В противном случае копье света рано или поздно потеряло бы свою силу, и демон наверняка не преминул бы воспользоваться ситуацией и избавиться от своих седоков.
В голове Грейвордса клубились мрачные мысли, перемежающиеся с вопросами. Что, если Лины уже нет в живых? Как они вшестером справятся с Монстром-Драконом Гаавом? Куда могли подеваться Сейграм и новый мазоку, чьего имени химера не знал? Может, именно они встретят путников в конце пути, и брасс-демон несет Амелию и Зелгадиса навстречу верной смерти?
Но сожалеть о содеянном уже слишком поздно, да и другого варианта попасть в астральное измерение все равно не было, так что оставалось лишь крепче держаться и ждать окончания пути.
Который, впрочем, окончился так же внезапно, как и начался. Темное пространство разделилось надвое, выпуская пришельцев, и сомкнулось за их спинами. От резко ударившего в глаза света Зелгадис непроизвольно прищурился. Брасс-демон слишком уж подозрительно дернулся, словно не хотел продолжать движения. С чем бы это могло быть связано? И стоит ли рубакам, в пример порождения тьмы, бояться встречи с хозяином?
Додумать свою мысль до конца Зелгадис не успел - брасс-демон резко дернулся, одним махом скидывая с себя всех, кто находился на его спине, и сделал ноги, оставив спасителей Лины наедине со своими ссадинами и синяками. Зелгадис никаких травм получить не успел, а вот остальным, судя по стонам и кряхтению, повезло меньше. Не переживал химера, пожалуй, только за Амелию - если вспомнить, сколько раз и в каком положении она падала, то можно прийти к выводу, что за столько времени девушка к подобному привыкла и не выдержит разве что веса горного массива...
Грейвордс первым поднялся на ноги и, приложив руку в перчатке к глазам, посмотрел вперед, на едва виднеющийся лес и окружающие путешественников со всех сторон деревья и кустарники. Не так он представлял себе жилище мазоку - уж слишком все привычно выглядит. Но глазам не всегда нужно доверять - наверняка, те же зеленые листья сотканы из плотной энергии, как одежда мазоку, и при использовании астрального заклинания наверняка деформируются и исчезнут, а проверять это на практике парень пока не собирался, дабы не привлекать к себе излишнего внимания - кто знает, где эти монстры могут прятаться...
- Итак, мы на месте, - подытожил химера, с самым обычным выражением каменного лица протягивая Амелии руку и помогая девушке встать. - Только мы не знаем, в какую сторону идти и хватит ли нам сил, чтобы отразить возможную атаку со стороны мазоку, которые охраняют это место? Если у кого-то есть идеи, то сейчас самое время их предложить.
Говоря это, химера непроизвольно коснулся рукояти меча. Та часть его тела, что была соткана из духовной проекции уничтоженного брасс-демона чувствовала родную энергию и в случае опасности отвечала едва заметным волнением.

Отредактировано Зелгадисс Грейвордс (23-05-2018 13:26:07)

+3

5

<---Гильдия магов
Смена миров прошла совсем не так, как ожидала принцесса. На одном из толчков, Амели крепко вцепилась в одежду Зелгадисса, чтобы не упасть с огромной спины демона.
"Не верится, что я это делаю!" - подумала девочка, и непроизвольно глянула вниз, если это вообще можно было им назвать. Пространство оно и есть пространство, а значит, что ярко выраженной местности здесь не было и не будет. Впрочем, путешествие закончилось, так же как и началось. Демон сбросил всех кто на нем сидел, и принцесса не стала исключением. Она отлетела в сторону,  ударившись о землю. Впрочем, ей совсем не привыкать, потому что она очень часто оказывалась на земле, когда падала с высоко объекта, на который ее почему-то заносила Великая справедливость.
Белый плащ уже наверняка стал серым, но не это сейчас волновало девочку. Пока Амелия думала о том, чтобы встать, Грейвордс уже был на ногах и уже успел осмотреться вокруг. Голос Зелгадисса прорезал сознание принцессы, которую уже стала волновать тишина. Девочка воспользовалась рукой помощи спутника и поднялась на ноги. А ведь Химера был прав в том, что они совершенно не знали, где именно находится Лина. Принцесса решила все-таки предложить одну из идей.
- А может, залезть на одно из деревьев и посмотреть, вдруг в поле зрения попадется какой-нибудь замок или жилище - высказала свою точку зрения девочка, но почему-то сейчас она была в этом не уверена. Она отошла в сторону и тихо вздохнула:
- Если бы мы могли связаться с госпожой Линой, то поиски были значительно легче. 
Впрочем, легкая грусть тут же прошла, освобождая разум.
- Господин Зелгадисс, а вы можете вычислить, где именно находится госпожа Лина? - с улыбкой спросила принцесса. В какой-то степени это было наивно, но зато Амелия пыталась заразить спутников оптимизмом. Потому что в мире монстров нельзя отчаиваться и падать духом, иначе мазоку сразу могут почуять чужаков, так еще и вдоволь насладится страхами и волнениями.
Амелию также удивляло, что этот мир похож на их собственный,  это было очень странно. Неужели такой капкан приготовили здешние монстры. Принцессе не очень-то хотелось встречаться с Гаавом лицом к лицу, она понимала своих сил и сил спутников не хватит, чтобы одолеть его. Отсутствие Инверс остро ощущалась, ведь даже в самых опасных ситуациях девушка могла найти выход. Обычно команда была полная и сработанная, а сейчас остались только она и Зелгадисс. Пусть с ними были еще и маги, но они вряд ли смогут чем-то помочь. Амелия давно не испытывала такого страха, она понимала, что нельзя, но сердце продолжало быстро колотится. Рука непроизвольно схватила за рукав химеры, и стало значительно легче. Принцесса окончательно успокоилась, и готова была действовать. А что если Лина могла оставить какие-то знаки своего присутствия. Девочка внимательно осматривала местность, но ничего знакомого не обнаружила. С другой стороны волшебница не могла оставить магических следов, потому что была лишена магии. Круг все сужался и сужался, таким образом, прибывшие могли навсегда остаться здесь и не вернутся назад.

+4

6

Видимо, маги все еще были заняты собственными последствиями жесткого приземления, так как ответных предложений Зелгадис так и не услышал. А вот Амелия, кажется, действительно серьезно не пострадала, так как сразу же откликнулась с идеей осмотреть местность с высоты ближайшего дерева, что, разумеется, было не самой лучшей идеей, учитывая, с какой частотой она оттуда падала, хотя, пожалуй, на самом деле, химеру больше беспокоил астральный фон и, возможно, неплотная материя здешнего пространства. Грейвордс покачал головой, показывая свое отношение к предложению принцессы, хотя, впрочем, храмовая дева уже отказалась от этой затеи и высказала новую, не менее желанную идею - связаться с Линой. Увы, в подобных условиях это было более чем невозможно - химера не знал, где именно может оказаться волшебница, да и зачарованного на поиск предмета с ней на этот раз не было, да если даже и был, то вряд ли заклинание подействовало в мире мазоку, полный своей разрушительной энергией, удачно перебивающей магию. К этому выводу Зелгадис пришел тогда, когда копье света, удерживаемое его правой рукой, дрогнуло и растворилось в воздухе, как утренний туман. Впрочем, возможно, тут все более прозаично - химера просто устал его держать. Сложный ритуал призывал брасс-демона, его удерживание, полет через астрал - такая нагрузка тяжела даже для каменного тела. Зелгадис чувствовал себя полностью истощенным, но позволить себе бесформенным тюфяком рухнуть на землю в присутствии четырех магов и Амелии просто не мог. Он чувствовал, как лицо покрылось холодными каплями пота, а руки слегка подрагивают от напряжения и продолжают сжимать уже несуществующее копье света.
Ему хотелось сказать Амелии, что вычислить Лину возможно, и это дело двух минут, не более, но у него плохо получалось врать. В мире мазоку свои законы физики и энергии, так что на месте магов и принцессы химера не стал бы лишний раз даже Лайтинг вызывать, дабы не нарушить тонкую ткань  духовной проекции и привлечь здешних обитателей. В таком случае оставалось рассчитывать только на силы четырех магов, которые затратили их немного меньше, чем Грейвордс. Или надеяться на то, что в самый разгар боя появится рыжеволосая со своим неизменным Файерболом, и с криком "Оставьте и мне нескольких!", расшвыряет мазоку по сторонам.
Последнее часто наблюдалось на Полуострове, но в условиях астрального мира было практически невозможным. Магическая сила Лины не ощущалась тут даже на миллиметр, так что связаться с ней явно не получится.
Зелгадис снова покачал головой и вздохнул.
- Боюсь, магия тут бессильна, придется искать Лину собственными силами и держать ухо востро. Все-таки, мы находимся в Убежище Гаава и не знаем, сколько у него слуг, которым придется противостоять.
"И каким образом ему вообще удалось возродиться после полного уничтожения Фибриццо?"
Он еще помнил тот день и то, с каким леденящим кровь воплем Гаав рассыпался на белый песок, а маленький мальчишка сидел на камне и смотрел на него невинным взглядом ангелочка...
Химера повернулся к магам.
- Для скорости лучше было бы разделиться, но в незнакомом мире нетрудно потеряться. Давайте начнем с этой косы, - Грейвордс махнул рукой на широкую перемычку, чей конец уходил в горизонт.
"Остается только надеяться, что мы не опоздали..."

+3

7

Страха не было, точнее Амелия дела вид, что все так и должно быть. Она хоть и задумывалась о смерти, но она никогда не воспринимала ее всерьез, даже когда была едва не задушена мазоку.
Но, и чего было бояться, когда  рядом с принцессой был Зелгадис и маги, которые были готовые в случае чего вступить в бой с врагами.
- Мы встретим злодеев все вместе! - гордо вскинула голову девочка, в этот раз залезая на какой-то большой  булыжник. Она решила, что с дерева ее никто не услышит, поэтому ограничилась камнем.
- Во имя Великой Справедливости, мы найдем госпожу Лину и вырвем ее из лап мерзких монстров!
Речь хоть и звучала вдохновляюще, но Амелия что-то все равно настораживало. Уж слишком тихо было здесь, как будто тут никто никогда не обитал. Все это ловушка - для неподготовленных путников. А может тот демон уже нашел своих собратьев и ведет их сюда, чтобы отомстить? Но, даже если они и придут, то им придется столкнуться с боевой силой Сейруна во главе с принцессой. Амелия понимала, что лучше бы не задерживаться на одном месте. А как же они потом вернутся обратно? Неужели, опять придется ловить какого-нибудь демона и требовать отнести их домой. Может, Лина что-то сможет придумать, или у Зелгадиса найдется запасной план.
Принцесса решила пойти вперед, но ее не пустили, объясняя это тем, что ее жизнь ни в коем случае нельзя подвергать такому риску. Девочка хотела обидеться, но отвлеклась на Зелгадиса. Он выглядел изнеможенным, несмотря на то, что шел он уверенно и твердо.
- Господин Зелгадис с вами все хорошо? - осторожно поинтересовалась Амелия, глядя на спутника. Может, этот вопрос был явно лишним, но девочка очень беспокоилась. Поход без Лины был совершенно другим, Амелия не сомневалась в своей боевой мощи, но помощь подруги была бы кстати. А еще обычно в таких ситуациях с ними был Зеллос и Гаури, но сейчас видимо придется обходиться без них.
Принцесса наблюдала за тем, как маги совещаются между собой, но она не решила встревать в их разговор.
Все пытались ступать как можно тише, чтобы не потревожить затаившееся зло.
До слуха брюнетки долетел какой-то шорох. Она остановилась и прислушалась. Сначала она думала, что ей послышалась, но затем непонятно откуда появились несколько мазоку. Они хоть и выглядели слабыми, но их было очень много. Как и ожидала Амелия, с ними был тот самый монстр, который и привел их сюда.
Никого не предупредив, девочка залезла на дерево, в ее руке откуда-то появился носовой платок.
- Как вы могли, господин Монстр, снова вступить на сторону зла! - всхлипнула девочка, вытирая глаза. Маги на мгновение остолбенели, но принцесса не обращала на это внимания.
- Если бы вы послушали моего отца и вступили бы на сторону добра, то ваша совесть была бы чиста! - продолжала принцесса, совершенно не задумываясь, а есть ли у мазоку совесть вообще.
- Но теперь мне придется вас покарать во имя Великой Справедливости! Вас настигнет Молот правосудия! - с этими словами девочка упала с дерева, но затем, отряхнувшись ринулась в бой.

+3

8

Вид Амелии, снова принявшей героическую позу на ближайшей возвышенности, коей сейчас оказался одиноко торчащий камень, несколько воодушевил магов и успокоил Зелгадиса, который на краткий момент забыл о собственном состоянии. Все время от нападения мазоку до настоящего времени химера очень переживал за моральное состояние принцессы и за то, как она переживала потерю Лины. Конечно, он не видел Амелию в критическом состоянии - принцесса всегда держала свои чувства при себе, не позволяя никому увидеть ее настоящее состояние. Была ли в том вина воспитания или же волшебнице не хотелось никого беспокоить, мужчина так и не узнал. Главное, что Амелия была готова к активным действиям и неплохо вдохновляла всех остальных. Правда, в условиях, с которыми столкнулись маги, химера и принцесса, стоило оставаться настороже и почаще осматриваться по сторонам - кто знает, какие жуткие существа тут живут и насколько им понравится вторжение на собственную территорию, хотя, пожалуй, страшнее будет встреча со здешним хозяином, так внезапно решившего почтить уже забывший о нем мир своим присутствием.
Бальд и остальные заметно встревожились, едва принцесса вырвалась вперед в намерении первой проложить путь во имя Справедливости, и вовсе не потому, что ей не доверяли - скорее опасались реакции Филионела на то, что с его дочерью что-нибудь случится, а он не сможет ее спасти. Учитывая, что сейчас они остались вдвоем, рассчитывать на Гаури или Лину не приходилось и нужно было обходиться своими силами...
На этой мысли забытая на время усталость снова дала о себе знать, и химера едва не опустился на колени. Очевидно, Амелия заметила это и тут же поинтересовалась его состоянием. Если честно, мужчина смертельно вымотался, но сомневался, что констатация сего факта хоть как-то поможет им в такой ситуации - скорее, наоборот, только усугубит и без того напряженную обстановку, так что химера ограничился коротким кивком и, заметив беспокойство зашептавшихся магов, поспешил поравняться с Амелией.
Он не знал, сколько времени маги продвигались вперед, но понял плачевность ситуации только тогда, когда вся окрестность, до сего момента даже не намекавшая на признаки разумной жизни, оказалась заполнена низшими демонами, плотоядно посматривающими на пришельцев. Стоило ли удивляться тому факту, что сбежавший брасс-демон попросту решил отомстить обидчику, посмевшего его приручить - по-свойски, по-монстровски?
И все же, несмотря на трагичность ситуации и явный численный перевес, морально они оказались сильнее. Вернее, все та же Амелия, посчитавшая своим долгом прочитать очередную лекцию о добре и зле, и не сказать, что ее уж совсем никто не слушал - некоторые низшие демоны даже застыли на месте, пытаясь понять, как девчонка, только что стоявшая на земле, оказалась на дереве - если честно, и Зелгадису порой хотелось получить ответ на этот же вопрос. Маги испуганно переглянулись, и Бальд на всякий случай двинулся к принцессе, которая к тому моменту кувыркнулась с дерева и, не предупреждая ни друзей, ни врагов, с головой кинулась в драку, и магам с химерой ничего не оставалось, как схватиться за меч и заклинания. Грейвордс очень не хотел вступать в сражение с местными демонами, но теперь у него не оказалось выбора. Правда, его удел выпал на бой с мечом - на заклинания химера был уже не способен.

+1

9

«Это страшный сон, просто ночной кошмар, бред. Сейчас утро. Скоро дежурный по части скомандует подъем», - пронеслась мысль. Действительно, родные казармы. Время готовить снаряжение к походу. Руки сами нащупали меч, рукоять с кожаной обмоткой плотно легла в ладонь. Что-то мешало снять ножны. Кто-то смеётся, неужели Отто? «Смотри, получишь по роже и не посмотрю, что сэр!» - выпалил я и обернулся. Отто фон Шварцкопф, графский сынок! Белобрысый наглец с молодецкими усами скалится своей ослепительно-белой улыбкой. Но погодите, это не Отто… Оно похоже, но что оно..? Между тем, лицо приближалось, улыбка ставала шире. «Что за шутки!», - рыкнул я, пытаясь вырвать меч из ножен. «Он застрял! Ножны запаяны! Предательство!», - пробегают лихорадочные мысли. «Ни шагу назад! Арргх!», - рыкнул я. Слабо, очень слабо, будто воздуха не хватает. А ужасное лицо уже подступило в плотную, в огромных голубых глазах сверкает безумие, а из пасти, раскрывшейся от уха до уха, зияет чернота. Существо рыкнуло в ответ. Уши с непривычки заложило. Набираю воздух в лёгкие и кричу сильнее! «Рааагх!», - доносится в ответ из пасти, что всё сильнее и сильнее раскрывается. Бессилие уступает место злобе. Сжимаю волю и меч в кулаке, легкие наполняются воздухом. В решающем рывке чудовище с рыком смыкает пасть и с дурным животным воплем, чья воля к жизни пронзает небеса, я вонзаю свои зубы и меч прямо в тело.
Что-то хрустнуло. Открыв глаза, я увидел, что до дрожи в руках пытаюсь вытащить меч из ножен. На колюще-рубящее приспособление для уничтожения врага эта железка походила сейчас меньше всего. Ножны оплавились и потеками скрывали лезвие. Рукоять давно лишилась кожаных ремней. Нужно скорее найти кузнеца, не могу же я вечно так ходить? «А где мой щит?», - приходит мысль. Металл равномерно растёкся по поверхности, не оставив и следа от полковой эмблемы: ярко-синего цветка на чёрном фоне. «Хм», - вырывается гортанный звук сквозь сжатые зубы и слышится стук. Язык скрупулёзно ощупывает зубы и обнаруживает пропажу в верхнем ряду. Руки тянутся к подбородку, но встречают преграду. Мир вдруг суживается до полоски перед глазами и лишь тогда приходит осознание.
«Твою ж дивизию!», - кричу со всех сил бессильным шепотом. Я долго сидел, слушая как железные сочленения пальцев скрежетают по лицу, но не ощущал ни их, ни лица. Зато хоть со слухом было всё в порядке. Обоняние тоже не подвело: изо рта при дыхании доносился зловонный запах. Или не изо рта... Самое главное – я могу видеть! Оставалось только надеяться, что никто не учует такого грязнулю, как я. 
«Никак не могу прийти в себя. Всё время вспоминаю последнюю битву, словно в попытках восстановить хронологию событий. Это дело не дает мне покоя, а значит требует разбирательства. Взрыв… Да, внутри всё кипело, да, было больно, а потом? Что было потом? Не помню... Точно, ротный чародей успел-таки что-то произнести у меня за спиной: заклинание переноса. А потом пришла тьма. Значит доспех сам брёл, пока моё сознание спало. После бесцельных блужданий я проснулся и увидел, как у человека отбирают последнюю одежду какие-то варвары. Помню, как пропустил удар в сочленение и не почувствовал боли. Помню ужас врагов и победу. Тот парнишка действительно был мне благодарен, настолько, что обучил меня простым словам, которыми можно поддержать разговор. К тому же я всегда желанный гость в его родовом имении. Как только достигну своей цели, сразу же поселюсь у него: а что, я всегда хотел сад с яблонями, дом, собаку…», - задумался я.
Солнце уже взошло на небосвод, наступило утро. Поля сменялись лесами, а леса озёрами. Грунтовая дорога, ведущая к поместью, закончилась, упёршись в мощеный камнем путь. Судя по карте, мост через реку вёл в город. "Возможно там мне удастся найти магов?" Я не питал иллюзий: шлем и нагрудная пластина защитили голову и сердце с легкими, только поэтому я ещё жив. Остальное тело начало издавать не совсем хороший запах ещё после первой недели путешествия. "Силы чар доспеха слабнут. Без подпитки они падут, а вместе с ними и я…", - с такими кислыми мыслями занесло меня в довольно аккуратное поселение. Городские стены стояли толково: с приступа взять будет трудно, особенно из-за глубокого рва. Не без труда пройдя стражу у ворот (они все-таки пытались расспросить для чего мне закутывать доспехи в серые полотна), я направился к ближайшей конюшне. Логика подсказывала, что возле неё я найду кузницу и таки нашёл! Какой-то молодой вельможа уже ожидал, пока его лошадь подкует один из подмастеров. Бородач с перепачканным лицом и серьезным взглядом подошёл вплотную и с интересом разглядывал доспех.

- Чего угодно доброму лэрду?
- И тебе дня доброго, мастер. Меч. Нужно очистить его от шлака.
- Великие Бессмертные, как же тебя угораздило-то? Что стало с доспехом? Бессмертные с доспехом, как мог расплавиться меч!?
- Сильное заклинание…
- Я смогу очистить ваш меч и закрепить рукоять. Это не займёт много времени, можете подождать. – Сказал кузнец, затем добавил так, чтобы я услышал: - Так и знал, что маги внутренних земель готовят вторжение...
- Кроме того, мне нужно заново закрепить ремни на щит. Он тоже пострадал. – Показал я внутренность щита, а потом спросил: - О чём вы?
Мужчина взял долото и жестом показал следовать за собой. Изнутри кузница была не менее интересной, чем снаружи. Помещение, очевидно, было и кузней, и складом одновременно. После неуспешных попыток счистить ножны из странной субстанции с лезвия, было решено отправить его в горн на некоторое время: что недоделала магия, то довершит огонь.

- Здесь не принято говорить об этом, но ходят упорные слухи, что Сейрун в тайне собирает войска!
- Неужели?
- Да говорю вам: они только прикрываются белой магией, а на самом деле исчадия ада! Я лично видел, как какая-то миловидная девушка снесла целую башню с живыми людьми в ней во имя справедливости!

В комнату вбежал мальчик, неся ведро углей. Кузнец как ни в чём не бывало спросил:
- Гм, вам больше ничего не нужно..?
- Мне бы пилум…
- Что, простите?
- Подайте мне то копье. Я желаю осмотреть его.
Слишком длинное древко с упором для руки: для кавалеристов. Не то. Зато удалось найти поменьше, как раз для пехотинца, но это оказался протазан. Тем временем, кузнец успев очистить и отполировать меч, занимался рукоятью. Благо под рукой были готовые составные части.
Прождав положенное время для изготовления новых ножен в кузнице, я невзначай расспрашивал о ситуации в мире и его составляющих. К великому сожалению, кузнец не часто покидал свой цех, а если и покидал, то только чтобы сводить семью на ярмарку. Все новости были чистой воды слухами. Уточнив направление и отсыпав оговорённую суму золотых за работу мастера, я выдвинулся в направлении портового города с точной уверенностью, что мне нужно именно на Полуостров.
Со склона горы открывался замечательный вид на море. Абсолютная синева водной глади завораживала. Пенистые волны бились о пристань, что полнилась десятками кораблей и сотнями лодок. Ветер с привкусом соли наполнял лёгкие. Красота здешних мест слегка сгладила тот факт, что меня всю дорогу мучали кошмары. Она и та же тварь с лицом Отто раз за разом пыталась меня убить. Сколько раз я души-душил, душил-душил её, а она не подыхает… Надоедливая мразь…
Помня о покосившихся взглядах кузнеца и его подмастеров, я решил бороться с сладковатым запахом гнили. Вода как средство очищения была откинута сразу же. После изрядно закипевшей головы, в неё тут же пришла интересная идея: смешать соль и масло, таким образом, смазав и доспех, и внутренности. «Dictum – Factum», - сказано – сделано. Теперь от моей тушки стал доноситься приятный аромат бульона…
Городские стражи в натянутых на голову шапелях провожали меня голодными взглядами. Главная улица вела в верхний квартал, очевидно, квартал знати. Более узкие улочки вывели меня на пристань. Нестройными рядами вдоль причалов выстроились кабаки и, судя по полуголым барышням, более увеселительные заведения для моряков, коих тут было великое множество. На уличных прилавках было полно рыбы. Её запах витал всюду, делая меня менее заметным. Честно говоря, я уже привык, что дети называют меня дылдой и только и делают, что показывают пальцем, а прохожие кидают опасливые взгляды. «Недомерки», - окрестив их, я направился к более-менее приличной харчевне. По дороге какой-то старый полоумный орал о том, что мы все умрём и что кто-то на кого-то нападёт... Бред сивой кобылы. Таверна «Танцующий скименог» с изображением осьминога на вывеске была наиболее чистой из тех, что я видел. Это нисколько не странно: хозяйкой была женщина. Со вкусом подобранная мебель и приятные посетители – её заслуга. Подробно расспросив о ближайших рейсах во Внутренние королевства, оказалось, что лишь один смельчак набирает команду для путешествия туда, но по новому маршруту...
Неприятности начались с самого начала. Даже наш полк не стыкался с таким количеством нападений за неделю, чем эта посудина. Молодой капитан зубами вцепился в отцовское наследство и не собирался отдавать его пиратам. И хоть все попытки абордажа оказались безуспешными, матросы нервничали. Недавно набранная команда не привыкла терять друзей, особенно в те моменты, когда в живых остались только пяток человек из экипажа. Но это ещё не всё, ибо кошмары, снившиеся мне, начали донимать всех на корабле ещё с отплытия. Однажды посреди ночи загорелый усач встал с постели и крича во всё горло выбросился за борт. Так мы лишились кока. Печальное зрелище: капитан, обхватив колени руками, подолгу раскачивался в своем гамаке, не смыкая глаз... Я ничем не мог помочь, ибо сам вёл борьбу в те моменты, когда засыпал. Кстати о сне: я научился контролировать свое бессознательное впадение в спячку. Железу сон не нужен, а вот голова устаёт. Достаточно спать ночью, как и все люди, хоть иногда и бывает трудно это сделать…
Сегодняшний день мог бы оказаться счастливым, если бы не был началом кошмара куда пострашнее. Ранним утром юнга на мачте увидел землю и поспешил воодушевить этой новостью всех. Корабль на всех парусах направился к берегу. Внезапно что-то произошло. Какое-то неуловимое изменение мира. Затем в борт пришёлся сильный удар. Ему придали значение только тогда, когда корабль начал терять скорость и пошёл в крен. Трое матросов ринулись устранять течь. Я был слишком высоким для трюма и стоял на палубе, но для меня работа тоже нашлась очень быстро. Под моими ногами раздались восклицания ужаса и затихли. Капитан рванулся-было к двери в трюм, но остановился. Вместо двери было чёрное нечто, из которого выползало… нечто... Существо имело человекоподобный облик, но было явно больше. Словно в наслаждении от испуга юноши, оно все сильнее оскаливало зубастую пасть. Парализовав страхом свою жертву, чудовище извернулось и сомкнуло челюсти. Однако вместо тушки моего нанимателя, его зубы обломались о щит. Увернувшись от удара копья, оно ловко провело контратаку внезапно выросшими когтями. Я не зря обучался держать строй и ушёл в активную оборону. Возможно, из-за этого мне не удалось заметить, как удар, предназначавшийся мне, поразил капитана. Молодой человек не остался в стороне и, поборов страх, ринулся в атаку. Это его и погубило…
На палубе остались лишь мы вдвоем. Вода уже достигала щиколоток каждого из нас. Издав предсмертный хрип, рухнул капитан. Морда чудища осклабилась и преобразовалась в подобие лица незабвенного Отто, преследовавшего меня все эти ночи. «ААААРГХ!!!», - хотел закричать я, но вышел только глубокий выдох. Существо вдоволь посмеялось надо моей неспособностью громко говорить и исчезло. Корабль пошёл на дно. В то же место потянули меня доспехи.
Вначале было страшно и темно, но через пару десятков шагов дно начало подниматься и солнечный свет стал проблёскивать в высоких водорослях. Довольно страшно было задыхаться, но осознание того, что дышать не обязательно, приободрило меня. Я и раньше терял друзей, а сейчас мои недавние товарищи похороненные там, где прошла их жизнь – в море. Моя цель не изменилась, но за них нужно отомстить. Если этот клочок земли и есть моя цель, я прорублю себе путь хоть через весь океан. Нос затонувшего корабля указывал в сторону суши. Доверившись мёртвому судну, я пошагал в ту сторону. В пути было достаточно времени обдумать сегодняшнее утро. Скорее всего, меня и команду преследовал демон. Точнее меня, а на команду беду накликал я. Если он появился на корабле в физическом образе, значит стал сильнее. Если он оставил меня умирать в агонии, но не получил желаемого результата, значит вернётся как только я ступлю на сушу. Что ж, посмотрим кто кого.
Глаза через прорезь в шлеме увидели пылающее солнце, а затем и берег. За пляжной косой начинались кусты, а за ними непроглядные чащи. Был уже день и от песка шёл настоящий жар. Я ожидал встретиться лицом к лицу со своим демоном, но увидел вдалеке фигурки людей, окружённых ордой странных существ. Один силуэт человека мгновенно оказался на камне и вскоре повёл всех в атаку. В воздухе запылали огненные шары, разбиваемые о головы нападавших. Маги здесь и это факт. «Нужно пробиться к ним», - подумал я и уловил движение на периферии взгляда. Рука рефлекторно подняла щит, после чего в него ударили с мощью, заставившей ноги сделать шлейф на песке. Идти на подмогу с чудищем за спиной – не самый лучший вариант помощи. Демон осклабился, но уже без улыбки. Животные глаза наполнены решимостью. Из дуэли живим выйдет только один. Победитель забирает голову!

+4

10

Проверка события Сработает ли заклинание?
Вероятность: 0.5
Успех: Нет

0

11

<---- Лес
Враждебная природа изо всех сил препятствовала волшебнице, что изо всех имеющихся сил мчалась вперед, на знакомые вспышки заклинаний и такие далекие силуэты. На пути Лины вставали исполинские деревья с очень неприятной аурой, под ноги подворачивались камни и коренья, а воздух, поступающий в легкие, обжигал похлеще Файербола. И, когда уже казалось, что она никогда не доберется до своей цели, лес словно расступился, и волшебница с визгом покатилась по склону. Уже на половине пути она подумала, что верещать во весь голос - не самая разумная идея за сегодняшний день, но было уже поздно - спуск внезапно оборвался. Инверс со всего размаху приложилась о жесткий камень, попавшийся ей на пути, и на некоторое время замолкла, потирая ушибленное место. Напрасно она надеялась подкрасться к врагам, окружившим упорно сражающихся с ними волшебников, которых Бандитоубийце отсюда было не видно - один из отбившихся от общей компании мазоку выбрал своей целью рыжеволосую незнакомку, оказавшуюся, как говорится, между молотом и наковальней и которая предпочла из двух зол выбрать наименьшее, а конкретнее, одного монстра вместо толпы, который ну просто нарывался на ближайшее заклинание.
Лина осклабилась, вытянула руку и что было сил рявкнула на всю округу:
- Fireball!
А толку? Нестабильная магия и особенности астрального мира снова сыграли над волшебницей злую шутку, и ожидаемый огненный шар даже не материализовался.
- Черт! Ну почему в самый неподходящий момент?!
Увы, сочувствовать ей приготовившийся к атаке низший демон не собирался - он грозно прорычал что-то, понятное только ему, и, нагнув рогатую голову, кинулся на Лину, которой не оставалось ничего другого, как воспользоваться всей ловкостью, что ее наградила природа и неспокойная жизнь волшебницы.
- Черт бы побрал этого мазоку! - возмущенно прокричала Бандитоубийца, перепрыгивая на ближайший камень. - Это же надо додуматься - лишить меня магии, когда она мне нужнее всего!
О том, что, по сути, она могла распрощаться с жизнью, Бандитоубийца не подумала - ее разбирала дикая злость на Амалика и Сейграма, так невовремя решившего возродиться. Масла в огонь подлило так и не сработавшее заклинание и невероятная упорность низшего демона, который с ревом, от которого едва не заложило уши, и упрямством барана у новых ворот, начал бодать камень, на котором стояла девушка.
Единственным правильным вариантом было бы сейчас оказаться в компании магов и друзей, а что это были Зел и Амелия, у девушки не было никаких сомнений - точеную фигурку принцессы с недетски пышной грудью она узнала бы за милю, а тяжело размахивающего мечом химеру - и подавно. Оставалось только добраться до них.
- Да пошел ты! - проорала девушка монстру, словно ее слова могли хоть на что-то повлиять. Вот когда Лина в очередной раз пожалела об отсутствии таких же навыках фехтования, как и у Гаури, и одновременно порадовалась, что упомянутого здесь нет. Ежу понятно, что простым оружием пусть низших, но мазоку все равно не взять. Нужны астральные заклинания.
И ими сейчас щедро раскидывался Бальд с товарищами - от Зелгадиса уже не было толку, а Амелия, наплевав на магическую подготовку, по-простому шарашила всех попадающихся Visfarank-ом, и не сказать, чтобы совсем уж безрезультатно.
Инверс со всех ног бросилась к друзьям. Оказавшись за массивной спиной Грейвордса, который ее, кажется, даже не заметил, девушка вытащила короткий меч.
"Пожалуйста, пусть хотя бы Astral Vine сработает..."

+3

12

Как и опасались маги, их появление в местности столь приближенной к обиталищу мазоку, не осталось незамеченным. Затишья, наступившего после того, как столь нагло призванный Зелгадиссом и эксплуатируемый им и остальными магами в качестве ездового животного брасс-демон сбежал в лес, бросив своих наездников, хватило ненадолго - как раз для того, чтобы хоть чуть-чуть оправиться от подобного путешествия, залечить ушибы от падения и немного продвинуться вперед в направлении леса.
Было ли ошибкой отпускать ездового демона, который мог поднять тревогу среди мазоку и демонов владений Гаава, или ошибкой было применять заклинания, которые могли позволить врагам обнаружить присутствие магов, или ошибкой было вообще заявляться сюда...
Но вскоре незваных гостей окружили обитатели этих мест - многочисленные низшие демоны, разных видов и размеров. Гостям, впрочем, они, похоже, были даже рады - ведь когда еще столько еды самостоятельно доберется до пространства, можно сказать, на границе миров?
На речи Амелии, конечно, чудища внимания не обратили. Вернее, если и обратили, то только как на источник шума от своей добычи, оказавшейся почему-то где-то наверху, а не на содержание этих самых речей.
Принцесса бросилась в бой, а следом за ней и маги. Часть из них держалась ближе к девушке, чтобы защищать ее, а часть осталась возле Зелгадисса - все понимали, что воин-маг уже слишком вымотался, чтобы иметь возможность полноценно сражаться с такой толпой демонов.
Монстры обступали магов. Рогатые, клыкастые, когтистые существа бросились в атаку со всех сторон. Амелия умело отбивалась от них вручную, с коварно подбирающимися к ней со спины чудищами разбирались маги, чуть ли не синхронно запуская в существ астральные заклинания. Пережить несколько попаданий подобных заклинаний столь слабым монстрам было явно не под силу. Но места павших демонов в рядах наступающих тут же занимали другие. Их было слишком много. Видимо, шум сражения привлекал всё новых и новых демонов, которые спешили присоединиться к своим товарищам.
И хотя битва с демонами началась довольно бодро, и пусть волшебники еще были полны сил, наверняка каждого из них успела посетить мысль, что неизвестно, сколько здесь водится низших монстров, а против бесчисленного множества даже не столь могущественных противников, продержатся будет сложно. Да и как будто бы к ним могла придти подмога - справиться со всей этой толпой чудищ им придется самостоятельно.
И пусть за ревом и рыком чудищ возмущенные возгласы девушки остались никем не услышанными, но появление этой самой подмоги в лице Лины было замечено - несколько демонов отделилось от основной толпы и бросилось к рыжеволосой волшебнице, разумно предпочтя напасть на одинокую и почти беззащитную добычу, чем продолжать пытаться добраться до кого-нибудь из группы сплоченных магов, отстреливающихся заклинаниями.
Один из волшебников заметил, что монстры разделились. И, проследив взглядом за направлением движения отделившейся группы демонов, заметил и Лину.
- Это же госпожа Лина! - крикнул он, указывая в направлении девушки.
Тех пары секунд, на которые волшебник отвлекся от своих ближайших противников, было достаточно, чтобы особо ловкий демон в один прыжок оказался рядом и прошелся когтями по плечу и боку мага. Закричав от боли, мужчина осел на землю. Полученные раны не были смертельными, но они точно вывели мага из строя. Ему на помощь тут же пришел другой волшебник, прицельно отправив несколько Elmekia Lance прямо в морду демону, не дав тому добить свою жертву.
Но вид и запах крови, а также ощущение боли, испытываемой магом, лишь раззадорили демонов и придали им сил.

В это время совсем поблизости началось и другое сражение. Морской демон, уже долгое время преследовавший заплутавшего путника, решил вступить в открытое противостояние. Еще бы  - ведь его жертва добралась до земель, где уже вовсю ощущалась магия, а значит, могли найтись люди, способные противостоять демону, а это в свою очередь означало, что жертва демона могла получить шанс на спасение. А демон не для того столько времени потратил на преследование этой жертвы, стараясь вселить в нее страх, ужас, панику, может быть даже стараясь повредить рассудок жертвы, воздействуя на ее психику, чтобы просто так отпускать ее сейчас. Все монстры питаются негативными эмоциями, болью и страданиями. Но не нужно считать, что у них не может быть предпочтений в своей еде. И, конечно, усилия, приложенные для приготовления этой пищи, не должны пропасть даром, даже если желаемый результат еще не был достигнут.
Демон ступил на сушу сразу после своей преследуемой цели. И тут же предпринял попытку атаковать свою добычу. Он не хотел сейчас убивать ее одним ударом, ведь тогда не удастся вдоволь насладиться мучениями своей жертвы. Но жертва оказалась достаточно проворна и недостаточно дезориентирована от произошедшего в водах моря демонов, чтобы заблокировать щитом удар хвоста, который должен был бы как минимум сбить жертву с ног.
И вот они оказались практически лицом к лицу - немалых размеров чудище, похожее на некий гибрид дракона и змеи, столь черного окраса, что напоминало тень самого себя, с горящими глазами, наполненными жаждой расправы, и воин, что был полон решимости разобраться со своим демоном. Был ли облик демона настоящим или была ли это иллюзия, которая могла измениться в любой момент, воссозданная в очередной раз для воздействия на психику и сознание жертвы, было невозможно определить вот так сразу. А вот что или кто именно скрывался под воинскими доспехами, этого демона совершенно не волновало - его волновала лишь человеческая натура, обычно столь подверженная эмоциональному воздействию...
Чудище ринулось вперед, намереваясь, по всей видимости, всем своим телом просто сшибить воина и впечатать его в песок.

+3

13

Как оказалось, Бандитоубийца весьма невовремя привлекла к себе столько внимания - короткая передышка отвлекшегося на нее мага обернулась для него травмой воспользовавшегося моментом мазоку. Правда, отомстить за товарища по ремеслу Лина не успела - от Elmekia Lance на краткое мгновение взорвался воздух, и обидчик получил сполна от рассерженного коллеги пострадавшего. Однако, ситуация все равно была более чем плачевной - силы людей постепенно заканчивались, и даже огненный запал Амелии постепенно иссякал, пусть принцесса изо всех сил убеждала весь мир в обратном. По лицу Зелгадиса сложно было что-то понять, а вот не самые легкие движения руки с мечом говорили красноречивее слов. Больше всего на свете Инверс сейчас хотелось поплевать на ладони и шарахнуть заклинанием помощнее, дабы справиться со всей этой компанией одним ударом. Но, видит Цефеид, насколько это сейчас было невозможно - если даже обычный Файербол не слушался хозяйку, то о каких сложных заклинаниях сейчас может идти речь? К тому же, раскидываться заклинаниями высших мазоку в подобном месте сейчас не самая лучшая идея - кто знает, чем это обернется и не появится хозяин данной местности лично, дабы посмотреть на того самоубийцу, которому пришла в голову сия замечательная идея. Так что оставалось только ограничиваться астральными атаками и думать над тем, как поскорее закончить эту бесславную битву. В конце концов, друзья пришли ее спасти, так что не стоит тут задерживаться. Плюс ко всему, к их компании добавился раненый, а значит, и в самом деле пора закругляться. Ведь еще предстоит подумать, как им отсюда выбираться. Задавать вопросы девушке было банально некогда - противники и не думали отступать, подстегнутые захлестнувшими пространство эмоциями мага. И, словно по команде, кинулись на магов, намереваясь победить их численным превосходством.
- Ну уж нет! Не выйдет! - словно заразившись оптимизмом Амелии, выкрикнула Лина, складывая руки для заклинания и заставляя усилители вспыхнуть ярким светом. Увы, при всех силах Лея Магнуса вернуть запечатанную магию ему, видимо, было не по силам, оставалось действовать всеми имеющимися способами, в том числе и талисманами Крови Демонов. Оставался еще запасной план, но Бандитоубийца еще сомневалась в том, что шаманские заклинания земли сработают в месте, где практически все соткано из астральной энергии. И все же, как говорится, не попробуешь, не поймешь.
Пользуясь моментом, Лина выскочила из-за спины Зелгадиса и направила руки на ближайшую цель.
- О, Источник душ, сущий в вечности и бесконечности...
Ей пришлось отскочить от очередного покусившегося на нее демона. Выпущенное со стороны мага вызвало благодарный взгляд и убрало преграду на пути на несколько драгоценных секунд, нужных девушке для того, чтобы закончить заклинание:
- Соберись в моей руке и стань вспышкой,
Рассей ужасную тьму... Bram Blazer!

Ослепительно яркий луч вырвался из пальцев и понесся в сторону приготовившегося к атаке демона, прошивая его, словно игла в руках профессиональной швеи. Лина довольно улыбнулась - если все пойдет гладко, от заклинания пострадают еще несколько низших монстров, и сражаться станет гораздо легче.

+4

14

Каждый солдат, будь он пехотинцем, всадником, или даже арбалетчиком, знает, что щит – его лучший друг. Щит отразит удар, щит товарища прикроет фланг, а стена щитов остановит даже катафрактариев. Но никого из собратьев не было рядом. "Я остался один…"
Когда я откашлял всю воду из легких, в глазах начало рябить. Иллюзия лица развеялась, а контуры существа начали плыть. Будто сама ночь посмотрела на меня алыми глазами, от которых стало дурно. Я отвёл взгляд на тело. Изящные изгибы мышц покрывала чешуя.  Словно животное, что руководствуется одними лишь инстинктами, чудовище стало на все свои конечности и прижалось к земле. Мощные лапы согнулись для прыжка. Пасть раскрылась шире, обнажая ряд белоснежных зубов.
Глубокий вдох. Медленный выдох. Слова, предназначавшиеся Творцу, мольба о прощении и полной готовности принять смерть. Стало легче. Легкое онемение руки после удара прошло. Я повернул корпус в пол оборота по направлению противника и выставил ногу вперед. Повернув стопу, развернул колено внутрь. Щит плотно лёг на икроножную мышцу и упёрся в плече. Наши взгляды пересеклись. Наконечник копья ударил о щит и дуэль началась.
Словно бык, увидевший алый плащ матадора, монстр услышал звон металла и хищно рыкнул. С грацией пантеры он выгнул спину и, оттолкнувшись всеми лапами, отправил себя вперёд. Я успел увидеть размытое пятно, прежде чем присесть и наклонить щит. Огромная тяжесть, от которой заскрежетали пластины, замедлила движение, но лишь на мгновение. Перенеся вес на вторую ногу, мне удалось перекинуть тушу через себя и вновь выставить щит по направлению противника.
Монстр не потерял равновесия, более того, приземлившись, он начал атаку снова. Не столь мощные, сколь быстрые удары забарабанили по броне. Так отряд пращников пытается подавить волю к сопротивлению у латников. Я ничем не мог ответить. Глупо было надеяться, что ящероподобный змей будет медленным противников. Острые когти царапали броню, пытаясь выискать слабое место. Щит не поспевал за молниеносными движениями зверя. В какой-то момент ему надоело, и широкая пасть увеличилась в размерах. Натянутые как струна мышцы жвал готовы были раздробить в кашу содержимое шлема. Игольчатые зубы уже было сомкнулись над моей головой, но последовавший удар щитом в челюсть раскрошил один из них. Ярость растеклась по венам чудища и вышла через рот зловещим шипением. В тот момент я наконец смог нанести удар! Но оно увернулось от выпада копья и контратаковало. Острые костяные отростки были вновь нацелены в голову. Доверившись отработанным навыкам, я подсел на ногах и закрылся щитом. Разумным решением было спрятать голову, но когти были загнутыми, и все же прошлись вскользь по броне. Словно теряя терпение из-за затяжного боя, монстр вновь попытался подцепить мою ногу и сделал ошибку. Я вовремя опустил скутум и проткнул хвост протазаном. Моему удивлению и досаде не было предела: из раны даже не полилась кровь, после чего она затянулась в мгновение ока!
Смутные сомнения начали терзать мой разум, что, кажется, позабавило моего визави. Довольно непросто держать себя под контролем, но, к счастью, затяжной бой оберегает сознание. Ты перестаешь думать, ибо твоя жизнь теперь зависит только от твоих навыков. Словно бездушный автоматон, ты выполняешь заученные на уровне рефлексов действия: принять удар на щит, отбросить противника и нанести ответный выпад.
Ловкие удары не давали мне выйти из глухой обороны, и я совсем позабыл про хвост, когда протазан выбило из руки. Древко прижали к земле и раздробили. Впопыхах я пытался нащупать гладиус под боком, но щит дёрнуло вперед. Помню ощущение падения и огромную пасть с несколькими рядами игольчатых зубов. Сердце готовилось выпрыгнуть из груди, руки вцепились в массивные челюсти, не давая им сомкнуться у лица. Долгое мгновение тянулось противостояние, а после пришла тьма.
Что-то стиснуло голову, затем раздался хруст. Солнечный свет вновь пробился сквозь смотровую прорезь. Монстр отпрянул и заскулил, держась за челюсть. Белоснежные зубы осыпались и вырастали вновь. Не веря в происходящее, алые глаза уставились на меня.
Отойдя от шока, я нащупал свой меч. Короткий клинок мгновенно покинул ножны и вонзился в подставленный бок. Лезвие прошло между чешуйками и скулёж перерос в вой. "Может повезло пробить почку?", - вдруг пришла мысль. Даже если нет, ранение внутренних органов очень болезненное – это даже видно по мышечным спазмам. Стараясь закрепить эффект, я повернул рукоять. Монстр взревел дурным криком и отступил. Рана хоть и затянулась в мгновение ока, но вот боль он чувствовал и это единственная хорошая новость.
Я дополз до щита и поднялся на ноги. Кисть намертво вцепилась в рукоять и меч не выпустила. "Что, демонюга, думал, я сдамся? Рыцари бьются до захода солнца!…", - выпалил металлический шепот, словно задыхаясь. Пытаясь отдышаться, я хватал ртом воздух и посмотрел на небо. Будто поняв смысл слов, зверь проследил мой взгляд. Тучи плыли медленно и света было вдоволь: день был в самом разгаре. "… А я тяжелый пехотинец, а пехотинцы не знают усталости. Битва только началась!", - обратился я к зверю и сфокусировал взгляд своих глаз. Дрожащая нога ступила вперёд и словно вдавилась в песок, щит чётким движением занял своё место. Зазвенев сталью, меч был спрятан за скутум. Демон ринулся вперёд. Я сорвался с места. Это будет славный клинч.

+2

15

Пусть появление Лины и не принесло магам численного превосходства над противником, но баланс сил явно сместился, так что ситуация уже не выглядела настолько критической. Всё-таки многолетний опыт волшебницы в сражениях и с противником, превосходящим числом, и с мелкими – в плане силы, но не всегда в плане размера! – монстрами сейчас был как нельзя кстати. Заклинание Лины получилось достаточно мощным, чтобы пронзить ближайшего демона насквозь, а также поразить еще двух позади него. Последний как раз собирался атаковать одного из магов со спины, но магический луч помешал его намерениям, заставив взреветь от боли, которую причинило ему заклинание. Сразу оно его не убило, поскольку вернувшихся сил Лины Инверс пока было недостаточно для сотворения  полноценного заклинания, энергия которого не рассеивалась бы на ещё столь недалёком расстоянии. Маг, на которого собирался напасть раненый демон, обернулся на рёв и, несмотря на секундное замешательство и испуг, среагировал быстро и добил демона своим Elmekia Lance.
Волшебнику, который ранее был ранен, сейчас помогал его товарищ. Обычного заклинания исцеления было достаточно, чтобы залечить раны, но на это требовалось время, поскольку раны от когтей демона оказались глубокими. Сам раненый также применял на себя Recovery, но этого было недостаточно – судя по постепенно тускнеющему свету заклинания, силы покидали волшебника.
Если сразу по прибытии в эту местность маги сомневались, стоит ли применять заклинания для исцеления от мелких ссадин, полученных во время «высадки наездников», поскольку магические колебания, исходящие от заклинаний белой магии, могли привлечь ненужное внимание на астральном плане, то сейчас этого уже можно было не бояться – повсюду и так с молниеносной скорость создавались разномастные заклинания, чтобы отбиться от и так нашедших себе добычу брасс-демонов. Хуже всё равно уже вряд ли могло быть. Разве что не хватает появления лично самого Гаава, который бы быстро пресёк всё попытки спастись яростно сражающихся за свои жизни людей. Хотя от мазоку-лорда, наверное, не следовало ожидать быстрого завершения проблем незваных туристов, подобравшихся так близко к его владениям.
Возможности временно не участвующим в сражении волшебникам выбраться в более безопасное место, чтобы спокойно провести оказание первой магической помощи раненому, не было – повсюду были монстры. Так что приходилось концентрироваться на исцеляющем заклинании прямо в центре всей этой заварушки, под прикрытием других волшебников, которые умело использовали астральные заклинания, не давая демонам подобраться к так желаемому ими беспомощному ужину.
Амелия, в отличие от остальных волшебников, казалось, совсем не устала – так ловко она скакала от одного монстра к другому, нанося им многочисленные удары Visfarank-ом. Используй она такие же заклинания, как и другие маги, она бы уже давно устала постоянно их выкрикивать – примененный на собственные руки Visfarank сейчас был для девушки удобнее. К тому же, с таким подходом она имела возможность доносить идею Добра и Справедливости не только кулаками, но и словами:
Откажитесь от Зла! – удар кулаком, усиленным магией, одному демону в клыкастую челюсть – Впустите в свои сердца и души Добро! – вопрос наличия оных у существ подобной природы никогда не интересовал девушку – Даже вы, – ещё удар уже по другому демону, – всегда можете начать всё сначала и встать на путь Справедливости! – серия ударов, завершаемая добивающим астральным заклинанием одного из магов, который разумно считал, что голодного монстра лучше убить, чем убедить перейти на свой сторону.
Осторожнее! – довольно резко прикрикнул на Амелию Зелгадисс, когда она в своём стремлении что-то втолковать своими методами очередному демону чуть не подставила руку под меч Зелгадисса, который как раз наносил удар тому же монстру.
Судя по всему, все находившиеся поблизости демоны уже сбежались или на шум, или на астральные колебания от заклинаний, или на ощущения страха и боли, как чужаков, так и сородичей. Монстров с лихвой хватало на всех – даже на отбившуюся от первой группы желающих Лину накинулось сразу пятеро! Хотя что взять с брасс-демонов - они руководствуются лишь инстинктами, так что они все вместе бросались прямо к цели, не пытаясь окружить волшебницу, чтобы ей было сложнее отбиваться.
Пусть сейчас демонов было ещё слишком много, шансы победить у людей были – главное продолжать сражаться, даже из последних сил.
Если, конечно, сейчас монстрам не придёт помощь из более удалённых уголков леса…

***
Офф: часть для Дюрана допишу позже

+2

16

Демон явно не ожидал подобного отпора от своей жертвы. Каждую его атаку воин встречал без страха и паники, чёткими движениями блокируя удары массивных лап и острых когтей. Противник оказался даже достаточно силен, чтобы перекинуть демона, имеющего далеко не маленький вес в физическом своём воплощении, через себя во время первой стремительной атаки. А броня и щит рыцаря были достаточно крепкими, чтобы выдержать все попытки демона добраться до своего ужина. Пока что.
Несколько  раз демон даже оказался ранен. И пусть обычное оружие не могло нанести существу действительно серьезные повреждения благодаря его природной способности к восстановлению, демон стал действовать осторожнее. Возможно, если он был способен к такому анализу ситуации, морской змей понял, что или недооценил навыки своей добычи, или переоценил степень влияния своего ментального воздействия на её разум. И что нужно было атаковать воина ещё в своей родной стихии – в воде, где бой для демона был бы куда проще, а для его противника наоборот, непривычнее и тяжелее. Но, скорее всего, демон сейчас руководствовался лишь своими инстинктами и голодом, поэтому все его мыслительные процессы были направлены на поиск способа добраться до еды, что была прямо перед ним, но была слишком хорошо законсервирована…
Демон вновь прибегнул к воздействию на рассудок своей жертвы. Не сводя взгляда с воина, что застыл, приготовившись к встрече очередной атаки демона, существо постаралось воссоздать в его восприятии реальности иллюзию, внушить своему противнику, что змееподобных монстров стало трое, и что двое из них одновременно ринулись в атаку с разных флангов. Для усложнения видения действительности, змей своим хвостом стал бить по прибрежному песку, поднимая пыль в воздух. Затем демон быстро проскользнул за спину воину и замахнулся когтистыми лапами, намереваясь содрать или шлем, или броню, чтобы сделать воина уязвимым, пока он отвлечётся на иллюзии. Конечно, если столь краткосрочного воздействия на разум воина было достаточно, чтобы оно подействовало.

+2

17

За последнее время Лина научилась радоваться маленьким победам и сейчас едва сдержалась, чтобы, подобно Амелии, не запрыгать от радости - заклинание принесло больше пользы, чем ожидала волшебница, и не потеряло своего эффекта даже при той слабой магии, которую использовала Бандитоубийца. Впрочем, отмечать победу все же еще было рано - врагов по-прежнему оставалось достаточно, чтобы расправиться с нагло борющимися за свою жизнь людьми, а силы волшебников рано или поздно иссякнут, в том числе, и у энергичной Амелии, которая, в отличие от товарищей, почти не устала. Впрочем, энергии на Vistfarank уходило меньше, чем на астральные заклинания, а значит, когда все остальные упадут в бессилии, принцесса Сейруна еще будет раздавать удары Справедливости. Но от случайностей никто не застрахован. В том числе, способной прийти со стороны друга - судя по тону Зелгадисса, успевшего в самую последнюю секунду остановить свое оружие в двух миллиметрах от руки Амелии, позабывшей об элементарной безопасности.
Думать о друзьях Лине стало некогда - в ее сторону уже летели (бежали,прыгали) сразу пять добровольцев на быструю и бесславную смерть. Впрочем, при всем геройстве Инверс не собиралась снова разбрасываться мощными астральными заклинаниями, рискуя в конце сражения остаться ни с чем. К тому же, памятуя о неудачном применении Файербола, девушка пришла к выводу, что они банально могут и не сработать. Оставалось полагаться лишь на Astral Vine.
Чем, собственно, Лина и занялась - зарядив лезвие сокрушительной силой астрального заклинания, она с боевым кличем бросилась в бой, ловко уворачиваясь от пытающихся ранить ее противников. Вот когда девушка с благодарностью вспомнила уроки фехтования, которые ей преподавал Гаури - удары заряженного меча достигали цели, и, пусть не уничтожали врагов на месте, но хотя бы приносили им противную боль и доставляли страшное неудобство. Инверс ужасно торопилась расчистить поле сражения - среди магов были раненые, которым сражение давалось с большим трудом, чем остальным, и которым требовалась помощь. Да и не хотелось бы в конечном итоге привлечь внимание Гаава, от которого Лина с таким трудом удрала.
- Нужно их добить, и как можно скорее! - крикнула Бандитоубийца товарищам. - И отступить! Я знаю поблизости хороший лес, где можно укрыться!
Ей пришлось прервать свой рассказ и познакомить очередного демона со своим мечом.
"Придется по возвращению его чинить..."
Девушке очень хотелось верить, что они все же найдут способ вернуться. И она продолжила эту мысль, отпрыгнув в сторону:
- Нам нужно подумать о том, как вернуться в Сейрун. Я не знаю, как вы сюда попали, и уж тем более не представляю, как нам убраться отсюда.
Если бы тут был Зеллос, он смог бы отправить всех без особых проблем. Особые проблемы могли возникнуть с самим Зеллосом - как уговорить его это сделать или, хотя бы для начала, как его позвать. Третьей проблемой стояла личная выгода - со стороны мазоку, перспектива дать людям погибнуть в муках и страданиях шинкану Джуу-о явно понравится больше.
Был, конечно, еще один вариант...
Но сейчас важнее всего было разобраться с демонами.
И тем странным типом, полностью закованным в доспехи, сражающегося поодаль.
Кто он такой и на чьей стороне?

+3

18

Солнце всё ещё светит ярко, но его тепла уже не хватает, дабы согреть мою продрогшую душу. Словно свеча оно тускнеет, чтобы в конце концов угаснуть…
Но боевой азарт полыхал ярче пламени ада. Гнев всецело восседал на престоле страха, пресекая все его попытки осмысления. Лишь одно желание пленило разум- жажда крови! Сердце требовало мести за всё страхи, за всё горе и бессонные ночи! И нет ему покоя, доколе землю обетованную топчет мерзкой лапой выродившийся из клоаки мрака демон.
Дисциплина строя никогда не подводила. Нечастые, но чёткие удары почти всегда попадали в цель. Поведение в бою выучено наизусть и даже отсутствие самого строя, и товарищей - не помеха сражению. Главное – сойтись в клинче, не дать оппоненту воспользоваться преимуществом дальнобойности.
Всё в мире было бы проще, если бы работать руками было бы так же легко, как и молоть языком. На деле неоспоримое преимущество в размере и скорости было за ящером. Одно дело бороться с неповоротливым быком, совсем другое – выстоять против драконоподобного чудища. Не всякий раз удавалось приблизиться и очень редко выпадал шанс нанести хотя-бы ответный удар, но это разве повод сложить руки, и раньше времени ложиться в могилу? Али я не тяжёлый пехотинец!?
Сражение было прекрасным.  Ни адский взгляд потусторонних глаз, ни настоящие волны из песка, ни пелена гнева не могли помешать мне действовать здраво. Удары были чёткими и ритмичными. Положение ног почти всегда препятствовало опрокидыванию. Наступательные действия были достойны инструкторской похвалы.
Изображение внутренней обкладки скутума и беглый взгляд на правый фланг сменялся осторожным выглядыванием из-под кромки щита, и наблюдением за отработанным ударом, находящегося в руке короткого меча. Обычно он "уходил в молоко", хоть и был неожиданным для противника. Наносился он каждый раз в разном направлении. Следом за ним, в обязательном порядке прилетало несколько видимых, а иногда и ощущаемых тычков костяными наростами по броне. Плечо упиралось в щит, ноги делали короткий рывок для сближения и вновь зарывались в песок защитной стойкой. Клыкастая гора мышц и чешуи меняла направление. Всё повторялось сначала.
Довольно трудно сосредоточиться на построение дальнейших планов в то время, как перед твоим забралом смыкаются с хлопком акульи челюсти с рядами игольчатых зубов. Действительно, размышлять о тактике и придумывать стратегии – дело генералов, наш удел – быть фигурами в их игрушечной войне, ставками которой являются наши реальные жизни.
Как бы там ни было, мне удалось понять ход боя. Ритм битвы был подобен цветку урагана, а мы были его лепестками, но с каждым оборотом удар ставал медленнее. Чтобы это исправить нужно было больше времени на отдышку. От долгого бездействия монстр свирепел и напирал сильнее. Бой был проигрышным: отступать не было смысла, а раны демона затягивались быстрее, чем успевали появляться новые. Выход утерян, его не существует. Остается только биться, биться до конца с яростью падшего ангела, дерзнувшего восстать против воли своего творца, или сломаться, бесславно полечь костьми ради быстрой смерти.
Прищурившийся демон словно намекал на второй вариант, обещая всеми тремя..!? Да, всеми тремя образами обещая скорую погибель. Раздался утробный смешок. Мой предок, что пал под Фермопилами уже бы давно отрёкся от меня, если бы я хотя-бы осмелился подумать о постыдном поражении или бегстве, бросая щит. Нет, я буду сражаться! Ради себя! Ради лишней секунды жизни! За ещё один глоток воздуха! "Во славу Творца!" - произнесли уста неслышно и с первым шагом зверя стычка снова началась.
Их было трое, созданий мрака, чья чешуя была столь черна, что поглощала весь солнечный свет. Их глаза целились, а лапы набирали разгон. Стоять и смотреть на демона, прущего на тебя со скоростью тарана пентеры было безумством, тем более, ещё двое таких метили во фланги. Оценка ситуации была быстрой. Ноги сами понеслись навстречу центральному врагу. Следовало только успеть добежать, успеть кинуться ему под ноги и, направив щит под углом, вытолкнуть себя из-под ног противника, перекинув его тушу за спину, тем самым сбивая фланговых преследователей. Но сработавший раз трюк уже бесполезен. Наколенники в падении прорыли канавы в песке, стопы вновь нашли опору и четырёхглавые мышцы натянулись, словно пружины, а затем выпрямились. В момент толчка икроножными мышцами, неожиданно телу придало ускорение вперёд со спины. Что-то заскрежетало, что-то хрустнуло, на миг стало даже больно, а песчаный грунт перед глазами неумолимо приближался…

Отредактировано Дюран (09-06-2020 21:43:16)

0

19

Несмотря на изначальное численное преимущество, ряды демонов и низших монстров редели с каждым выпущенным заклинанием и с каждым взмахом меча. Медленно, но верно, это сражение близилось к своему завершению. Можно сказать, что для ситуации, когда приходится противостоять практически нескончаемой орде демонов, маги справлялись крайне хорошо – лишь несколько человек получили хоть сколько-нибудь серьёзные ранения, в основном же люди уже просто вымотались.
С помощью зачарованного на астральный урон клинка Лина уничтожила одного из напавших на неё монстров, при этом избегая ударов сородичей поверженного существа. Желающих сцапать волшебницу не прибавлялось. Возможно, что они просто утратили к ней интерес. Или, может быть,  монстры уже поняли, что с этой девушкой лучше не связываться. Но, скорее всего, их просто больше привлекали маги Сейруна, среди которых были раненые, и которые куда сильнее проявляли свои эмоции, в частности, страх, чем уже давно привыкшая к сражениям с монстрами волшебница. Лишь оставшиеся четверо противников Лины по-прежнему норовили или сбить её с ног мощным  ударом руки/лапы/конечности (нужное подчеркнуть), или впиться в неё своими клыками/жвалами (нужное подчеркнуть). Видовое разнообразие среди нападавших, конечно, было, но в основном всё же это были или обычные брасс-демоны, или рептилие-подобные существа.
Маги расположились кругом, в центре которого находилась пара раненых волшебников, временно выбывших из строя и залечивающие свои раны. Остальные, вместе с Зелгадиссом и Амелией, пока вполне успешно отбивались от нападающих монстров астральными заклинаниями. Самый первый раненый в этом сражении маг уже был исцелён, но был слишком слаб, чтобы сражаться, так что он помогал исцелению остальных.
Амелия старалась быть осторожнее после предупреждения Зелгадисса, но с её энергией и жаждой Справедливости это было проблематично.
Оставьте тьму! Изгоните зло из своих сердец! – выкрикивала она, ударяя зачарованным магией кулаком в челюсть очередному чудищу и отскакивая в сторону от его когтистых лап.
Амелия, сзади! – вдруг крикнул Зелгадисс.
Принцесса обернулась – отпрыгнув от одного монстра, она почти угодила в лапы другому.
Elmekia Lance! – тут же запустила заклинание волшебница, как только обнаружила новую опасность.
Но было уже поздно. На последнем слоге заклинания когти демона полоснули тело хрупкой девушки, оставляя раны от левого плеча до правого бока. Амелия вскрикнула и упала на землю. Не смотря на произошедшее, её заклинание всё же было сотворено, поэтому в следующий момент оно попало прямо в морду напавшего демона, не оставляя тому шансов на спасение.
Амелия!
Госпожа Амелия!
Принцесса Амелия!
Это в ужасе вскрикнули Зелгадисс и те маги, что видели произошедшее. Те, кто мог, сразу бросились к девушке. Зелгадисс на ходу выпустил астральное заклинание в ещё одного монстра, который приметил беззащитную раненую добычу, не давая ему добраться до Амелии.
Сама Амелия, немного приподнявшись, не смотря на покидающие её силы, пыталась применять исцеляющее заклинание на полученные раны. Подоспевшие маги тут же стали ей помогать. Совместными усилиями им удалось остановить кровотечение, но раны и не думали даже начинать затягиваться. Вместо этого с каждым применением на них магии, раны всё больше и больше покрывались какой-то черной субстанцией. Никто из присутствующих никогда не видел ничего подобного и не знал, что с этим делать.
Это какой-то демонический яд? – с нескрываемой в голосе паникой высказал предположение один из магов.
Принцесса тем временем уже потеряла сознание.


Офф. Амелия выведена из строя по причине отсутствия игрока, насколько всё с ней серьёзно будет зависеть от того, когда найдётся и найдётся ли вообще новый игрок на эту роль.
Офф2. Часть для Дюрана, опять же, допишу позже

+2

20

С добычей морскому ящеру всё же не повезло – она была слишком умелой и ловкой и явно не хотела сдаваться так просто. Воина даже не испугали и не ввели в замешательство иллюзии, созданные морским демоном. Он продолжал сражаться со своим основным противником, рассчитывая и свои движения и движения врага так, что ему постоянно удавалось избегать наиболее мощных ударов когтистых лап и хвоста. В очередной раз воин умудрился перекинуть массивное существо, превосходившее его по размерам, через себя. По задумке воина, наверное, тело этого существа должно было сбить с ног двух других, но поскольку те двое были лишь иллюзиями, они просто исчезли в момент столкновения с оригиналом. Вновь устойчиво встав на лапы, ящер издал громогласный рёв, который наверняка было слышно по всему побережью. Морской демон был раздражен от этого всё не заканчивающегося сражения, к тому же он понял свою ошибку – нельзя было давать своей жертве выбраться из столь привычной для монстра водной стихии. Эту ошибку существо сейчас как раз и хотело исправить. Ящер вновь двинулся на воина. Если воин вновь успеет подготовиться к атаке, то змей не станет в очередной раз пытаться прикончить его одним ударом, он будет ударами хвоста и лап стараться оттеснить воина обратно к воде. А уж там воину будет сложнее с ним справиться.

+3

21

Лине пришлось смириться с тем, что ее предложения по мужественному отступлению и возвращению в свой родной мир не нашли со стороны магов и товарищей никакого отклика - люди были слишком заняты сражением с местными обитателями, чтобы высказать хоть какую-нибудь реакцию. Да и самой волшебнице секундой позже пришлось поучаствовать в собственном спасении, потому как задумываться в таком месте, полном брасс-демонов и в такую неподходящую минуту было не самым удачным поступком. Вот когда Лина пожалела, что с ними нет Гаури и его Меча Света, способного справиться с этой компанией быстрее и эффективнее. Увы, полагаться оставалось лишь на свои силы, физические и магические, и надеяться на то, что количество монстров пойдет на убыль, а не наоборот. И, судя по количеству и частоте заклинаний со стороны магов, надежды Лины они поддерживали на все сто процентов. Амелии же, казалось, и так хорошо - что есть враги, что нет, для принцессы все едино.
В следующую секунду линин меч напоролся на последнего брасс-демона, подобравшегося слишком близко. Однако, его товарищи почему-то посчитали нападение своего товарища условным сигналом, и почти синхронно бросились на волшебницу.
- Ну, все! Надоели! Balus Rod!
Монстры, похоже, не ожидали такой прыти и внезапной смены действий со стороны волшебницы, так что магическим хлыстом по наглым мордам досталось всем четырем. Воодушевленная своим успехом, Бандитоубийца издала воинственный клич и принялась награждать врагов новыми ударами. Но обрадоваться результатам девушка не успела - отчаянный крик со стороны отвлек ее от сражения, а в рубиновых глазах отразились страх и отчаяние: еще несколько секунд активно воюющая принцесса вскрикнула и повалилась на землю, сраженная атакой ближайшего к ней монстра.
- Амелия!
И, забыв о своих противниках, Инверс бросилась к подруге, рискуя попасть ближайшему нападающему прямо в клыкастую пасть. Она не успела - двое из четырех еще не полностью добитых брасс-демонов преградили дорогу, отрезая Бандитоубийцу от друзей и магов. К счастью, последние соображали быстро, и мигом начали лечение. Однако, судя по тревожным словам, никакого результата это не приносило.
"Проклятье! Нужно им помочь!"
Однако, реалии диктовали свои правила, и волшебнице еще предстояло разобраться со своими противниками, прежде чем возвратиться к товарищам. Именно этим Лина и занялась, призвав новый магический хлыст, дополняя его удары заряженным астральным заклинанием мечом. Не страшно, если эти атаки их не убьют - даже простого побега Лине сейчас было бы достаточно.
Нужного результата она все-таки добилась - ее противники посчитали девушку слишком сложной добычей и предпочли оставить прыткую волшебницу в покое, двинувшись на магов.
А вот этого не надо.
- Elmekia Lance!
На одного брасс-демона стало меньше. Товарищи погибшего испытывать судьбу не стали. Они испуганно брызнули в разные стороны, освобождая девушке выход.
Словив взгляд Зелгадиса и наградив химеру благодарным кивком, Лина склонилась к бессознательной Амелии, рассматривая ее рану. К счастью, маги зря паниковали, и повреждения вполне можно было вылечить обычным заклинанием против яда.
- Думаю, у нас получится, если мы все вместе применим Dicleary, - отозвалась девушка. -  А пока, предлагаю переждать опасность в лесу и обсудить дальнейший план действий.

+2

22

Несмотря на то, что Зелгадисс ужасно устал, он еще относительно твердо держался на ногах. Оставалось в такие минуты благодарить давно проклятого химерой Резо за это ужасное тело, которое было способно выдержать более тяжелые нагрузки, перенести ранения, которые наверняка уже уничтожили обычного человека, практически без последствий. Впрочем, сейчас от физических преимуществ все равно не будет толку, если Грейвордс потеряет сознание от банального переутомления. Однако, и сдаваться без боя он не собирался - меч в руках химеры сверкал ослепительной красной молнией, находя цель с каждым новым ударом. Маг делал все возможное, чтобы всячески облегчить сражение магам и принцессе, чтобы до них добралось меньшее количество монстров. К сожалению, последнее обеспечить было весьма трудно - врагов хватало с лихвой, а сил на полноценное сражение с захватом большего радиуса оставалось все меньше. По примеру Лины, Зелгадисс решил сочетать бой на мечах с применением заклинаний для лучшей эффективности. Рассекая воздух на две неровные половины, первый Elmekia Lance уже летел навстречу особо настырным противникам, однако, как оказалось, было уже поздно - один из нападавших оказался быстрее Амелии, и нанес удар первым, вызвав со стороны магов и Грейвордса отчаянные крики. Однако, отвлекаться химера себе позволить не мог - заметив приближение Лины, он выскочил вперед, закрывая спиной Бандитоубийцу, склонившуюся к принцессе, и добивая оставшихся брасс-демонов, решивших спастись бегством после того, как Инверс перестала обращать на них внимание.
Зелгадисс почувствовал сильное облегчение, едва до его слуха долетели спокойные слова Лины. Амелия родилась под счастливой звездой, и данная ситуация это только подтверждала. Любые раны можно вылечить, а уж, совместно это получится быстрее и эффективнее.
- Согласен с тобой, Лина. Однако, в лесу тоже следует вести себя осторожно. Мы на территории мазоку, а значит, в лесу тоже могут водиться монстры. Хотя, конечно, торчать на открытом месте все равно хуже, чем прятаться за деревьями. Пострадавшие есть?
Это относилось к магам, которые тоже могли нуждаться в помощи. А их магическая поддержка в случае внезапного нападения окажется весьма кстати, так что стоило собрать с силами максимальное количество человек.
Развернувшись к Амелии, Зелгадисс невольно поймал себя на мысли, что заметил движение с ее стороны. Или же причина была во внезапном колебании нестабильного воздуха или субстанции, заменяющей ее в этом странном месте.

+4

23

Сражения - это опасно. Истина простая, понятная, которая не церемонится с наивными детьми и щедро, со всей силы, бьёт им в лицо при любом удобном случае. Этот урок Амелия усвоила уже давно. Что бы не писали в книжках, столь любимых мечтательной принцессой, реальные сражения были постоянным риском. И ведь девушка уже не раз получала тяжёлые травмы, и на грани смерти оказывалась. Но временами её всё-таки слишком ярко охватывал азарт и боевой раж, что иногда приводило к непоправимым последствиям, как сейчас. Амелия слишком увлеклась, переоценила возможности своего хрупкого и подуставшего от затянувшегося сражения с толпой монстров тела - и огромные когти настигли её. Девушке не хватило совсем немного, чтобы успеть избежать раны, но уже рассуждать об этом было поздно. Собственный крик боли и испуга был слышен как будто через слой стекла, Амелия потеряла равновесие и упала на спину, жмуря слезящиеся глаза и рвано хватая ртом воздух. Раны не только болели, но и ощущались неестественно горячими, в них словно горячей воды плеснули.

Происходящее принцесса Сейруна почти перестала осознавать. Весь мир уменьшился до размера обжигающе болевших ран, каждый выдох заканчивался прерывистым всхлипом. Больно. Очень больно. Больно-больно-больно-больно...

Сквозь пелену девушка услышала отголоски знакомых голосов. Это... Они? Её друзья. Да. Амелия тянется за голосом, пытается вынырнуть из черноты беспамятства, оставляет позади холодное желание закрыть глаза настолько крепко, чтобы больше их не открыть и пытается пошевелиться. Они должны знать, что она тут, с ними. Тонкие пальцы цепляются за кожу сжавшейся в кулак ладони.

Она не собирается сдаваться.

+5

24

Стояла гнетущая тишина, прерываемая только поскрипываниями внутри ветхих стен. Маленькие глазки только привыкли к тусклой полоске лунного света, сочившегося сквозь просвет между шторами. Где-то в главном зале отбивали свой такт часы. Мерное тиканье маятника шло в унисон с биением сердца. Чья-то тень пересекла световой рубеж. Дыхание стало чаще и поблескивающие глаза укрылись под толстым пуховым одеялом. С одной стороны ощущалась безопасность, но с другой воздуха оставалось всё меньше и меншье. Соблазн выглянуть наружу и сделать глоток свежего воздуха боролся со страхом потустороннего ужаса. Воображение ткало из тьмы образы лютых волков с пустыми глазницами и широкими пастями, из-под кровати тянулись чьи-то длинные бледные руки с неимоверно тонкими и когтистыми как иголки пальцами. Частота дыхания уже давно опередила мерный такт часов, а рассвет, казалось, и не думал наступать. Пот стекал со лба, простыня под спиной стала тёплой и влажной, но вытянуть голову на свежий воздух означало отдать себя во власть монстров. Стук часов в ушах смешался с колебаниями сердца и когда оно достигло пика, рука сама одёрнула одеяло. Лицо и тело обдало холодом. В комнате стало светлее, и в ней не было ни бледных пальцев из-под кровати, ни оскалившихся пастей волков, ни светящихся глаз, выглядывающих из приоткрытой дверцы шкафа, разбивающую вдребезги тишину своим замогильным скрипением!
За детским криком последовал быстрый топот жёсткой подошвы о деревянный пол. Двери распахнулись и комната преобразилась под теплым светом фетиля. Взрослый осмотрел шкаф на наличие монстров и запрятал платье с блестящими янтарями подальше от дверцы, затем подошёл поближе к кровати. Он сел на край и, дабы ребёнок позабыл о своих страхах, стал рассказывать сказку.
- Сейчас я расскажу тебе историю о тяжёлом пехотинце, который смог… - говорил он: - Далеко-далеко, в землях, где другой рисунок звёзд на небесах, проводил свою службу в рядах Эйзенвальдского железного легиона один тяжелый пехотинец. Однажды его манипула попала в засаду хроносов. Это были могущественные существа из самих глубин мироздания, порождённые болью времён и ведомые незримой целью. Сама суть их была непонимаема, а облик внушал первобытный ужас. Они материализовались в самом центре строя, и сверху, и по бокам, и снизу своими призрачными лапами они тянулись к сокрытой доспехами плоти. Ты думаешь, сорока километровый марш по раскалённой пустыне помешал тяжёлому пехотинцу стать плечём к плечу с товарищами и сомкнуть щиты?
Ребенок замотал головой.
- Верно, ему это не помешало. И тогда ротный чародей скастовал заклинание изгнания и наложил чары отражения на щиты. Но в тот момент мерцающие синими молниями облики невиданных монстров издавая вопль бросились на них. Один солдат не успел опустить щит и стенающий силуэт чистой энергии прошмыгнул под его ногами, развеивая в прах закалённую сталь и ноги нещасного. Ты думаешь, смерть товарищей остановила тяжелого пехотинца?
Мужчина нащупал пальцами ребра ребенка под одеялом и резко подёргал. От щекотки  на маленьком лице появилась улыбка и раздался звонкий смех.
- Нет,ах-ха-ха, щекотно. – Как бы ни была странна история и странным момент щекотки, но ребенку стало комфортнее и ему стало интересно чем же она закончится.
- Верно, молодчина! Но тогда к ним прикомандировали молодого мага, только что закончившего офицерское училище. Он не имел боевого опыта и растерялся. Заряд в щитах падал, а купол не возобновлялся. Испепеляющие руки тянулись к шлемам и строй распадался, а солдат никто не мог поднять. Ты же не думаешь, что это заставило тяжелого пехотинца бежать в страхе, покинув своих товарищей? Правильно, не заставило. И тогда с первой линии обороны к нему подползло чьё-то тело и ухватилось латной перчаткой за наголенник. "Дюран!", - сквозь какафонию звуков и плавящейся стали пробился отчаянный стон: - "Я не чувствую своих ног!". "Гектор, у тебя их нет!", - ответил тяжелый пехотинец и ткнул мечом в пышущий жаром слепящий силуэт. Когда рука вернулась за щит, меча уже не было: к рукояти стекали лишь капли стали. Чары на лезвии спали. И тогда он швырнул обломок во врага, отбил его щитом назад, схватил товарища и потянул его назад к магу. У них еще был шанс спастись, от неминуемой гибели, если чародей возобновит заклинание. Но сверху призрачного купола пробилась длинная лапа и полоснула  его по лицу. Капюшон раздвоился, мантию залило кровью. Когтем была задета магическая сфера на посохе и произошёл взрыв.  Когда тяжелый пехотинец открыл глаза  и пришёл в себя, он увидел расплющенного в горячем стекле чародея. Единицы закованных в латы солдат поднимались на ноги, а к инфернальным существам прибыло пополнение. Они обступали выживших. Всё было потеряно, но тяжёлый пехотинец не пал духом. Он отыскал свой щит, взял в руки отэм – ритуальный кинжал чародея, окутанный мощными чарами, и стал в первом ряду. Их отряд собрался в последнюю атаку. Легион квартировался в каких-то пяти километрах от них. Если им удасться прорваться сквозь ряды неприятеля, они смогут добежать. "Во имя вечной славы пехоты!", - крикнул командир. "Во имя вечной славы Эйзенвальда!", - гаркнули бойцы и с криками: "ААААААААРГХ!!!" помчались в последнюю атаку. 
Последний крик был слишком эмоциональным и даже старая служанка, подслушивающая за дверью, схватилась за сердце.
- Вот это да! А они добрались до лагеря?
- Конечно, часовой патруль услышал подозрительные звуки, а когда увидел свечение, доложился в главный шатёр, и по тревоге был поднят конный отряд. Более того, всех пострадавших удалось спасти! – Воодушевлённо сказал парень и про себя еле слышно добавил: - Почти…
- Вау, круто! Спасибо тебе, дядя! Какая прекрасная история! Я тоже выросту и буду кричать на врагов "врааагх", и не буду отступать перед монстрами! Начну с крапивы в саду. – Утвердительно заявил писклявый голосок.
- Безусловно! Как только выспишься. Выточу тебе меч из дерева и ты вселишь только одним своим видом страх в сердце крапивы! Сладких снов, моя радость.
Ребенок укутался и закрыл глаза, а в под закрытыми веками происходило героическое и победоносное сражение. Уже когда взрослый закрывал двери, его застал последний вопрос.
- Дядь, а где сейчас Дюран?
- Хотел бы я знать, что он сейчас делает, он отправился искать могучих чародеев, способных помочь его тайной миссии.
- Ух ты, тайная миссия! А ты расскажешь?
- Обязательно. Спокойной ночи, моё золотце.
***
Тем временем на другом конце света проходило сражение не на жизнь, и не на смерть, а на истощение. Грязные, перепачканные в иле и песке две силы сцепились в смертельной пляске. Волны корпускул солнца отказывались приносить тепло и радость в сей бренный мир, не дождавшись окончания сражения. Море застыло, наблюдая дуэль. Даже сам ветер побоялся беспокоить бретёров! Мир словно замер в тиши времён.
Солдат в полном латном облачении медного цвета решился на отчаянный шаг и ринулся навстречу своему визави. Бледные глаза в тени смотровых щелей бесстрашно глядели на вертикальные зрачки ониксовой тучи. Лишь воспоминания о тех, кто сделал для него добро, согревали продрогшую душу пехотинца. Предсмертные лица моряков вселяли желание отомстить. Мысль о матерях, которые не дождутся своих сыновей, подогревала огонь ненависти. Не гордость джентельмена - борца за справедливость, но понимание судеб обычных людей заставляли пальцы покрепче стискивать рукоять.
Огромный и стремительный, подобно штормовой волне, ведомый алчностью в змеиных зрачках демон неумолимо приближался к своей цели. Облик его был страшен, словно сам замогильный мрак решил осквернить своей поступью золотистый песок, будто тень с налитыми кровью глазами и белёсым оскалом покинула своего хозяина. Мощные мышцы под толстой чешуёй толкали вперёд массивное тело. В том беге не было изящества, лишь звериная сила, сметающая всё на своём пути к добыче.
Неведомые чары заставили зрителей восхититься: окутанный мраком демон вдруг возник в трёх местах одновременно. Было ли это навождением, или же три точных копии монстра с собственным разумом? Интрига развеялась, когда когтистые лапы проскользили по щиту и на землю приземлился только один мазоку. Ответным ударом хвоста он опрокинул наземь пехотинца и приготовился к повторной атаке.
Солдат лежал неподвижно. Песчинки поднимались в воздух с каждым выдохом из отверстий забрала. Ветер затаил дыхание. Рука тянется к выпавшему мечу. Нет. Слишком далеко. Нужно ползти! Замершее море видит как ей навстречу рывками, ползком подбирается человек в доспехах. Почему? Не уж-то силы оставили воина, что клялся биться даже после заката!? Солнце обратило свой огненный взор на поле боя и от этого света окутывающая чудовище тьма стала ещё темнее. Одним прыжком она преодолела расстояние к добыче. Дюйм за дюймом тень накрывала пехотинца. "Он не успеет", - сказало светило, ясно видевшее ситуацию сверху. "Я поглочу их обоих", - запенились волны. "У него есть шанс", - просвистел ветер, сдувший песчинки с широкого скутума. 
Единственное, что пересиливает все страхи – желание жить. Цепляться за каждый глоток воздуха, подобно падшему ангелу, продлевая своё существование на грешной земле! Рука вытянулась в сторону, подобно летящей стреле. Латная перчатка ухватилась за щит. Демонический зверь уже целил в хребет жертвы своими когтями, а на зубах был привкус шеи, но вдруг добыча обернулась к нему лицом, выставляя вперёд щит. Лапы, готовящиеся разорвать жертву, не успели вовремя разойтись для приземления и часть когтей пробили насквозь обшитую сталью древесину. Игольчатая пасть и взгляд белёсых глаз вновь оказались друг напротив друга. Демон отступил: ему нужно было время, чтобы освободить свои когти. Вот он шанс: дойти до края берега и забрать меч! Пехотинец думал иначе. Когда когтистые лапы рванули на себя щит, вместе с ним показался шлем эйзенвальдца. От неожиданной наглости мазоку впал в замешательство, и только ощутив защёлкнутый замок из рук на его шее, бросился навстречу приливной волне. "Но это же безумство!", - замигало солнце. "Я была права!", - довольно вспенилось море. Силы природы в целом остались довольны сделанными ставками и только ветер, видевший как стальные пластины частично сдавливают шею, знал, что это ещё не конец.

+3

25

Увидев реакцию раны на исцеляющие заклинания, никто из магов более не решался применять  Recovery. Произошедшее с принцессой выбило всех из колеи. Все понимали, что нужно что-то предпринять, но что именно никто придумать не мог. Паника застилала их разум, не давая сконцентрироваться на поиске решения. Всё-таки все маги Сейруна, что оказались сейчас на этом поле боя с монстрами, уже давно не участвовали ни в каких сражениях, кроме разве что каких-нибудь развлекательных магических состязаниях на празднествах. Поэтому они не были действительно готовы к такому сражению, да ещё и к подобному исходу. Но благо среди них сейчас была Лина Инверс и Зелгадисс, которые уже давно привыкли трезво оценивать практически любую ситуацию, независимо ни от количества противников, ни от их силы. Вот и сейчас, лишь взглянув на рану, волшебница поспешила развеять опасения магов о природе и действии этого яда.
–  Dicleary, точно! – воскликнул один из волшебников. В его голосе чувствовалась и радость, что лечение есть, и доля разочарования, что ему самому не пришла в голову такая простая идея. – Если это яд, пусть и сотворённый мазоку, Dicleary должен помочь!
Маг тут же попробовал применить это заклинание и с облегчением обнаружил, что на Dicleary подобной реакции, как была раньше, у раны нет – чёрная субстанция не продолжила расползаться по повреждённым кожным покровам. Значит, у них были шансы спасти принцессу!
Но пусть сейчас количество нападавших монстров уменьшилось, а с оставшимися монстрами, которых не добила Лина, неплохо справлялся Зелгадисс, для полноценного исцеления Амелии лучше было найти более укромное место.
Хорошо – спрячемся в лесу, – было высказано согласие на предложение Лины. – Пострадавших… – говоривший обвёл коллег взглядом, чтобы убедиться, что все достаточно подлечили свои раны, чтобы суметь добраться до леса и дать хоть какой-то отпор монстрам, если они будут поджидать их там. –  Можно сказать, что нет. Но отдых сейчас всем необходим.
Наиболее крепкий из мужчин взял Амелию на руки, намереваясь в одиночку донести её до безопасного, насколько это было возможно в текущей ситуации, места. Два других мага сотворили защитные барьеры вокруг них, чтобы у монстров было куда меньше шансов ещё больше навредить принцессе. Остальные были готовы пробиваться под защиту деревьев с боем, если потребуется.
Лина-сан, ведите нас!
***
Сражение же на берегу никак не хотело прекращаться – воин никак не хотел сдаваться и умирать, его доспехи никак не хотели поддаваться натиску когтей демона, а само чудовище никак не хотело оставлять свою так долго преследуемую жертву. Но очередная атака монстра была встречена преградой в виде щита. Секунд, что потратил монстр на преодоление этой преграды, было достаточно, чтобы воин перенял инициативу. Этого монстр никак не ожидал от противника, что до сего момента лишь уворачивался от всех его нападок, желая продлить свою жизнь на несколько мгновений, которые потребовались бы для новой атаки.
И вновь рёв монстра прогремел в прибрежной зоне. Это был больше рёв возмущения от наглости человека, посмевшего наброситься на того, кто должен был бы убить его. Чудище моталось из стороны в сторону, пытаясь сбросить с себя воина, пыталось соскрести его своими когтями, чтобы отбросить в сторону и растоптать. Но воин, видимо, понимая, что это может быть последний его шанс на спасение, держался крепко и, к тому же, был трудно досягаем для опасных конечностей змея.
Тогда у монстра оставался другой выход из сложившейся ситуации. Он… исчез. Всё-таки пусть это был лишь морской демон, но, тем не менее, это было существо не совсем физического происхождения, и возможность раствориться в ином измерении была одной из его способностей.
Что это было? Бегство и отказ от дальнейшего посягательства на жизнь своей жертвы? Или монстр нападёт снова, когда воин потеряет бдительность? Время покажет.

+3


Вы здесь » Ролевая по аниме Slayers! - Slayers: The Magic War » Окрестности » Граница с Полуостровом


Создать форум. Создать магазин