Ролевая по аниме Slayers! - Slayers: The Magic War

Объявление

Новости ролевой (24.05.21)

Продолжается сражение между Амаликом Шару и группой Лины Инверс и сейрунских магов.

Зелгадисс приходит друзьям на помощь, а спешивший за ним Дюран попадает под заклинание одного из магов...

Новости форума

Новости пока отсутствуют

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Лес

Сообщений 1 страница 30 из 32

1

Леса были всегда и есть везде, эта местность тоже не исключение)


Очерёдность:
Лина Инверс
Game Master
Зелгадисс Грейвордс
Амалик Шару
Дюран

0

2

<--- Пещеры

Равнина закончилась так же неожиданно, как и началась после выхода из пещер. Волшебница кувыркнулась в просвет между деревьями. Не рассчитанный еще и на воздушный барьер, щель попросту разбила купол вдребезги, и Лина, взвизгнув, камнем полетела вниз. Ее так сильно приложило о землю, что от резкого удара из глаз брызнули искры. Девушка со стоном разогнулась и осмотрела повреждения. К счастью, рана на ноге не открылась, а значит, бежать волшебница сможет. О втором заклинании не может быть и речи. Во-первых, сил оставалось мало, а во-вторых, Инверс уже не была уверена в том, что магия сработает - если уж при простом прикосновении к деревьям Рэй Винг разорвало в клочья, то что случится с магом внутри леса?
Тихо выругавшись сквозь зубы, Лина осмотрелась по сторонам. Внешне лес мало отличался от земного. Те же вековые деревья, едва заметные в чащобе тропинки, разве что листва какого-то неестественного зеленого цвета. Интересно, тут водятся какие-нибудь звери?
До этого Лина знала только о том, что на острове Джуу-О слышали волчий вой, что наталкивало на мысль о живущих там зверях. Да и само название Владыки Зверя говорило само о себе. Но что может встретиться в окрестностях Владыки Гаава?
Но дальше наблюдать развитие флоры и фауны этого места Лина посчитала нецелесообразным. Если ей повезет, оторвется от своего преследователя. Если же нет - последствия могут быть ужасными. Нужно где-нибудь спрятаться.
Бандитоубийца приметила едва различимую тропку и, собравшись с силами, помчалась в самую гущу леса. Ее совершенно не интересовало, на кого она там наткнется - незнакомец, преследующий ее, может оказаться гораздо опаснее волков и медведей, или даже мелкоуровневых мазоку. Прервать ее путешествие в чащобу может только Амалик, чьего нынешнего местоположения на данный момент Бандитоубийца не знала. Но там она уже как-нибудь выкрутится.
Деревья немыми стражами возвышались по обеим сторонам узенькой тропинки. Они были настолько высоки, что своими кронами закрывали некое подобие неба, создавая в лесу таинственный полумрак. Лина мчалась все дальше и дальше, стремясь преодолеть как можно большее расстояние,тем самым рассчитывая оторваться от преследования. Хотя и понимала, что, скорее всего, ее жалкие потуги не помогут ей спастись от неминуемой судьбы, если таковой угодно столкнуть ее с незнакомцем поближе.
И почему спаситель показался ей похожим на знаменитого Лея Магнуса? Логика отказывалась воспринимать этот факт, ведь упомянутый человек сейчас находится в Северных землях, в огромной толще льда! Может, просто обозналась? Но это точно не Резо - Лина собственными глазами видела его ужасную трансформацию в Шабранигдо, ровно так же, как и собственными руками вонзила меч в сердце копии Резо. Или кто-то стал последователем одного из вышесказанных магов, раз оделся подобающим образом? Сплошные вопросы и ни одного ответа!
Инверс остановилась перевести дыхание. От быстрого бега кололо в боку, шумело в голове и бешено колотилось сердце. Чем же закончится эта гонка? И есть ли в ней смысл, если враг скоро доберется до Лины?

Отредактировано Лина Инверс (14-08-2017 19:06:15)

+1

3

<---Пещеры---

Лею было крайне неприятно, что, проделав столь долгий путь, он едва-едва не упустил цель из виду. Рей Винг Лины хлопнулся где-то внизу, и Лей последовал за ней, проконтролировав исчезновение Сейграма.
- Стой! - крикнул ей Магнус, - Я тебе не враг!, - но юная волшебница, кажется, совершенно не слышала его, потому как дала деру с легкостью лесной белки.
- Ох... - выдохнул Лей. Ему совсем не нравилась перспектива гонки по лесу в окрестностях жилища Гаава, да и владыке этих мест давно пора нанести визит к нему домой.
А Лина тем временем все отдалялась и отдалялась от Лея. Нельзя было терять ни секунды, поэтому колдун последовал за девушкой на Рей Винге.
- Остановись! - Крикнул Магнус, догоняя ее, - вот же юркая белка, - поразился колдун способностям молодой волшебницы, - я тебе не враг, девочка! - попытался в очередной раз заверить её Лей. Однако теперь он покинул рей винг, когда понял, что физические силы Лины были на исходе, и она не сможет убежать от него.
- Спокойно, девочка...
Чародей подошел к ней ближе, демонстрируя максимальную благосклонность и дружелюбие, на какие только был способен во вненаигранной форме.
Он подошел ближе и остановился в двух шагах от чародейки:
- Ты в порядке? - Лей озабоченно взглянул на девушку и, наблюдая её состояние, применил на нее Resurrection.
- Лишним не будет, всё. Успокойся, - заботливо повторил колдун, аккуратно касаясь её хрупких плеч ладонями.
- Стоишь хорошо? Больше ничего не болит? - Лей знал, что заклинание должно было ей помочь восстановиться внутренне весьма быстро. Он надеялся только, что Лина не сорвется с места и не побежит дальше, а согласиться с ним на диалог хотя бы ради вежливости. Все-таки, как ни как, он спас её от Сейграма.
- Прекрасно. Я бы хотел поговорить с тобой, девочка, ты ведь знаешь, кто я? - и все же, колдун надеялся, что Лину не подведет память её школьных дней, и она его вспомнит, хотя бы смутно, хоть что-то.
Говорят, чем выше человек по статусу, тем с ним проще в соблюдении формальностей. Вероятно, эта поговорка родилась у людей после того, как они узнали Лея Магнуса поближе. А, вообще, колдун старался к каждому собеседнику найти подход и знал, где можно придавить погонами, а где не стоит этого делать и лучше говорить на равных. В конце-концов, Лина победила уже достаточно частей Шабронигдо, чтобы её уважать... ведь так?

Отредактировано Лей Магнус (30-10-2017 03:24:49)

+1

4

Лина шумно глотнула воздуха. Все-таки, устраивать такие марафоны с не зажившими ранами и слабой магией, готовой отказать в любую секунду, очень утомительно и опасно. А особенно - бежать туда не зная куда, в совершенно незнакомом месте, где с любой стороны может прилететь атака.
Воздух около Лины всколыхнулся, сквозняком взбивая волосы и заставляя девушку в ужасе замереть. Медленно, словно во сне, Инверс повернулась в сторону говорившего и потеряла дар речи. Все происходящее казалось ей дурным сном, из которого невозможно было выбраться. Как замкнутая комната, которая постепенно сжимается до твоих размеров, грозясь заточить в своей тьме.
Внешне чародей не был похож ни на мазоку, ни на кого-либо другого, способного причинить вред или убить на месте. Ответить Бандитоубийца не успела - знакомый свет заклинания окутал тело мягким облаком, отбивая всякое желание говорить и действовать.
Resurrection - поистине самое сильное заклинание на свете. Сама Лина им сроду не владела, прекрасно помня о том, что белая и черная магия сильного действия априори не сочетаются, и, изучая один вид, в другом несомненно теряешь. Вот и вышло так, что, зная Драгу Слейв, самым сильным заклинанием белой магии пользоваться не научилась.
Сложность заключалась в основном в том, что для результата полного исцеления нужно вытягивать силы из заклинателя, а на себе такую штуку никак не применишь. Поэтому Resurrection считалось высшей точкой лишь для самых сильных магов вроде Резо, ведь даже Сильфиль оно далось с неимоверным трудом. Выходит, незнакомец очень силен - применение такой мощной магии никак не отразилось на его состоянии, когда храмовая дева в той же ситуации мигом отключилась.
По сути, Лина не любила, когда в ее личное пространство кто-то вторгался. Гаури обычно мигом за это получал, Зелгадис в свое время тоже огреб, а Амелии все прощалось, так как ссориться с кронпринцем Инверс побаивалась, а по сему, даже при желании, не трогала принцессу пальцем. Но сейчас, вдалеке от друзей и кажущегося выстроенным на другом конце света Сейруна, девушка чувствовала себя беспомощной и одинокой.
Но к ней настойчиво обращались, и дальше отмалчиваться попросту невежливо. Лина подняла голову и посмотрела на спасителя. В рубиновых глазах снова загорелись озорные огоньки.
- Я в порядке. Спасибо, что вылечили.
Теперь, после помощи со стороны мага, будет грубо попросту сбежать, но все же стоит держать ухо востро и следить за реакцией спутника. Мало ли что...
Лина всмотрелась в строгие черты лица мужчины, и ее прошиб холодный пот. В голове пронеслись воспоминания о далеких событиях детства - библиотека, странный голос, а потом - все как в тумане.
- Вы - Лей Магнус? - осторожно произнесла волшебница. Один раз она уже опростоволосилась, второй - как-то не хотелось. До последнего хотелось верить, что все это - неправда, и что маг, стоящий перед ней, - кто-нибудь другой.

+2

5

Признаться честно, Лей совсем забыл, что Resurrection является сильнейшим заклинанием Белой Магии. Он всегда предпочитал его Рекавери, потому что оно не могло нанести вреда цели, как это допускает более слабая версия. Нехваткой магических ресурсов Магнус не страдал, поэтому мог позволить себе такую медицину.
Лей весьма обрадовался, когда Лина его узнала. Это означало, что не нужно тратить время на знакомства. Он кротко кивнул девушке в ответ:
- Да, это я. И я очень рад, Лина, встретиться с тобой снова. Теперь уже лично, - ответил Лей, - Боюсь, у меня не было возможности поблагодарить тебя лично за то, что ты пробудила моё сознание тогда, воспользовавшись свитком воззвания к составителю. Да и я не думал, что старая учебная работа в академии будет не просто работать, но вернет меня к жизни... Полагаю, раз ты смогла пробудить меня в столь юном возрасте, это говорит нам о твоем потенциале, девочка, - Убедившись, что с Линой все в порядке, Магнус осторожно повел её без спешки в сторону леса, в его темноту, в надежде дойти до края и отправиться в более располагающее для хорошей беседы места. Они с Линой вместе поволновались, устали. Надо бы как успокоить нервы, так и расслабить тело. Колдун ни секунду не сомневался, что путешествие, скажем, в какую-нибудь таверну близлежащих земель, сделает своё дело: рыжеволосая волшебница отдохнет, а Магнус тем временем настроит её на дружелюбное сотрудничество и фактически станет кем-то большим в жизне Лины, чем забытым другом детства с призрачно-туманной формулировкой, учитывая обстоятельства, "по переписке".
Лей никуда не спешил. Во всяком случае, Гаава он отправил готовить свой замок во льдах к приходу гостьи, и в этом вопросе он доверял монстру-дракону. Вот только сам еще не решил, на чьей стороне он? Скорее, его сторона - обычный интерес ученого, эксперимент, успех которого мог бы вскружить Лею голову, еще на сотню лет одарив того музой и вдохновением творца. И для этого ему нужна была Лина - волшебница, способная, поучаствовав в его эксперименте, дать толковую оценку действительности. Кроме того, Магнус был наслышан, что его талисманы крови попали в её руки, а при встрече не заметить этого не мог. В частности, Лея интересовал один вопрос: возможно ли дополнительное усиление этих талисманов четвертым артефактом из той же коллекции? Повелителей Тьмы четверо. Талисманов - тоже четыре. Но структура мира, включающая в себя мощь Эль-самы, предполагает, что Лина - человек, однажны принявший Золотую Владыку в свое тело, сможет выдержать талисман крови, который бы венчал четыре уже существующих, и взывал к Владыке Кошмаров!
Но это были лишь предположения Лея. Он уже размышлял об этом: не создаст ли он таким образом в лице Лины живой прообраз Проматери на земле, если его гипотеза окажется верной? В любом случае, до этого еще жить и жить. Идеи Лея Магнуса, как у любой творческой личности, бегут впереди собственных рук и возможностей.
- Я полагаю, Сейграм и Гаав сильно напугали тебя своими "пшиками"? - мягко пошутил чародей, - Меня они тоже утомили. Давай выберемся из этого проклятого лежбища и поговорим за порцией хорошего блюда как старые друзья, - чуть помедлив, Лей добавил, - я угощаю.
И хоть Лей был наслышан о Лининых аппетитах, которые в два раза больше увеличиваются, если её счета кто-то оплачивает, он все равно, согласно традициям джентельменства, решил подставить под удар свой кошелек. Все-таки, он хотел как-то отблагодарить её из человеческий соображений за своё спасение, решив, что одного спасения рыжей волшебницы из лап Сейграма недостаточно.
Лей хорошо помнил, как вернулся домой после долгого заточения, как его встретила добровольная заложница времени и замка во льдах, какую легкость испытал от пробуждения собственного жилища, и будто бы после долгой, нескончаемой зимы, на вершине гор Катаарт наконец-то наступила долгожданная весна.

+2

6

Лина продолжала настороженно следить за незнакомцем, и ей стоило немалых усилий, чтобы сдержать рвущиеся наружу эмоции, когда маг наконец представился.
"Нет... Не может быть... Это не может быть он..." - возникали в голове беспорядочные мысли и одна за другой угасали, как молнии в грозовых тучах. Несмотря на полное исцеление, волшебницу бил озноб. Увидеть перед собой того, кто огромными силами богов был запечатан в нетающих льдах и при этом остаться равнодушно-спокойным было невероятно трудно.
Потом в заторможенном сознании словно разорвался Файербол. Так ведь именно она выпустила Магнуса из заточения, тогда, семь лет назад, в пустом зале библиотеки Академии, совершенно не подумав, что добрый собеседник окажется носителем части Шабранигдо! Все эти воспоминания раньше словно скрывала незримая пелена, не позволяя раньше времени осознать то, что сделала Бандитоубийца, а сейчас туман, окутавший сознание, растворился.
Больше всего девушке хотелось бы, чтобы все произошедшее оказалось страшным сном. Мазоку, воскресший Гаав, пробудившийся Лей Магнус... И пусть чародей пока не проявлял к ней агрессии или чего-нибудь подобного, Инверс боялась. Боялась не Лея, боялась тьмы внутри него. Того страшного монстра, поглотившего Красного Священника, чье имя даже страшно было произносить. Что тогда сможет сделать великая волшебница вроде Лины, оставшись один на один с этим Повелителем Тьмы, по сравнению с которым она не более чем песчинка, способная больно уколоть при попадании в глаза, но не более. Или маленький котенок, громко шипящий и царапающий взрослого двухметрового мужчину. Больно, но не смертельно. Более того, Инверс не знала альтернативы Гига Слейву, который может поглотить ее.
Оставалось только наблюдать. Осторожно и методично, не провоцируя мага на более активные действия. Если Лей Магнус действительно так силен, как пишут книги, ему не составит труда вырубить волшебницу и донести самостоятельно. Вряд ли он спасал ее для того, чтобы убить собственноручно.
Но и нельзя так просто сдаваться на милость мудрецу. Мало ли что у него на уме. К сожалению, Лине пришлось убедиться на своем опыте, что благородное спасение чаще всего не бескорыстно и требует какую-то плату, ибо сама Лина шла по этому принципу по жизни. Ведь и копия Резо, и хеллмастер Фибризо ждали от нее того самого разрушительного Гига Слейва, может, Магнусу он тоже нужен?
Увлеченная собственными мыслями, Инверс не сразу поняла, что Лей уводит ее за собой, стремясь покинуть это место. В голове возникли образы оставленных за гранью реального мира друзей. Гаури, Зел и Амелия наверняка ищут способы вернуть рыжеволосую волшебницу и наверняка переживают за нее. Ведь никто не мог знать, жива она или нет и сколько еще протянет без помощи. И каково им будет, когда они появятся в астральном мире и не найдут ее?
Лина остановилась. Несколько секунд она молча смотрела на аристократичную фигуру Лея и, сжав руки в кулаки, медленно произнесла:
- Я не могу пойти с вами, Лей Магнус. По крайней мере, сейчас.
Она не знала, что последует за этими словами, но говорить причину своего отказа пока не решилась.

+2

7

Лей не ожидал отказа. Но и настаивать в данную минуту не собирался, ему нужно было, чтобы Лина  пришла к нему сама. Он готов был подождать. Впереди у Магнуса была целая вечность, как он полагал. Часть Шабронигдо позволяла иметь в запасе если не вечность, то точно время, превосходящее пару-тройку человеческих жизней.
- Я тебе не враг, Лина. Если бы я хотел убить тебя, стал бы я тебя спасать? Да и есть ли у меня причины убивать тебя, Лина, подумай? - Лей взывал к её светлому разуму.
Он чувствовал, как человек может чувствовать другого человека, что она напугана и напряжена. И Лей, привыкший к Шабронигдо внутри себя как к чему-то столь же естественному, сколь и желание выпить воды с утра, пробуждая организм к жизни, никак не мог предположить сразу, что она боится Владыку Тьмы внутри него.
Позже он стал догадываться. Обо всем. Равно, как и о причинах того, почему Лина не смогла уложить Сейграма самостоятельно. Лей предполагал, что для нее не составит ни малейшего труда уничтожить пособника Гаава.
- Я знаю тебя не настолько хорошо, чтобы желать убить тебя. И пусть мне известны отголоски твоей биографии, которая ходит по деревням и приукрашивается с каждой Землей, превращая тебя то в демона, то в ... - Лей не стал употреблять слова "Дажедра", вовремя вспомнив о воспитании, - ... рюзоку. Во всяком случае, я не знаю о тебе наверняка ничего, и мне интересна информация из первоисточника. К слову о первоисточнике. - Лей вспомнил, что давно собирался навестить закрытые разделы библиотеки Сейруна, чтобы ознакомиться с интересующей его информацией.
О, да. Иногда даже у Лея Магнуса, у которого во дворце хранится множество редких книг, не бывает то, что ему нужно. Что-то забывается, какие-то книги исчезают самым волшебным способом...
Но самое главное - знать, где можно посмотреть. Открыть и прочитать.
Лея интересовали исторические и магические труды за последнюю тысячу лет. Он надеялся найти там что-то интересное; да, он работает над пятым амулетом из своей коллекции, и он хочет знать, нет ли аналога в мире магии, не создали ли маги Сейруна жалкую копию его бессмертного оригинала? Кроме того, его интересовали последние новинки в магическом искусстве. Должна же быть, согласно воспоминаниям Лея, какая-то пресса, освещавшая все магические перипетии общества?
- Тебе ведь надо в Сейрун, к друзьям? - Лей улыбнулся, - я как раз собирался туда, в библиотеку. Так что, до Главной площади города смогу проводить. Мне будет интересно узнать о тебе, твоей семье, друзьях... В целом, интересно, чем живет сегодня талантливая магическая молодежь, - Магнус несколько смутился. Лей лишний раз напомнил себе, что он настолько долго отсутствовал, что процесс социализации с миром будет весьма сложным. Но разве Лея Магнуса остановят трудности?
Лей мягко коснулся рукой плеча Лины.
- Даже если не конкретно сейчас, я надеюсь, что мы еще встретимся. Какое-то время я буду в Сейруне, думаю, твои друзья захотят встретиться с тобой здесь или там... знаешь, как оно бывает, - Лей загадочно пожал плечами, - Во всяком случае, у меня есть к тебе дело магической важности. Думаю, это будет тебе интересно.
Как говорилось ранее, Лей желал, чтобы Лина пришла к нему добровольно. В конце-концов, он хотел предложить ей деловое предложение. Поэтому сейчас выбор был за ней, а ждать друзей юной волшебницы Магнус не мог.
Он исчез также внезапно, как и появился, отправившись по своим делам. И только Лина знала, что Лей Магнус больше не пленник пика гор Катаарт. Поверит ли ей кто-то еще? Этот вопрос с иронией задавал себе Магнус тоже. Судя по реакции юной девушки, он стал уже легендой. Это было лестно. Но Рубиноокой легендой, что не могло не задеть Лея: он подарил миру столько магических изобретений, был Леонардо да Винчи своего мира, а его помнят как 1\7 часть Шабронигдо, как демона, Владыку Тьмы.
Но с этим надо как-то жить, жизнь на этом не заканчивается, Лею предстоит еще путешествие в Сейрун. Скорее всего, под вымышленным именем, под вымышленной внешностью... Ему ведь не надо привлекать лишнее внимание.

---Сейрун. Гильдия магов. --->

Отредактировано Лей Магнус (01-04-2018 20:33:15)

+2

8

Лина опустила голову. Слова Магнуса, величественные и сильные, казалось, на физическом плане были способны вдавить в землю. Страх перед мудрецом исчез, уступая место осторожности и холодному рассудку.
Обычно, если она в чем-то считала себя правой, Инверс отстаивала это всеми известными ей способами - от дружеского спора до яростных выкриков и агрессивных переговоров в виде смертоносного заклинания. Но сейчас волшебница не пыталась возразить или оспорить слова одного из Пяти Мудрецов, потому что знала - он прав. Хотя, может быть, и не в каждом слове. Обычно тем, кто называл себя ее спасителями и априори являвшиеся злодеями преследовали одним лишь им известные цели, а Лина им была нужна для достижения этих самых целей. Конечно, чужими руками загребать жар гораздо проще, а если жертва не собирается плясать под твою дудку, то ее достаточно припугнуть как следует - и, как поется в известной песне, "делай с ней что хошь". Где гарантии, что Магнус не окажется таким же, какими до этого были копия Резо и Фибриццо - очередным любителем воспользоваться чужой силой. Если уж Повелителю Ада, сильнейшему из мазоку-лордов, потребовался ее Гига Слейв...
Упоминание о собственной биографии и о способе ее получения заставило Лину невольно вздрогнуть - она не любила, когда ей об этом напоминали, да еще и так прямо. Спасибо хоть "Дажедрой" не назвал - уже легче! Знала волшебница любителей языком потрепать - им дай волю, на весь Полуостров растрезвонят такое, что в кошмарном сне не приснится. И кто же разносил слухи? Те самые бандиты, которым посчастливилось выжить после ее заклинаний. Ну подумаешь, кинула парочкой Файербольчиков - чего сразу обзываться-то?
Упоминание Сейруна разбудило в душе заглохшую боль. Лина вспомнила ту страшную битву и совершенный с ее помощью ритуал воскрешения Гаава, подумала об оставленных в городе друзьях. А вдруг они бросятся за ней, а как доберутся - Инверс и след простыл? Нет, так дело не пойдет.
Девушка почувствовала легкое прикосновение к своему плечу и, подняв голову, всмотрелась в темные глаза мудреца, словно пыталась прочитать в них ответы на свои вопросы, которые она так и не решилась задать напрямую. В душе медленно и верно закручивался смерч, который достигал горла и снова опускался. Руки непроизвольно задрожали, а тело вытянулось, как стрела готового вот-вот выстрелить лука.
Но все закончилось так же внезапно, как и началось. Лей Магнус исчез, оставив Лину с кучей неразрешенных вопросов.
Долгое время девушка неподвижно стояла на месте и смотрела на то место, где еще оставалась энергия мудреца. Из головы не уходили последние фразы создателя Драгуслейва.
"...у меня есть к тебе дело магической важности. Думаю, это будет тебе интересно..."
Эти слова сами по себе вызывали тревогу. И пусть Магнус в прошлом и был великой личностью, сейчас у волшебницы не было гарантий, что с воскрешением сила Шабранигдо не стала довлеющей над человеческой душой, а значит, вполне возможно, что с девушкой сейчас говорил не Лей, а повелитель тьмы...

+2

9

Лина открыла глаза и мигом вскочила на ноги, словно собиралась отражать атаку прямо здесь и сейчас. Последние остатки сна развеялись в странном, безвкусном воздухе, но еще не отпустили напряженное сознание, что мучилось кошмарами весь тот период, который девушка потратила на отдых, так необходимый ей после всех напряженных событий последнего периода, начиная от похищения Сейграмом и заканчивая встречей с Леем Магнусом. Предаваться сну в подобном месте, где на каждом шагу тебе могут встретиться кровожадные монстры, было весьма неразумным, но, увы, человеческая натура требовала соблюдения определенных условий отдыха. В желудке давно было пусто, и кинуть туда что-то в ближайшее время вряд ли получится, так что оставалось собрать все имеющиеся силы и двигаться дальше. Инверс старалась рассчитывать только на меч - кто знает, насколько к ней вернулась магия, а ее применение наверняка привлечет незваных гостей в виде местной нечисти, которая, в свою очередь, посчитает незваной гостьей именно рыжеволосую волшебницу.
За спиной осталась неприветливая пустошь, а впереди поднималась бесконечная стена деревьев самого различного вида -  от неприметных кустиков до громадных исполинов, закрывающих своими кронами бледное небо. Неспособная сдержать свое любопытство, девушка все же приблизилась к дереву и осторожно коснулась пальцами правой руки мощного ствола и тут же отдернула, словно в ответ могла получить удар молнией или что-то в подобном роде. При прикосновении кора слегка колыхнулась и снова замерла плотной материей, с лихвой оправдав все подозрения волшебницы. Правда, за Зеллосом ничего подобного она не замечала, да и, если честно, у нее не появлялось возможности его потрогать. И даже если появилась бы, то не было никаких гарантий, что повторилось бы то же самое - все-таки, Зеллос был мазоку высшего порядка и вполне мог поддерживать свой материальный облик без особых проблем. А здесь все было с точки зрения шинканов весьма примитивным и не требующим огромных затрат, вот поэтому и слегка иллюзорным.
Лина снова двинулась вперед, осторожно обходя, по ее мнению, наиболее опасные участки, где могли затаиться невидимые противники. Разумеется, если бы местным обитателям пришла в голову мысль напасть, они бы сделали это и без дополнительных мер безопасности - магическую энергию девушки вполне можно было ощутить без особых усилий, просто нападать на беззащитную жертву им было, видимо, неинтересно, или же они ждали, пока девушка окончательно потеряется и сдастся, но, видит судьба, Лина была не из последних. Она намеревалась сражаться до самого конца, сжимая руками тонкую рукоять короткого меча и отстреливаясь заклинаниями, которые успеют восстановиться...
Инверс остановилась и прислушалась. На краткий миг ей показалось, что далеко-далеко за пределами леса движение энергии будто изменилось, правда, понять причины столь резкой смены марёку девушка так и не смогла. Ясно было одно - сидеть и ждать у леса погоды она больше не намерена, нужно действовать! И, сорвавшись с места, девушка бросилась бежать, продираясь сквозь деревья, оставляющие на лице тонкие царапины, запутываясь волосами в колючих кустах. Пусть ее теория окажется верна!...
---->>> Граница с Полуостровом

+1

10

<--- Граница с Полуостровом
Конечно, Лина пообещала магам провести их до места своего временного укрытия, но в их немой просьбе и ее инициативе ничего не говорилось о безопасном пути, поэтому вооруженная мечом волшебница летела практически наугад, продираясь через пусть эфемерные, но все же кустарники, да с такой скоростью, которая могла удивить самых лучших бегунов Зефилии. У нее не было времени обернуться и посмотреть, поспевают ли за ней маги, которым приходилось еще нести Амелию и Зелгадиса, но искренне надеялась на положительный вариант. Ждать и медлить было опасно - враги вполне могли вернуться, и наверняка знали местность лучше людей. А в самом худшем случае заявиться мог и сам хозяин этих мест, возвращенный силами Амалика и Сейграма. Испытывать судьбу Инверс, конечно, любила, но в данный момент она не была уверена в благополучном исходе спасательной миссии, и не хотела рисковать друзьями ради самоуверенных попыток доказать что-то Монстру-Дракону, и при этом остаться в живых и хотя бы относительно целой. Испытать на себе его вернувшуюся силу девушка не успела, а посему, совершенно не представляла, что могла бы выставить против возрожденного мазоку-лорда, если и в прежние времена не помог ни Драгу Слейв, ни Рагна Блэйд.
С этими мыслями с Бандитоубийцей во главе маги ворвались в лес и остановились на узкой поляне, плотно окруженной деревьями, и остановились перевести дух. Девушка обессиленно опустилась на колени и, тяжело выдохнув, осмотрела спутников. Тот, что нес Амелию, передал принцессу товарищу и отправился на помощь магам, несшим Зелгадиса, которые с максимальным комфортом попытались расположить химеру на земле.
- Это дело времени, когда нас тут обнаружат. Нужно подумать о том, как мы будем отсюда выбираться. Есть идеи?
Последнюю фразу Лина произнесла таким обыденным и оптимистичным тоном, словно спрашивала, что бы ей приготовить на ужин. Разумеется, она тоже была в растерянности и даже не представляла себе, каким образом они смогут вернуться в Сейрун, ведь девушка даже не знала, как магам с Зелгадисом и Амелией вообще удалось сюда попасть. Пожалуй, следовало расспросить об этом поподробнее, хотя предположение у Инверс все же было. Словно желая убедиться в ней, волшебница посмотрела на бессознательного Грейвордса, как будто товарищ мог дать ей ответ на этот вопрос.
И даже спасение в виде внезапно появляющегося Зеллоса тут явно не сработает. В силе шинкана Джуу-о Лина даже не сомневалась, однако, не была уверена, что в случае согласия мазоку унес бы всех за один раз. Да и не было у Зеллоса никаких причин помогать людям во вред своей репутации или репутации своей госпожи. Однако, надежда, как говорилось, умирает последней, и вариант с Зеллосом Бандитоубийца все же оставила на самый последний вариант.
- Лина-сан, принцессе стало хуже!
Встревоженный голос одного из мага заставил Лину забросить поиски способа выбраться куда подальше и направиться к Амелии. Заклинание-противоядие, несомненно, сработало, однако, за то время, которое люди потратили на побег, младшая дочь кронпринца ослабла еще сильнее. Оставлять ее в таком состоянии Инверс не хотела, поэтому, превозмогая собственную вымотанность, вместе с другими магами вновь принялась лечить подругу.
- У меня есть один вариант, - опережая вопросы, отозвалась Бандитоубийца, сосредоточив магическую энергию на ране Амелии. - Но никто никогда не пробовал им воспользоваться. Но я расскажу о нем.
Лина подняла глаза на магов.
- Вы наверняка слышали о свойствах орихалка. Доказательств нет, но есть предположение, что этот материал может вернуть дух из астрала обратно. Вот только этот материал весьма редкий, и наверняка ни у кого из нас его нет.
"Орихалковая статуэтка сейчас была бы кстати..."

+3

11

Граница с Полуостровом <---
Следуя за Линой Инверс, группа волшебников Сейруна достигла леса. Оказавшись в тени деревьев, они и не думали, что оказались в безопасности, а потому никто и не думал о том, чтобы остановиться на отдых, пока они не уйдут подальше от побережья, на котором на них напали местные монстры. Впрочем, здесь нужно было также соблюдать осторожность – ведь чем глубже в лес они заходили, тем больше была вероятность наткнуться на других монстров или привлечь внимание тех из них, что не были привлечены магией и шумом сражения с прошлой группой демонов.
Наконец, люди вышли на поляну, где их проводник решила остановиться, чтобы все могли перевести дух. В первую очередь, конечно, нужно было позаботиться о пострадавших. Зелгадисса осторожно опустили на землю с помощью магии, а затем уже отменили действие леветирующе-защитного заклинания. При беглом осмотре ран или иных повреждений на теле химеры волшебники не обнаружили, так что решено было просто дать ему отдохнуть, насколько это было возможно в текущей ситуации, когда всех их подстерегает опасность и неизвестность в этих владениях монстров. Зелгадисс скорее всего просто переутомился – всё-таки он внёс наибольший магический вклад в эту спасательную операцию, начиная от призыва брасс-демона и контролирования его, заканчивая сражением с последними из напавших монстров уже здесь, вдали от Сейруна.
С Амелией ситуация была иная – применённое заклинание очищения от ядов вроде бы подействовало, но за то время, что люди бежали к лесу и искали подходящее место, чтобы остановиться на отдых, состояние принцессы ухудшилось – дыхание девушки участилось, её бросило в жар, а рана на её теле вновь покрылась вязкой тёмной субстанцией. Один из магов, что следил за принцессой, позвал Лину и своих коллег. Пока у них была передышка от бесконечных сражений с монстрами, пока ещё у них самих остались силы, нужно было вылечить Амелию или хотя бы вывести её из текущего критического состояния. Маги в несколько рук стали применять всё то же заклинание, что помогло ранее.
Чтобы отвлечься от тревожных мыслей о пострадавшей принцессе и чем всё это может обернуться, Лина и маги начали обсуждать возможные пути возвращения в родные края из этого Цефеидом забытого места.
Не уверен, что орихалк нам поможет, – покачал головой один из волшебников, выслушав изложенную мысль Лины. – Всё-таки не похоже, чтобы мы были в астрале или неком ином измерении… Конечно, я могу ошибаться, но слишком всё, что нас тут окружает, похоже на часть реального мира… Впрочем, за неимением сейчас других вариантов можно было бы попробовать и этот, – пусть у говорившего и не было с собой ничего из нужного материала, он не мог отвечать за всех – вдруг кто-нибудь из волшебников всё же имеет хотя бы какой-нибудь талисман или амулет из орихалка? – Хороши же сейрунские спасители – мне кажется, всё стало куда хуже… – невесело прокомментировал сложившуюся ситуацию маг.

+4

12

<-------- Граница с Полуостровом
Царство было воистину зелёным, даже каким-то неестественно-зелёным, однако, вполне земным. На удивление, воздух был чистым, а света вполне хватало. За живой изгородью из мелких кустарников простирался тронный зал с высокими колоннами из толстых вековечных стволов, уходящими в небо и своими кронами образуя купольный свод. Старые деревья раскинули свои сети на весь простор, поднимая толстыми корнями каменные глыбы, когда-то бывшие частью основания острова. Корневая паутина была настолько древней и сильной, что забирала почти всю влагу из земли, не давая младшей поросли взростить себя, оставляя место только для мелкого папоротника да вездесущего плюща. В то же время, у ручья, спадающего по склону, буйная растительность была оплотом восстания против тирании группой средних по высоте многовековых растений, одетых в вечно-зелёные иголки вместо листвы.
Осторожный шаг сменился легионерской трусцой, а затем и бегом. Тяжёлый сабатон, передавая вес всего тела, обрушивался на рыхлую почву, разрывая с треском опавшие сучья и оставляя глубокие и чёткие следы пластинчатых подошв. Дюран ускорил шаг сразу как только увидел в земле вмятины сапог, оставленных кем-то с комплекцией, схожей ему. "Значит, среди них тоже есть латники", - подумал легионер, и не отводя глаз от предполагаемого направления, продолжил свой марафон.

+3

13

Лина нервничала. А когда она нервничала, то становилась страшно раздражительной. Она прекратила заклинание, приходя к печальному выводу, что в противном случае она грохнется рядом с Амелией от магического истощения. Налегать на волшебные силы, только-только вернувшиеся к Бандитоубийце, будет весьма неразумно, да и к тому же, глупо было надеяться на то, что демоны не вернутся за ослабленной, раненой и напуганной добычей, которую отыскать было делом лишь времени, которого у астральных существ было предостаточно. Магия еще пригодится, чтобы отбиваться.
В попытке отыскать решение, девушка начала нарезать круги по поляне. Слова одного из магов Сейруна спустили ее с небес на землю и порядочно разозлили, вызывая едва ли не ненависть к ни в чем неповинному мужчине - предложил бы что получше, умник, чесать языками каждый горазд!
Не желая высказать это в лицо спутнику, Лина остановилась, сжала руки в кулаки и шумно выдохнула, собираясь с мыслями. Не хватало еще и в без того плачевной ситуации потерять самоконтроль и поддаться панике! По таким эмоциям низшие мазоку найдут людей быстрее. Признавать свое бессилие совершенно не хотелось, и оно было противно Бандитоубийце. Конечно, она не нанималась в няньки взрослым мужчинам, решившим ее спасти, но ударить в грязь лицом перед магической элитой Сейруна Инверс ужасно не хотелось. От собственной беспомощности ей было самой противно. Вид побледневшей Амелии и бессознательного Зелгадисса вызывали в душе острый приступ совести. Ведь это из-за нее они попали в эту переделку. Значит, нужно сделать все, что будет в лининых силах, чтобы целыми и относительно невредимыми вернуться в город.
Но для того, чтобы предположить какой-нибудь другой вариант возвращения, следовало для начала узнать, каким способом сия честная компания сюда вообще попала, ведь это было совершенно невозможно обычными способами - у самой Лины не было ни малейших предположений, как это могло случиться. Именно поэтому девушка развернулась к магам и сложила руки на груди.
- Расскажите, как сами-то сюда попали? Не думаю, что человеческий разум додумался до заклинания, которое переносит такую большую компанию на астральный план. И да, это действительно астральный план, а где по-вашему могут жить мазоку? И мазоку из этой материи, между прочим, состоят!
Эта фраза прозвучала таким уверенным тоном, словно Лина изучала мазоку всю свою жизнь и знает о них все. У нее не было возможности проверить это на практике, так что оставалось довериться чужим исследованиям и строить из себя величайшего знатока.
На самом же деле, медленными шагами в сердце закрадывалась паника. Лишенные возможности вернуться в Сейрун, они скоро погибнут в этом мире без воды и пищи, в которой мазоку никогда не нуждались. Конечно, если до этого момента их не убьют голодные демоны. А Амелия и вовсе может не дожить даже до следующего нападения...
От последней мысли девушке становилось страшно. Ах, если бы рядом была Сильфиль! Или, хотя бы, Зеллос, которого можно было бы попробовать уговорить перенести людей в Сейрун. Хотя на это совершенно не стоило рассчитывать.
- Проверьте, есть ли у кого орихалковые предметы. Попытка не пытка. Все равно лучше, чем сидеть и ждать, пока эти монстры вернутся и слопают нас!
Подтверждая свои слова, девушка отстегнула плащ, на котором в подкладке хранила парочку артефактов с последнего нападения на разбойников, и принялась рыться в мешке.

+4

14

<--- Граница с Полуостровом
Он помнил фигуру удаляющегося монстра, пострадавшего от его меча. Помнил, как упала Амелия, как кто-то закричал. А потом весь мир просто перевернулся набок и потерял четкость. Кажется, он пытался сопротивляться угасающему сознанию, даже оперся о воткнутый в землю или какую-то иную, заменяющую ее поверхность меч, но лезвие не было способно удержать его вес. Последнее, что осталось в мутной памяти - боль от падения и непонятно кому адресованная сердитая мысль, что, пусть он и не человек в полной мере этого слова, не стоит сравнивать его с бесчувственной глыбой...
Что ему снилось, Зелгадисс не помнил, да и не хотел помнить. На уровне подсознания он стремился вернуться в реальный мир и, наконец, ему это удалось - в его мир ворвались звуки, а тьма перед глазами стала мягкой. Правда, сразу же встать он не смог, потратив еще несколько минут на то, чтобы окончательно прийти в себя и еще чуть-чуть отдохнуть. Грейвордс лежал с закрытыми глазами и слушал разговор Лины и одного из магов, восстанавливая дыхание. Стоило Лине закончить и начать поиски упомянутого орихалка, химера медленно поднялся. Сначала сел, а потом так же медленно поднялся на ноги, ограничив свою речь встревоженным магам возле него коротким спокойным кивком, которым показывал свое состояние.
- Спасибо.
После перевоплощения в химеру Зелгадисс стал ужасно неразговорчивым, и выбить из него хоть слово порой было очень трудно. Но сейчас, осмотревшись и приходя к выводу, что маги спасли его и все это время несли на себе, Грейвордс был им искренне благодарен, согласившись, что Лине на это просто не хватило бы сил. Потом взглянул на Амелию, которую усиленно лечили несколько магов, и опустил голову, уже по привычке натягивая на лицо верхнюю часть плаща и накидывая капюшон, хотя прятаться от людей ему было уже не нужно. Потом развернулся к Лине.
- Я призвал брасс-демона, он и принес нас сюда. Но, боюсь, моих сил не хватит, чтобы провернуть такое еще раз. Пока вы заняты поисками, я схожу на разведку. Будьте осторожны.
Не дожидаясь одобрения или возражений, Зелгадисс обнажил меч и шагнул в заросли, оставляя товарищей за спиной и надеясь поспеть вовремя, если вернутся мазоку или обиженный им брасс-демон.
Он двигался максимально тихо, стараясь не задевать веток и кустов, когда услышал чьи-то приближающиеся шаги, перешедшие на бег. Поскольку никого, кроме магов и Лины с Амелией тут больше не было, а значит, незнакомец мог оказаться потенциальным врагом. Именно поэтому Грейворд выскочил из кустов, преграждая бегущему дорогу. Меч медленно поднялся на уровень груди, указывая на серьезность намерений.
- А ну стой. Иначе я буду атаковать. Кто ты такой?
Вежливостью Зелгадисс никогда не отличался и был на редкость подозрительным. Особенно видя, что бегущий закован в броню, скрывающую все тело и лицо, что уже не вызывало приятных ассоциаций. На всякий случай Грейвордс выставил свободную руку так, чтобы можно было активизировать заклинание, хотя он до последнего надеялся, что это не понадобится. Ведь использовать магию - значит, подать сигнал низшим демонам из раздела: "Кушать подано! Ешьте, не подавитесь!"

+3

15

Дюран остановился. Очередная остановка чтобы осмотреться и найти верный путь. В этот раз следы обрывались на каменной плите, опутанной корнями. Латник ступил на нёё и обернулся - совсем бесполезное занятие чтобы заметить невидимых врагов, зато полезное для рекогносцировки на местности. Пройденный путь представлял собой ручей из глубоких следов, который начинался от местоположения тяжелого пехотинца и скатывался вниз дугоподобным руслом. Во-первых, стало ясно, что не смотря на низкий угол склона (как показалось вначале пути), вид со смотровой позиции говорил слегка об обратном. Данный факт свидетельствовал либо о весомом расстоянии пройденного пути, что было вполне оправдано отсутствием морского шума, либо зрительным обманом. Во-вторых, следы, по которым ступал Дюран, стали ещё более отчётливыми, а если взять во внимание их направление, возникнет впечатление, что некто мчался, не разбирая дороги. На это указывает лёгкая хаотичность движения. Нет, конечно, группа шла, выбирая наиболее удобный маршрут, но вот некто, кто их, по видимому, вёл, не всегда был аккуратным. В прочем, данная находка не была главной. Основной причиной радости было дугообразное направление следов. Каждый человек, в зависимости от неизвестных для Дюрана причин, со временем отклоняется от прямой траектории и закольцовывает своё движение (разумеется, если ничто не помешает свободному перемещению человека в плоскости).
Легионер мог гордится своим открытием, потому что миновав покрытый корнями камень, он узрел как ландшафт с земляного изменился каменистым, где деревьев-гигантов было значительно меньше, зато низких крон и густых зарослей было хоть отбавляй. Теперь предстояло надеяться на свою догадку, или остаться надолго одному в чужом и неприветливом лесе… Передвигаться только интуитивно было сложно, но Дюран продолжал идти. В какой-то момент, ему даже показалось, что он потерялся. Ощущение вызвало ненужные мысли о глупости поспешного решения и грядущей неудаче, но, будто бы по мановению пера писателя Книги Жизни, случился сюжетный поворот.
Преграждая дорогу, из кустов выпрыгнул некто в плаще с покрытой капюшоном головой, без опознавательных знаков. Словами он чётко дал понять чего хочет, а мечом подтвердил серьёзность своих намерений. Тяжелому пехотинцу ничего не оставалось кроме как выполнить требования, по крайней мере, одно из них: остановиться вне зоны досягаемости длинного клинка. Меченосец выглядел здоровым парнем, легко державшим одной рукой полуторный меч, что не скажешь о его лице. В смысле, открытые части тела показывали нездоровый цвет кожи. Однако, это нисколько не смутило Дюрана, окрыленного счастьем видеть перед собой живую душу, умеющую говорить. От волнения он даже улыбнулся, сдерживая смешок и трясясь всем туловищем. Посмеяться было над чем. Во-первых, для снятия нервного напряжения. Во-вторых, от потрясения легионер забыл как говорить. В прямом смысле. Сунув меч в ножны, Дюран повторил движения руки неизвестного, а затем поднял её над головой, держа ладонь открытой по направлению к собеседнику. Своими жестами, он пытался потянуть время и с шипением выдыхая из лёгких воздух, наконец, начал говорить:
- Меня зовут Дюран... – Выдавливая каждое слово, солдат медленно опустил руку и сопроводил свои слова ударом большого пальца в нагрудник. – Кто… - Если бы собеседник мог смотреть сквозь забрало, он бы увидел муки творчества, искажающего лицо. Сердце стучало, отсчитывая песчинки времени на размышление. – С кем…имею честь говорить?

+3

16

Проверка события Найдётся ли орихалк у магов?
Вероятность: 0.1
Успех: Нет

0

17

Волшебники в несколько рук продолжали накладывать на Амелию заклинание, что очищало тело от ядов. Ситуации это не сильно помогало – принцессе не становилось лучше. Но хотя бы не становилось и хуже. Было ясно, что совместных усилий магов хватит лишь на то, чтобы поддерживать Амелию в текущем её состоянии. Но силы волшебников тоже уже были на исходе – слишком затянувшаяся была битва. Творить заклинания не так просто, как может показаться со стороны. Неважно, боевое ли это заклинание, или заклинание исцеления, ни одному магу не под  силу длительное время поддерживать чары или создавать новые без отдыха. Сейчас волшебники договорились сменять друг друга, продолжая беспрерывно бороться с ядом, что поразил рану принцессы. И пусть все они не теряли надежды на лучший исход, с каждой минутой шансы на то, что Амелия вновь очнётся, уменьшались.
Никто не решался более применять Recovery. Того, что в прошлый раз состояние Амелии ухудшилось из-за действия заклинания, никто не ожидал, ведь оно было применено практически сразу же после ранения, а, значит, сил организма принцессы ещё должно было быть достаточно, чтобы исцелиться. Но сейчас применять Recovery было уже просто опасно – очередные попытки исцелить Амелию могли сделать только ещё хуже. И потому что была вероятность, что произошедшее с раной ранее было реакцией яда на исцеляющее заклинание, и потому что жизненных сил принцессы уже могло попросту не хватить.
Возможно… пока по близости нет других монстров, и у нас есть время, следует попробовать Ressurection? – высказал предложение один из магов, чей черёд колдовать над Амелией ещё не наступил. Наличие времени и отсутствие противников он так выделил, потому что это заклинание требовало куда большей концентрации, подготовки и усилий, чем простое Recovery. – Думаю, у меня сейчас ещё хватит сил его сотворить, но…
Маг не закончил фразу, но причин для опасений было так много, что каждый додумал окончание его слов за него. Во-первых, нельзя было исключать вероятность того, что более сильное исцеляющее заклинание, пусть и черпающее энергию из внешних источников, спровоцирует ещё худшую реакцию яда. Во-вторых, единственными источниками жизненных сил для сотворения заклинания в этом месте были только сами волшебники. Так что чтобы далеко не полному сил заклинателю не растратить собственные силы окончательно, к заклинанию необходимо было подключить ещё несколько магов. И если на исцеление принцессы потребуется куда больше сил, чем они предполагают, то в их отряде останется не так много людей, что будут способны дать отпор монстрам, если те атакуют вновь. Ну и, в-третьих, такое сильное заклинание белой магии просто не может остаться незамеченным в этом месте обитания мазоку, и заметно оно будет намного дальше, чем боевые заклинания или простое Recovery...
Нужно было как можно скорее вернуться в Сейрун – там можно было бы подобрать амулеты, зелья да просто полных сил волшебников, что смогли бы полноценно сотворить заклинания исцеления. Да и, возможно, сами стены города, что образуют гексограмму, уменьшили бы воздействие демонической отравы. Но… способа вернуться в город пока не было.
Тем временем Зелгадисс пришёл в себя и даже отправился исследовать местность в округе. Хотя бы ему стало лучше. Это взбодрило магов. Ведь на счету был каждый, кто мог бы сражаться, когда монстры вернутся…
Следуя словам Лины, волшебники детально изучали содержимое своих одежд и карманов. При них были амулеты с различными базовыми заклинаниями, у них были определенные чары, вшитые узором в одежду, но… ничего из орихалка никто из них не обнаружил. Возможно, многие из волшебников, если вернутся в Сейрун, обязательно добавят орихалк в список того, что обязательно должно быть при себе, особенно если собираешься иметь дело с мазоку.
У меня нет…
У меня тоже…
Разочарованные голоса магов не внушали надежд на спасение.
Погодите, кажется, у меня был кинжал, у которого среди материалов для рукояти использовался в том числе и орихалк! – единственный обнадёживающий возглас, но: – Всё-таки нет… сегодня этот кинжал не при мне…
Нужно было искать иные пути, как выбраться из этого проклятого места.
Может быть… Нам всё-таки удастся подчинить брасс-демона ещё раз? Совместными усилиями?.. – неуверенное предложение одного из волшебников было встречено молчанием.
Как правильно заметил Зелгадисс, у него уже было недостаточно сил, чтобы вновь призвать брасс-демона. А кроме него это заклинание не знал никто. Разве что Лина. А остальные… в конце концов, они все были волшебниками белой магии, так что взаимодействие с монстрами и брасс-демонами в таком ключе, как призыв, ими не практиковалось. И сегодняшнего единственного раза такой практики им хватило, наверное, на всю жизнь.
Лина-сан, вы ведь наверняка бывали в плену у монстров и раньше, – да, репутация Лины Инверс говорила о многом. –  Как вам удавалось раньше сбегать из их астрального мира?..

+5

18

Амалик вырвался из подпространства и скрылся за эфемерным деревом. Вопреки спокойствию, растекшемуся по горам, в лесу медленно закручивался вихрь шума, эмоций и напряжения, сливаясь в один беззвучный мотив хаоса, слышимый и ощущаемый каждой частицей сущности только для мазоку. Шару вдохнул ртом немного плотного воздуха, словно пробуя его на вкус, пропуская его через всю астральную проекцию, тем самым определяя местоположение незваных гостей. Большое количество людей обнаружилось в западной части, примыкающей к границе, именно там ощущалось больше всего боли и страха. Еще две фигуры застыли в самом центре, в одной из которых ощущалась странная примесь трех разных аур, а во второй, обладающей энергетикой человека, и вовсе скрывалось что-то зловещее, не поддающееся описанию. Это подогревало интерес прислужника Марю-о, рождая неуправляемое желание куда-нибудь вмешаться и кого-нибудь убить. Особенно, в ту группу магов и людей, что расположилась подальше от него. Ведь именно там находилась Лина Инверс, волшебница, которой удалось выжить после участия  в ритуале воскрешения Гаава и тяжелых ран, дождаться помощи и благополучно возвращать по крупицам свою магию. Второй раз упустить ее Амалик не мог позволить. Сопровождающие ее маги наверняка ослабли, хотя не стоит их недооценивать - малейшая неосторожность повлечет серьезные последствия. Шару было немного неуютно без союзника, отправившегося восвояси, но ничего не поделать. Следовало поторопиться и застать людей врасплох. А эти двое пусть разбираются друг с другом самостоятельно.
Амалик тихо хмыкнул и переместился поближе, скрывшись за двумя деревьями, отделяющими его от толпы людей в центре поляны. Судя по тревожным разговорам и торопливым поискам, маги понятия не имели, как выбираться из владений Гаава. Шару невольно насторожился. Призвать брасс-демона еще раз? Значит, в первый раз люди попали сюда благодаря низкоуровневому мазоку? Но кто мог вызвать такое существо?
Беглая оценка не впечатлила монстра. Мужчины были обычными служителями белой магии, не обладающими ни такой силой, ни таким заклинанием, что позволили бы контролировать столь мощное, по меркам людей, существо. Принцесса-волшебница ранена, причем весьма серьезно, и, кажется, вообще находилась в полуобморочном состоянии. Лина точно такого бы не призвала в своем состоянии и, тем более, в совершенно другое место, неподготовленное для ритуала. Выходит, один из тех двоих в центре леса? Очень интересно. Следовало проверить и
эту теорию. Но что-то подсказывало Амалику, что если призыватель - друг Лины, он сам придет на шум битвы, так что торопиться не стоит. Лучше избавиться от нарушителей в компании Бандитоубийцы, Владыка не отличается гостеприимством, и уж точно не рад гостям, посмевшим нарушить Монстра-Дракона, а ныне - чистокровного мазоку.
Амалик материализовал секиру и шагнул навстречу магам, более не скрывая своего присутствия.
- Значит, вот куда ты подевалась... - задумчиво произнес Шару, глядя на Лину и окидывая взглядом напрягшихся магов. - Вы сделали большую ошибку, последовав спасать ее. Значит, отправитесь следом за ней в вашу могилу!
После чего мазоку скрылся в астральном плане, чтобы внезапно оказаться за спинами магов и выпустить из секиры энергетическую волну, а сам рванулся навстречу Лине, целя нижним концом секиры в голову.

+3

19

Зелгадисс не ожидал, что незнакомец не станет оказывать сопротивления, и потому был немного озадачен. Особенно тем, что спутника что-то развеселило. Что именно, химера выяснять не собирался, однако, заметно напрягся и крепче сжал рукоять меча - веселья закованного в броню незнакомца он не разделял ни на грамм. Если этот негодяй имеет наглость смеяться над внешностью Грейвордса, он скоро об этом пожалеет. На врага он не был похож - мазоку бросился бы в атаку, не утруждаясь с ответом, а встретить какого-нибудь наемника в подобном месте было и вовсе нереально. Химера внимательно следил за каждым движением, готовый к внезапной атаке, физической или магической. Вот собеседник убирает оружие, поднимает руку. И...ничего не происходит. Ни заклинания, ни нападения. Значит, Грейвордс напрасно беспокоился. Хотя, голос спутника звучал странно и с напряжением, словно каждое слово давалось ему с большим трудом. Это не могло не настораживать, а если учитывать, что и в обычной жизни Зелгадисс не привык кому-либо доверять, ситуация становилась еще более напряженной. Зелгадисс успел укорить себя за излишнюю подозрительность, после чего опустил оружие немного ниже.
- Зелгадисс Грейвордс. Не думаю, что вам это что-нибудь да скажет.
"Кроме того, что мой дед или прадед возродил Шабранигдо и едва не устроил конец света только потому, что желал прозреть..."
- Что вы делаете здесь?
Грейвордсу было просто необходимо разобраться в происходящем. Наверное, он спросил бы еще что-нибудь, если бы в эту секунду до его слуха не долетел грохот взрыва в центре леса.
"Там же Лина! И раненая Амелия! Черт!"
Химера нахмурился и снова сжал рукоять меча. Медлить было некогда, разбираться в природе происхождения незнакомца - тоже. Если он союзник, то сможет помочь. Если противник, то придется Лине с магами разбираться с не известным Грейвордсу врагом своими силами, если Дюран не отпустит его. Следовало это проверить.
- Мне некогда. Если ты не заодно с мазоку, то помоги нам.
Не дожидаясь ответа спутника, мужчина бросился назад, используя всю имеющуюся у него скорость.
"Проклятье! Стоило оставить одних!"
В этой, полной гнева, мысли таилось беспокойство - товарищи еще не оправились от последнего сражения, поэтому следовало поторопиться и защитить их. Несмотря на абсурдность ситуации, химера успел немного отдохнуть, а значит, может первым ворваться в драку и дать магам с Линой перегруппироваться и защитить Амелию.
Он ворвался на поляну в тот самый момент, как фигура мазоку полетела в Лину. Меч невежливо был отшвырнут в сторону, а с пальцев уже срывалось первое заклинание.
- Elmekia Lance!

+3

20

Проверка события Найдет ли Лина у себя орихалк?
Вероятность: 0.3
Успех: Да

0

21

"Зелгадисс Грейвордс…", - Прошептал Дюран одними губами, растягивая слова, будто пробуя их на вкус. Речь мечника без промедлений попала в умственный блок. Извилины, подобно системе тросов приводили в движение жернова мыслей. В данный момент имя действительно ни о чём не говорило, но вот вторая его часть была скорее фамилией, чем прозвищем. Предположение было выдвинуто на основе субъективной оценки манер говорившего. К тому же, что-то знакомое было в загадочном слове "Грейвордс". Мысль уже вертелась на языке, но её выражение было прервано вновь заданным вопросом.
Касаемо своего пребывания на сием чудном острове, уже пришедший в себя Дюран, решил ответить как есть:
- Я… ищу порт. Тут опасно. Вон там, да, в ту сторону, произошла стычка... – В момент произнесения последних слов, легионер поднял щит по направлению к собеседнику и просунул палец в сквозное отверстие от когтей. Не успел Дюран закончить, как в зоне слышимости раздался гром посреди ясного неба. Дюран от неожиданности резко высвободил руку. Палец остался целым только благодаря металлическим пластинам. Как будто несчастий было мало, сэр Грейвордс – так его прозвал Дюран, звериной прытью преодолел внушительную дистанцию в кратчайший срок, а затем исчез.
Всё случилось в одно мгновенье. Взгляд проследовал за серым плащом. Прощальные слова вылетели из ушей. Из горла донёсся хриплый и протяжный крик, на сколько хватило отбитых легких: "СТОЙ!", - кричал Дюран вслед силуэту в ветвях. В тот миг его охватило то самое чувство, когда надежда рассыпается прахом. Как и любой самый обычный человек, он желал общества, а его потеря была недопустимой.
Умереть в глуши, блуждать как дичь, ожидая демона. Остаться на дне с командой разорванных в клочья моряков. Любой из исходов только разжигал огонь ярости. Собрав всю свою злость, легионер обхватил щит и ринулся следом. В бледных глазах искрилось желание жить. Уставшие мышцы разогревались с каждым рывком. Солдат нёсся вперёд. Это не был форсированный марш. В том беге не было ни капли красивого, только чистая мощь. Дюран мчал на пролом: падал, спотыкался, рубил перед собой ветки, и не будь на его голове шлема, он бы рвал их зубами.
Каким бы сильным ни было желание, оно остается всего лишь мысленной конструкцией, исполнение которой ограничено возможностями человеческого, пусть и тренированного тела. Серый плащ неумолимо отдалялся и вскоре скрылся из виду. Закованному в тяжёлую броню легионеру было не угнаться за идущим налегке рейнджером, но рано или поздно он настигнет свою цель.

+3

22

Голос Зелгадисса, раздавшийся как гром среди ясного неба, невольно напугал волшебницу, слишком увлекшуюся своими поисками. Лина оставила в покое мешок и развернулась к товарищу, который принял устойчивое положение так быстро, словно отдыхал как минимум несколько часов. На самом деле, причина наверняка крылась в гордости Грейвордса, привыкшего к одиночеству и самостоятельности и не любившего излишнего внимания к собственной персоне. Инверс уставилась на мужчину, со всеми имеющимися силами скрывая удивление, просящееся наружу с постепенно вытягивающимся лицом и пока спрятанным в глубине изумленным возгласом. Конечно, у девушки было достаточно времени, чтобы увидеть силы Зелгадисса в действии и убедиться в его мастерстве, но чтобы напарник владел заклинанием призыва такого уровня? Впрочем, теперь ей стало понятно, почему Зел и Амелия прибыли в компании магов - в одиночку справиться со столь мощным для обычного человека существом не было никакой возможности.
- А...Э...
Лине оставалось только протянуть руку вслед ушедшему Зелгадиссу, который опять предпочел действовать в одиночку. Его упрямство вызвало со стороны Бандитоубийцы раздраженный вздох - если вляпается в неприятности, она в этом не виновата! Девушка возобновила поиски орихалка, бросая взгляды на неподвижно лежащую Амелию, и, пусть никогда не считала себя верующей, искренне молила Цефеида о том, чтобы редкий металл по счастливой случайности оказался в ее сумке. На магов она не обращала внимания, полагая, что им есть чем заняться - пара человек все еще пыталась вылечить Амелию, другим же стоило внимательно осматриваться по сторонам на случай появления новых мазоку. На фразу магов Лина скривилась. Вот серьезно? Они думают, что Инверс к мазоку каждые выходные заглядывает? Но, тем не менее, несмотря на закипевший гнев, выплескивать его наружу волшебница не стала.
- До этого момента я никогда не была в мире монстров. Если вы помните, никто и не спросил моего согласия, когда похищал. Со мной мазоку сражались преимущественно в нашем мире. Так что у меня столько же опыта попадания в астрал, сколько и у вас.
Тем временем рука наткнулась на острый угол, и девушка отдернула руку. Потом все же выудила из недр почти бездонного мешка браслет с драгоценными камнями слишком уж большого размера для женской руки. Тщательный осмотр вызвал радостный возглас - найденный предмет оказался выполненным из орихалка! Возможно, радоваться было все же рановато - еще не было уверенности в том, что описанный в книгах способ сработает. К тому же, людей много, а браслет один.
Додумать мысль до конца волшебница не успела - напряженную тишину нарушил незнакомый голос, и на поляне появился Амалик. Вот уж кого Лина не надеялась сейчас встретить, хотя могла бы и предположить! Ответить что-либо на холодные слова девушка тоже не успела - служитель Марю-о сначала скрылся из виду, а потом без предупреждения бросился в атаку. Действовать пришлось быстро.
- Diem Win!
Заклинание врезалось в атакующую волну, сдерживая ее силу. Нескольких секунд должно было хватить, чтобы маги успели перегруппироваться. Думать о других Инверс все равно было некогда - враг выбрал ее в качестве следующей цели. Но в этот самый момент на поляну выскочил Зелгадисс, который с места в карьер запустил в мазоку первым заклинанием. Девушка отскочила в сторону, закрывая спиной магов, находящихся рядом с Амелией, и выхватила меч
- Astral Vine!
Лина не была еще уверена в том, что сможет пользоваться сильными заклинаниями, однако, всем своим видом показывала врагу, что без боя не сдастся.

+4

23

Значит, слухи о вас всё-таки врут, – добродушно усмехнулся волшебник в ответ на заявления Лины Инверс о том, что об особенностях мира мазоку она знает не больше остальных.
Сложившаяся ситуация была довольно удручающая – воспользоваться заклинанием призыва, чтобы выбраться из астрального мира, никто не мог, орихалка ни у кого с собой не оказалось, а иных способов сбежать из владений мазоку-лорда никто не мог придумать. И на что их спасательная операция рассчитывала, когда отправлялись сюда? На всех слишком сильно подействовали вдохновляющие речи королевской семьи Сейруна и упор на то, что нужно действовать быстро – ведь Лина была в опасности. Как добраться до вычисленного Зелгадиссом места на карте они придумали, а вот продумать путь возвращения никому не пришло в голову. Конечно, хотя все понимали, куда они направляются, никто не думал тогда, что им придётся столкнуться с таким количеством монстров сразу после прибытия, и что последствия этого столкновения будут такими, мягко говоря, не очень хорошими. Но было и хорошее – Лину они уже нашли, монстров победили, а владыка этих мест не объявлялся. Так что у них было ещё время, чтобы найти способ спастись и вернуться в Сейрун. Вопрос в том, было ли это время у Амелии – лучше ей не становилось.
От мрачных раздумий о судьбах как принцессы Сейруна, так и своих собственных, магов отвлёк радостный возглас рыжеволосой волшебницы.
Орихалк? – с надеждой спросил маг Лину, увидев браслет в её руке. Что ещё могло вызвать радость в текущих обстоятельствах? Явно не то, что нашлась давно утерянная побрякушка с драгоценностями, верно?

Получить подтверждение озвученному предположению волшебник не успел – поблизости появился очередной противник. Это был уже не какой-нибудь брасс-демон. Мазоку. И неизвестно, был ли он один, или за ним сейчас вновь сбежится толпа монстров, желающих добить незваных гостей.
Амалик выпустил энергетическую атаку из своей секиры. Лина успела контратаковать воздушным заклинанием, давая время волшебникам применить защитные чары. Поток тёмной энергии врезался в магические щиты, практически сминая их. Сила Амалика в разы превосходила силу предыдущих противников магов. Выдохшимся в прошлом сражении, ещё не полностью восстановившим свои силы волшебникам было не выстоять долго под напором полного сил мазоку. Если бы заклинание волшебницы не ослабило поток энергии, что был направлен в магов, атака бы достигла своих целей и вывела бы из строя сразу нескольких союзников Лины. А так они выстояли.
Часть магов сконцентрировалась на защите Амелии. Нельзя было допустить, ни чтобы мазоку добрался до неё, ни чтобы в неё угодило какое-нибудь шальное заклинание – в её текущем состоянии это могло уничтожить все шансы на её спасение.
Elmekia Lance! – нестройный хор голосов магов вторил заклинанию, выпущенному со стороны леса Зелгадиссом. Таким образом, в мазоку астальные заклинания сейчас были направлены с двух сторон.
Использовать более сильные астральные заклинания вроде  Elmekia Flame никто из магов сейчас не рискнул, даже если у кого-либо и были на это силы – ведь такие заклинания были опасны для человеческого астрального тела, а учитывая, как быстро может двигаться мазоку, и как кучно сейчас располагались люди, была немаленькая вероятность промахнуться…
Впрочем, то, что и волшебники, и Лина, и всё ещё не приходящая в сознание Амелия находились рядом, можно было использовать и в свою пользу. Правильная мысль пришла магу, что до этого утверждал, что его сил должно хватить на использование Ressurection:
О, Источник душ, сущий в вечности и бесконечности… – начал он чтение заклинания.
О, вечно голубое пламя… – сильное заклинание требовало и времени, и концентрации, и сил. Маг лишь надеялся, что всего этого ему хватит для сотворения чар, и что его коллеги-волшебники хотя бы прикроют, если мазоку вновь решит переключиться с Лины Инверс на сейрунских магов.
Соберись во мне и стань вспышкой… – хотел бы маг дать остальным понять, что нужно сделать, но начав чтение заклинания, останавливаться или прерываться без потери результата было уже нельзя.
Уничтожь тьму изначального хаоса... – оставалось лишь надеяться, что хоть кто-нибудь из находящихся рядом волшебников узнал слова заклинания или понял замысел и предупредил остальных, чтобы они не допустили ошибки. Безлюдная местность, возможное появление других монстров в любой момент, довольно близкое расположение людей друг к другу – всё это давало благоприятные условия для использования этого заклинания…
Gark Ruhard!
От земли ввысь устремился бело-золотистый поток энергии, кольцом охватывая область вокруг заклинателя. Ещё мгновение – и энергетический поток стеной распространился во все стороны от центра заклинания. Лишь область не более полутора метров от сотворившего заклинания мага осталась не затронута этим потоком энергии.

+4

24

Зелгадиссу не впервой было бросаться в самую гущу боя, причем, зачастую в полном одиночестве, без возможности чьей-либо поддержки, и поэтому помощь магов оказалась совсем не лишней, а также позволила Грейвордсу оценить ситуацию и принять необходимый план действий. Он предполагал, что показавший свои способности к мгновенному перемещению на астральный план Амалик решит снова избежать атаки. Именно поэтому Зелгадисс до последнего момента не вступал в бой, вызывая со стороны впечатление, что ему наплевать на происходящее. На самом же деле, химера ждал удачного момента, внимательно следил за ходом боя и копил силы.
Тень противника мелькнула в воздухе. Для Грейвордса это стало сигналом.Он рванулся с места и поднял руки. Зелгадисс ужасно рисковал - заклинание было очень мощным, и, в случае промаха, мужчина потеряет много сил и упустит драгоценное время. Но все же понадеялся на удачу.
- Astral Break!
Не дожидаясь результата попадания, мужчина бросился к Лине и остальным, успев в тот самый момент, когда маги решили применить Gark Ruhard. Опоздай он всего на мгновение - оказался бы в радиусе атаки, и потому химера очень надеялся на то, что Амалику повезет меньше, и, если его не достанет Astral Break, пусть это сделает Gark Ruhard.
Он заметил попытку одного из волшебников излечить Амелию. Одного его будет явно недостаточно, поэтому следовало обратить внимание остальных.
- Помогите ему, я прикрою вас! - химера нетерпеливо махнул рукой остальным, и встал впереди с обнаженным мечом, который вновь вспыхнул яркой красной энергией. Не было сомнений, что противник может пустить в ход свою секиру, которой придется противостоять. Хоть бы у магов получилось вылечить Амелию! Конечно, рассчитывать на то, что девушка очнется и тут же бросится в бой, не стоило, однако, лишней бы ее помощь явно не была. С ее помощью можно было бы попробовать усиленный Ra Tilt...
Зелгадисс не знал, придет ли его новый знакомый на помощь, и даже если да, то нет никакой гарантии, что он сможет противостоять мазоку такого уровня. С тем, что послабее, он справился неплохо.
А еще Грейвордс надеялся на помощь Лины, правда, прекрасно понимал, что сильные заклинания ей сейчас будут недоступны, и неизвестно, насколько восстановилась ее магия.

+3

25

Амалик довольно хмыкнул - упрямство человеческой расы его забавляло. Конечно, ему стоило быть более осторожным и не надеяться на свои способности, да и на стороне людей был численный перевес. Впрочем, если наблюдения Шару были верны, то долго магам все равно не продержаться - они еще не успели восстановить силы. Черная душа мазоку, зараженная жаждой яростного боя от души Владыки, требовала чего-то большего, чем уничтожить людскую компанию одним ударом. Как и любой другой представитель расы монстров, служителю Гаава хотелось выжать из жертв максимум страха и отчаяния прежде чем избавиться от них. Именно поэтому он не торопился обрушивать на магов всю имеющуюся у него силу, и даже позволил Лине отразить его атаку, а сопровождающим ее людям - перегруппироваться для продолжения боя. Своей способностью перемещения на астральный план Амалик выделялся среди шинканов Марю-о, и поэтому легко избежал направленных в него заклинаний, исчезнув из поля зрения людей.
Он не думал, что забытый им на время спутник Лины, выпустивший в начале боя Elmekia Lance, атакует Шару тогда, когда тот этого совершенно не ожидал. Мазоку осознал собственную неосмотрительность только тогда, когда мощный луч, пропоров ткань подпространства, смертоносным потоком понесся в его сторону. Полностью избежать разрушительной магии служитель Гаава не успел - заклинание острым ножом рассекло плечо и часть руки, зацепив по пути секиру, и, если бы мазоку растерялся и не попытался убраться с радиуса атаки, наверняка получил бы более серьезное ранение, которое в лучшем случае, латал бы полдня, в худшем - это было бы последнее, что он успел бы увидеть в своей жизни. Полученная рана разозлила Шару, который вновь появился перед волшебниками и с полыхающей в глазах яростью бросился на обидчика. Но опоздал - в те мгновения, которые монстр находился в подпространстве, остальные волшебники подготовили заклинание, не позволяющее Амалику подобраться ближе и от которого пришлось спасаться в том же самом астральном плане. К счастью, больше попыток уничтожить Шару в подпространстве никто не предпринял.
Признавать своего поражения мазоку не хотелось, однако, полученное повреждение серьезно сказалось на его боевых навыках - все тело пульсировало болью, секира медленно и верно теряла плотность, грозясь и вовсе распасться на частицы. Именно поэтому следовало как можно скорее заканчивать бой или искать иные способы атаки.
Амалик сжал руки в кулаки и снова выпустил в магов волну энергии, вкладывая в нее в два раза больше сил, чем в первый раз. Сам же полетел в сторону в сторону Зелгадисса, намереваясь свести с ним счеты одним-единственным ударом.

+3

26

На поле боя ступил легионер, но не ринулся вперёд. Он упёр щит в землю и  тут же навалился на него. Из дыхательных щелей бил пар. "Успел", - выдохнул пехотинец. Он поднял свой взор и увидел серый плащ с группой незнакомых людей. Они протягивали руки к небу и нестройным речитативом напевали одни и те же слова: "эльмэкия лансэ". Чем-то они походили на сбежавших узников "жёлтого дома".
Как бы то ни было, Дюран достиг своей цели. Наконец он видел живых людей. Перед ним была полноценная боевая группа, ведущая прицельный огонь по, кажется, самим небесам. Это было не столь важно, ведь он обрёл надежду на спасение. Даже если ему не улыбнётся фортуна, кто-то наверняка запомнит его имя. Латник собрался с силами и отправился навстречу своей судьбе.
Судьба-злодейка приготовила очередную пакость. Земля под ногами загудела. Дюран завертел головой и упустил момент, когда скиталец в плаще ловко ускользнул в защитный круг. Из-под ног магов гейзером забил столп света. Почва резко вздыбилась и горизонт стал багровым. Лицо обдало теплом. Стена огня лавиной неслась прямо на него. Челюсть отвисла и немой крик застыл на лице. Наяву предстал кошмар его последнего боя. Как и в тот раз, он чуть не бросил щит. Еще мгновение и земля ушла из-под ног. В ноздри ударил запах жаренного мяса. Крик ужаса и боли так и не вырвался с горла. Последним чувством был угасающий звон в ушах.

+2

27

Проверка события Сработает ли заклинание
Вероятность: 0.5
Успех: Да

0

28

Лине показалось, что в гуще развернувшегося события о ней попросту забыли. Маги согласнованно разделились на две группы, одна из которых продолжала заниматься лечением Амелии, а другая - засыпать внезапно объявившегося врага новыми заклинаниями. Как Зел отбился от общей кучи, Инверс даже не заметила - сжимая рукоять меча, она готовилась дать отпор служителю Гаава, которому она уже явно надоела и намелькалась. Однако, планы последнего явно шли крахом - подобраться ближе ему не давали астральные заклинания магов, а когда Амалик самоуверенно нырнул в подпространство, в дело вступил Зелгадисс. И, судя по потрепанному виду вновь материализовавшегося мазоку, Грейвордс попал, и весьма удачно. Будь побольше времени, девушка наверняка не постеснялась выразить химере свое восхищение - пусть и не специально, но Зел отвлек Амалика от Лины, которая еще не была до конца уверенной в том, что смогла бы дать монстру достойный отпор. Сильнее астральных заклинаний могли бы быть те, что взывали к силе мазоку-лордов, однако, Инверс опасалась пускать их в дело, поскольку не знала, к каким последствиям это может привести в итоге, и не станет ли их ситуация намного хуже.
Впрочем, хуже все же могло быть - у магов заканчивались силы, Бандитоубийца не до конца восстановила свою магию, а насколько хватит Зелгадисса, волшебница и вовсе не знала. Оставалось только надеяться на то, что вместе со своими противниками выдохнется и Амалик, чье астральное тело сейчас пересекала грубая рана с мерцающей темной субстанцией.
Собравшаяся вмешаться в сражение Лина поблагодарила Цефеида за то, что она этого сделать не успела - никто не предполагал, что маги надумают использовать одно из самых мощных и масштабных заклинаний, способных доставить немало проблем и людям, и монстрам. Девушка успела заменить мелькнувший в воздухе плащ Зелгадисса, переместившегося поближе к магам. А потом сердце резко упало в пятки - впереди, где кругами уже расходились волны магии, появилась новая фигура, которую в ослепительном свете Инверс четко не рассмотрела. Но одно было ясно - досталось незнакомцу по полной, и от представленной картины Бандитоубийцу невольно затошнило. У нее не было возможности ни предупредить неожиданного визитера, ни броситься ему на помощь, ни тем более, остановить заклинание. Язык просто присох к нёбу, а все тело забила мелкая дрожь.
Однако, думать об упавшем незнакомце девушке резко стало некогда - стоило заклинанию рассеяться, как скрывшийся в астрале мазоку вновь перешел в наступление, выбрав теперь в качестве своей цели посмевшего ранить его Зелгадисса.
Пришла очередь Лины спасать товарища. Чем она, собственно, и решила заняться.
Пользуясь тем, что Амалик на нее не смотрит, девушка активизировала усилители и понадеялась на удачу и на то, что труды Лея Магнуса и собственная магия не пропадут даром.
- О, Источник душ, сущий в вечности и бесконечности!
Соберись в моей руке и стань вспышкой,
Уничтожь тьму изначального хаоса...

В руках забилось знакомое магическое тепло. Ура!
- Felzareid!
Лина хотела предупредить Зелгадисса, чтобы не попался на пути заклинания, однако, побоялась, что этим самым спугнет Амалика.

+2

29

Маги с надеждой смотрели на бело-золотой свет заклинания, что сотворил один из них. Это заклинание было практически последним, что они ещё могли сделать против мазоку – на большее у них попросту уже не было сил, а меньшее не причиняло мазоку вреда, поскольку его способностей было достаточно, чтобы не быть побеждённым какими-то базовыми заклинаниями.
И последние силы, кажется, были потрачены не зря – задуманное воплотилось в жизнь успешно: и Лина, и Зелгадисс, и все остальные волшебники не оказались в области поражения заклинания. А мазоку не успел добраться до них до завершения заклинания.
Мазоку ранее исчез, чтобы избежать прошлой волны заклинания, а теперь появился лишь на краткий миг, чтобы затем вновь скрыться в астрале из-за заклинания волшебников. Успел ли он защититься от него? Пока нельзя было сказать наверняка.

А вот кем был тот неизвестный в доспехах, что оставался в стороне и потому попал под действие Gark Ruhard, никто не знал. Но в этом лесу, где властвовали монстры, у людей не могло быть союзников, а потому о судьбе этого неизвестного те немногие, кто его заметил, и не задумывались.

Слова Зелгадисса о помощи в исцелении Амелии были услышаны. Но… все уже понимали, что дальнейшие попытки её исцелить могут сделать только хуже. Жизненные силы Амелии были уже на исходе, чтобы активизировать их с помощью Recovery. И жизненной силы волшебников уже было недостаточно, чтобы можно было думать о применении Ressurection. К тому же, подобное заклинание точно следовало использовать в более спокойной обстановке, а не посреди поля боя.
Нужно выбраться отсюда… это единственный шанс принцессы, – озвучил один из магов то, о чём думали многие. – Без полноценного лечения сейрунских лекарей она… – закончить эту мысль у него не хватило духа.
Sleeping – другой волшебник применил заклинание сна на Амелии. Пусть она и так была без сознания уже долгое время, лишь изредка ненадолго приходя в себя, но, возможно, магический сон мог хоть немного улучшить её состояние и дать её организму возможность восстановить энергию, чтобы затем можно было вновь попробовать заклинание исцеления.

Увы, Gark Ruhard не уничтожил мазоку. И даже не заставил его отступить. На ещё один затяжной бой сил ни у кого из магов уже не осталось. Но заметив, что вновь появившийся на физическом плане противник был ранен, маги воспрянули духом – благодаря ли успешной прошлой атаке Зелгадисса или благодаря ли Gark Ruhard, у них появилась надежда.
Амалика данный факт явно не радовал. Прежде, чем устремиться к Зелгадиссу, чтобы сразиться один на один, мазоку атаковал группу волшебников.
Концентрируя все оставшиеся силы, маги совместно сотворили барьер, чтобы защититься от выпущенной в них волны энергии. Сила, вложенная монстром в эту атаку, была столь велика, что при столкновении с магическим барьером, тот пошёл рябью. Несмотря на все прилагаемые усилия, против новых атак магам уже, скорее всего, не выстоять…


Примечание: маги Сейруна в следующий круг концентрируются только на защите, но она слаба. В следующие два хода ГМа на каждую из атак, направленных на магов или Амелию будет выполняться «проверка события». На первую атаку будет выставлена вероятностью успеха атаки 0.6. На последующие – каждый раз на 0.1 больше, т.е. на вторую атаку вероятность успеха будет 0,7, на третью – 0,8 и т.д. Каждая попытка других игроков защитить группу волшебников или заблокировать атаки против магов снижает вероятность успеха атаки против них на 0.1. От количества успешных атак зависит серьёзность последствий для группы магов и Амелии.

+4

30

Ситуация с каждым мгновением ухудшалась. Хотя тому, что к девушке худо-бедно вернулась магия и что собственная магия достигла противника, химера не мог не порадоваться. А вот маги, кажется, окончательно выдохлись, и это неудивительно, учитывая, в какое количество заклинаний им пришлось вложить все имеющиеся магические силы. Хотя хуже всех сейчас приходилось Амелии - Зелгадиссу было невыносимо думать о том, что ей никто не в силах помочь, и насколько хватит выносливости принцессы, чтобы дождаться профессионального лечения. Слова одного из магов разбудили в душе неприятный резонанс и заставил крепче сжать рукоять верного меча - нужно скорее заканчивать бой и убираться отсюда. Сделать все, чтобы заставить Амалика отступить. И, если это потребуется, Зелгадисс снова вызовет брасс-демона.
В пылу развернувшегося сражения химера совершенно забыл о своем недавнем попутчике, до этого даже не думая о том, что Дюран и в самом деле последует за ним и решит помочь. И только сейчас, следя за стремительно летящим на него мазоку, боковым зрением заметил распластавшуюся на земле, или тому, что ее заменяло в мире Гаава, неподвижную фигуру. Однако, броситься на помощь у него не было возможности, пока на него мчался Амалик.
И пусть Грейвордсу все же удалось доставить мазоку ужасное неудобство, полученная рана служителя Гаава, кажется, только разозлила и добавила еще один повод избавиться от Зелгадисса как можно скорее.
В тот момент, когда Грейвордс собрался встретить противника заряженным лезвием, в дело вступила Лина с одним из самых мощных астральных заклинаний. Реакция у химеры всегда была отменная - он подался влево, освобождая дорогу летящему в мазоку бело-голубому лучу, а потом резко прыгнул назад, в последний момент вспомнив о том, что теперь на нём с Линой лежит защита магов, и оставлять их на растерзание Амалика будет самым худшим вариантом. А значит, нужно выиграть им немного времени и, насколько это возможно, отвлечь монстра на себя. Ведь и их с Линой силы не вечны, и, если они истощатся, то людей уже ничто не спасёт. А вот мазоку, даже раненому, хватит сил нанести пару ударов.
Лина, бесспорно, позволила ему выдохнуть, однако, лучше на переднюю позицию выйти ему. В такой безвыходной ситуации Инверс стоит защищать магов, а Зелгадиссу нападать. В его ужасном теле все же были преимущества - у химеры был шанс продержаться дольше остальных и выдержать некоторые повреждения.
- Лина! Защищай магов!
И со всей имеющейся скоростью бросился навстречу Амалику, размахиваясь для первого удара. Теперь, когда противник получил повреждение, можно попробовать попасть по ране. И на случай неудачной попытки у химеры был запасной вариант.
Расстояние между ним и противником сокращалось. Рука с мечом совершила колющий удар, а вторая уже формировала заклинание. Читать приходилось быстро, не слыша собственных слов. И наконец, из ладони вырвался заряд.
- Dig Volt!
Конечно, для мазоку заклинание, способное убить человека, вреда не принесёт, а вот при попадании в рану доставит немало проблем.

Отредактировано Зелгадисс Грейвордс (01-08-2021 23:59:46)

+3



Создать форум. Создать магазин